Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Полдень, XXII век (Возвращение) > страница 53

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65,


    Жене не было видно, куда надо смотреть, и он не знал, кто должны быть "они" и чего от них можно было ждать. Он поднял киноаппарат, попятился еще немного, тесня к платформе девушек и вдруг он увидел. Сначала он подумал, что ему показалось. Что это просто плывут пятна в утомленных глазах. Черная под звездами саванна шевелилась. Неясные серые тени возникли на ней, молчаливые и зловещие, зашелестела трава, что-то скрипнуло, послышался дробный перестук, звяканье, потрескивание. И в одно мгновение тишина наполнилась густыми невнятными шорохами.
    — Свет! — рявкнул Рудак. — Идут зольдатики.
    С акации откликнулись радостным воем. Посыпались сухие листья и сучья. В тот же миг над поляной вспыхнул ослепительный свет.
    Через саванну шла армия Великого КРИ. Она шла сдаваться. Такого парада механического уродства Женя не видел еще никогда в жизни. Очевидно, слуги Великого КРИ тоже видели такое впервые. Гомерический хохот потряс акацию. Конструкторы, испытанные бойцы за механическое совершенство, неистовствовали. Они гроздьями валились с ветвей и катались по поляне.
    — Нет, ты посмотри! Ты только посмотри!
    — Семнадцатый век! Кулиса Ватта!
    — Где Робинзон? Робинзон, это ты считал, что КРИ умнее тебя?
    — Ура Робинзону! Качать Робинзона!
    — Ребята, да подоприте же кто-нибудь эти колеса! Они не доедут до нас!
    — Мальчики! Мальчики! Посмотрите! Паровая машина!
    — Тележка Кювье!
    — Автора! Автора!
    Ужасные страшилища двигались на поляну. Кособокие трехколесные велосипеды на паровом ходу. Гремящие жестью тарелкоподобные аппараты, от которых летели искры и смердило горелым. Знакомые уже септоподы, неистово лягающиеся знаменитой задней ногой. Паукообразные механизмы на длиннейших проволочных ногах, которыми они то и дело спутывались. Позади, уныло вихляясь, приближались шесты на колесиках с поникшими зеркалами на концах. Все это тащилось, хромало, толкалось, стучало, ломалось на ходу и исходило паром и искрами. Женя самозабвенно водил киноаппаратом.
    — Я больше не слуга! — орал кто-то с акации.
    — И я тоже!
    — А что задних ног-то!
    Передние ряды механических чудовищ, достигнув поляны, остановились. Задние карабкались на них и тоже замирали в куче, перепутавшись, растопырив уродливые сочленения. Поверх упали с деревянным стуком, ломаясь пополам, шесты на колесиках. Одно колесо, звеня пружинками, докатилось до платформы, покрутилось и улеглось у Жениных ног. Тогда Женя оглянулся на Рудака. Рудак стоял на платформе, уперев руки в бока. Борода его шевелилась.
    — Ну вот, ребята, — сказал он, — отдаю это вам на поток и разграбление. Теперь мы, наверное, узнаем, как и почему они тикают.
    Победители набросились на павшую армию.
    — Неужели Великий КРИ построил все это, чтобы изучать поведение Буриданова барана? — с ужасом спросил Женя.
    — Отчего нет? — сказал Рудак. — Очень даже может быть. Даже наверное. — Он подмигнул с необыкновенной хитростью: — Вообще-то, конечно, ясно, что здесь что-то не в порядке.
    Мимо два здоровенных конструктора проволокли за заднюю ногу небольшого металлического жука. Как раз напротив платформы нога оторвалась, и конструкторы повалились в траву.
    — Уродцы, — пробурчал Рудак.
    — Я же говорил, что она слабо держится, — сказал Женя.
    Резкий старческий голос врезался в веселый шум:
    — Что здесь происходит?
    Мгновенно наступила тишина.
    — Ай-яй-яй, — шепотом сказал Рудак и слез с платформы. Жене показалось, что Рудак как-то сразу усох.
    К платформе, прихрамывая, приближался старый седой негр в белом халате. Женя узнал его — это был профессор Ломба.
    — Где здесь мой Поль? — зловеще ласковым голосом спрашивал он. — Дети, кто мне скажет, где мой заместитель?
    Рудак молчал. Ломба шел прямо на него. Рудак попятился, наткнулся спиной на платформу и остановился.
    — Так что же здесь происходит, Поль, сыночек? — спросил Ломба, подходя вплотную.
    Рудак печально ответил:
    — Мы перехватили управление у КРИ… и согнали всех уродцев в одну кучу…
    — Ах, уродцев? — вкрадчиво сказал Ломба. — Важная проблема! Откуда берется седьмая нога? Важная проблема, дети мои! Очень важная проблема!
    Неожиданно он схватил Рудака за бороду и потащил его на середину поляны сквозь расступившуюся толпу.
    — Посмотрите на него, дети! — вскричал он торжествующе. — Мы изумляемся! Мы ломаем голову! Мы впадаем в отчаяние! Мы воображаем, что КРИ перехитрил нас!
    С каждым "мы" он дергал Рудака за бороду, словно звонил в колокол. Голова Рудака покорно раскачивалась.
    — А что случилось, учитель? — робко спросила какая-то девушка. По ее лицу было видно, что ей очень жалко Рудака.
    — Что случилось, деточка? — Ломба наконец отпустил Рудака. — Старый Ломба едет в Центр. Отрывает от работы лучших специалистов. И что он узнает? О стыд! Что он узнает, ты, рыжий паршивец? — Он снова схватил Рудака за бороду, и Женя торопливо застрекотал аппаратом. — Над старым Ломбой смеются! Старый Ломба стал посмешищем всех кибернетистов! О старом Ломбе уже рассказывают анекдоты! — Он отпустил бороду и постучал костлявым кулаком в широченную грудь Рудака. — Ну-ка ты, осадная башня! Сколько ног у обыкновенного австралийского мериноса? Или, может быть, ты забыл?
    Женя вдруг заметил, что несколько молодых людей при этих словах принялись пятиться с явным намерением затереться в толпу.
    — Программистов не выпускать, — не поворачивая головы, приказал Ломба.
    В толпе зашумели, и молодые люди были выпихнуты на середину круга.
    — Что делают эти интеллектуальные пираты? — вопросил Ломба, круто поворачиваясь к ним. — Они показывают в программе семь ног у барана…
    Толпа зашумела.
    — Они лишают барана мозжечка…
    В толпе начался хохот, как показалось Жене — одобрительный.
    — Бедный, славный, добросовестный КРИ! — Ломба воздел руки к небесам. — Он громоздит нелепость на нелепость! Мог ли он предположить, что его рыжебородый хулиганствующий хозяин даст ему задачу о пятиугольном треугольнике?
    Рудак уныло пробубнил:
    — Больше не буду. Честное слово, не буду.
    Толпа с хохотом лупила программистов в гулкие спины.


    Женя ночевал у Рудака. Рудак постелил ему в кабинете, тщательно расчесал бороду и ушел обратно к акациям. В раскрытое окно заглядывала громадная оранжевая луна, расчерченная серыми квадратами Д-космодромов. Женя смотрел на нее и весело хихикал, с наслаждением перебирая в памяти события дня. Он очень любил такие дни, которые не пропадали даром, потому что удавалось познакомиться с новыми хорошими, веселыми или просто славными людьми. С такими, как вдумчивый Парнкала, или великолепный Рудак, или Ломба-громовержец…
    "Об этом я обязательно напишу, — подумал он. — Обязательно. Как веселые, умные молодые ребята на свой страх и риск вложили заведомо бессмысленную программу в необычайно сложную и умелую машину, чтобы посмотреть, как эта машина будет себя вести. И как она себя вела, тщетно тужась создать непротиворечивую модель барана с семью ногами и без мозжечка. И как шла через черную теплую саванну армия этих уродливых моделей, шла сдаваться рыжебородому интеллектуальному пирату. И как интеллектуального пирата таскали за бороду — наверное, не в первый и не в последний раз… Потому что его очень интересуют задачи о пятиугольных треугольниках и о квадратных шарах… которые ранят достоинство честной добросовестной машины… Это может получиться хорошо — рассказ об интеллектуальном хулиганстве…
    Женя заснул и проснулся на рассвете. В столовой тихонько гремели посудой и рассуждали вполголоса:
    — …Теперь все пойдет как по маслу. Папаша Ломба успокоился и заинтересовался.
    — Еще бы, такой материалище по теории машинных ошибок!
    — Ребята, а КРИ оказался все же довольно примитивен. Я ожидал от него большей выдумки.
    Кто-то вдруг захохотал и сказал:
    — Семиногий баран без малейших признаком органов равновесия! Бедный КРИ!
    — Тише, корреспондента разбудишь!
    После длинной паузы, когда Женя уже начал дремать, кто-то вдруг сказал с сожалением:
    — А жалко, что все уже позади. Как было интересно! О семиногий баран! До чего грустно, что больше нет твоей загадки!


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь