Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

[06-10-2017] На что нужно обратить внимание в игровом...

Контекст:
Где купить подъемники для автосервиса www.podyemniki-peak.com.
 

Братья Стругацкие

Повести > Полдень, XXII век (Возвращение) > страница 50

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65,


    — Септопод… Семиножка!
    — Вот ведь закопался, паршивец!..
    — Еще немного — и ушел бы…
    — Да, задал он нам жару…
    — А где задняя нога?
    Все взоры обратились на Женю. Женя смело сказал:
    — Вот задняя нога. Она оторвалась. Я никак не ожидал, что она так легко оторвется.
    Его обступили, с любопытством разглядывая. Громадный полуголый детина с копной растрепанных светлых волос на голове и с бородкой соломенного цвета протянул могучую исцарапанную руку:
    — Дайте-ка сюда.
    В другой руке детина держал обрывок блестящего провода. Женя с радостью отдал ногу.
    — Я Евгений Славин, — сказал он. — Корреспондент Европейского информационного центра. Я прилетел сюда, потому что мне сказали, что здесь интересно.
    Детина несколько раз с задумчивым видом согнул и разогнул черный коленчатый рычаг. Нога в суставе попискивала.
    — Я заместитель директора КРИ Павел Рудак, — сказал детина. — А это, — он ткнул рычагом в сторону остальных, — это прочие слуги Великого КРИ. С ними вы познакомитесь после, когда они отнесут септопода в лабораторию.
    — А стоит ли? — спросил маленький курчавый австралиец. — У нас уже есть два таких же. Пусть валяется здесь…
    — Таких же, да не таких, Таппи, — сказал Рудак. — У этого задняя нога имеет всего один сустав.
    — Правда? — Таппи выхватил у Рудака заднюю ногу и тоже несколько раз согнул и разогнул ее. — Да, действительно. Жаль, что она обломана.
    — Я не знал, — сказал Женя.
    Но его уже никто не слушал. Все обступили Таппи, затем гурьбой направились к черному бугру в траве и наклонились над ним. Рудак и Женя остались одни.
    — Что это за семиног? — спросил Женя.
    — Один из уродцев Великого КРИ, — ответил Рудак.
    — А, — разочарованно сказал Женя. — Значит, это все-таки ваши уродцы?
    — Не так это просто, товарищ Славин, не так просто. Я ведь не сказал, что это наши уродцы, я сказал, что это уродцы Великого КРИ… — Он наклонился, пошарил в траве и поднял несколько камешков. — И мы на них охотимся. Последнюю декаду мы только и делаем, что охотимся. Вообще, должен сказать, вы приехали вовремя, товарищ корреспондент…
    Он стал очень метко кидать камешки в несчастного септопода, которого тащили в поселок. Камешки звонко щелкали о твердый панцирь.
    — Пауль Рудак! — заорал кто-то из тащивших. — Наша кладь тяжела! Где твои сильные руки?
    — О нерадивые! — воскликнул Рудак. — Мои сильные руки понесут заднюю ногу! Таппи, куда ты ее дел?
    — В траве! Ищи в траве, Пауль!
    — Давайте я понесу заднюю ногу, — сказал Женя. — Я ее оторвал, я ее и понесу.
    — Валяйте, — весело разрешил Рудак. — А я помогу ребятам.
    Он в два прыжка догнал "нерадивых", растолкал их, подлез под септопода, ухнул и взвалил его на спину.
    — Догоняйте! — сдавленно прогремел он и галопом побежал к поселку.
    "Нерадивые" с гиканьем кинулись его догонять. Женя подхватил заднюю ногу, повесил ее на шею, как коромысло, и затрусил вслед. Нога была колючая и довольно тяжелая.

    — Держу пари на заднюю ногу, — провозгласил Павел Рудак, появляясь в дверях лаборатории. — Готов держать пари даже на собственную заднюю ногу, что корреспондент изнывает от жажды!
    Женя сидел под стеной лаборатории, тихо вздыхал и обмахивался чьей-то соломенной шляпой. Шея у него горела.
    — Выиграли, — простонал он.
    — А где нерадивые слуги? Как смели они бросить такого почтенного гостя? Позор на весь Европейский информационный центр!
    — Ваши нерадивые поклоняются задней ноге в здании напротив, — ответил Женя, поднимаясь. — Они попросили меня подождать здесь, они сказали, что вы вернетесь через минутку. Это было как раз полчаса назад.
    — Безобразие! — сказал Рудак с некоторым смущением. — Пойдемте, товарищ Славин, я постараюсь загладить их вину. Я утолю вашу жажду и распахну перед вами люки рефрижераторов.
    — Скорее!
    Рудак взял его за локоть и повлек наискосок через улицу к аккуратному белому коттеджу. В коттедже было чисто и прохладно. Рудак усадил Женю за стол, поставил перед ним стакан, графин и миску со льдом, сам принялся хозяйничать.
    — Линии Доставки здесь нет, — гремел он. — Готовим сами. На киберкухнях.
    — УКМ-207! — спросил Женя.
    — Нет, у меня американская система.
    Женя есть не стал. Он только пил и смотрел, как ест Рудак. Рудак опустошал тарелки и горшочки и увещевал:
    — Не надо смотреть на меня такими глазами. Это у меня вчерашний ужин, сегодняшний завтрак и сегодняшний обед.
    Женя украдкой пересчитал горшочки и подумал: "И сегодняшний ужин".
    — Вам повезло, корреспондент, — продолжал Рудак. — У нас сейчас действительно очень интересно. Самое интересное будет сегодня вечером, когда вернется профессор Ломба, директор КРИ.
    — А я видел профессора Ломбу, — сказал Женя.
    Рудак перестал есть и быстро спросил:
    — Когда?
    — Сегодня рано утром, в Гибсоне. Он консультировал одного моего знакомого. Только я не знал, что он директор КРИ.
    Рудак опустил глаза и снова принялся за еду.
    — И как он вам показался? — осведомился он немного погодя. — Веселый старикан, не правда ли?
    — Да как вам сказать… — сказал Славин. — Скорее какой-то угрюмый…
    — Н-да-а, — протянул Рудак и оттолкнул тарелку. — Сегодня вечером будет оч-чень интересно. — Он вздохнул. — Ну что ж, товарищ Славин, разрешаю задавать вопросы.
    Женя торопливо зарядил диктофон.
    — Прежде всего, — сказал он, — что такое Великий КРИ?
    — Минуточку. — Рудак откинулся на спинку кресла и заложил руки за голову. — Сначала спрошу все-таки я. Какое у вас образование?
    — Окончил медицинский институт, институт журналистики и спецкурсы врача-межпланетника.
    — И все это полтора века назад, — уточнил Рудак. — И больше ничего?
    — Изъездил всю Планету, корреспондент, старая гиена пера… Область научных интересов — сравнительное языкознание.
    — Так, — сказал Рудак. — И вы ничего не слыхали о семи принципах Сунь Си-Тао?
    — Ничего.
    — И об алгебре информационных полей, конечно?
    — Нет.
    — И о фундаментальной теории диссипации информации?
    Женя безмолвствовал. Рудак подумал и сказал:
    — Хорошо. Совету все ясно. Постараемся сделать все, что можем. Только слушайте очень внимательно и, если я занесусь, хватайте меня за заднюю ногу.
    Вот что понял Женя. Коллектор Рассеянной информации предназначался главным образом для собирания рассеянной информации, что, впрочем, явствовало из названия. Под рассеянной информацией понимались рассеянные в пространстве и времени следы любых событий и явлений. Первый принцип Сунь Си-тяо (единственный, который оказался доступен Жене) гласил, что ничто в природе и тем более в обществе не проходит бесследно, все оставляет следы. Подавляющее большинство этих следов находится в виде чрезвычайно рассеянной информации. В конечном счете они представляют собой энергию в той или иной форме, и проблема сбора очень осложняется тем, что за миллионы лет первичный формы претерпевают многократные изменения.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь