Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[26-04-2017] Самые крутые игровые автоматы на деньги в...

[22-04-2017] Три счастливые семерки – онлайн клуб Вулкан

[21-04-2017] Зачем нужна регистрация на официальном сайте...

[21-04-2017] Лучшие слоты Gmslots deluxe с бесплатной...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Полдень, XXII век (Возвращение) > страница 19

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65,


    — Ну ладно. Понесли твои игрушки.
    Ящик был легкий, и они втащили его в дом без труда. И только тут Женя сообразил, что в коттедже нет кухни. "Что же теперь делать?" — подумал он.
    — Ну, что будем делать? — спросила Шейла.
    Нечеловеческим усилие мысли Женя мгновенно нашел нужное решение.
    — В ванную, — сказал он небрежно. — Куда же еще?
    Они поставили ящик в ванную, и Женя побежал за пакетом. Когда он вернулся, Шейла делала зарядку. "Шекснинска стерлядь золотая…" — фальшиво пропел Женя и оторвал у ящика боковину. Машина УКМ-207 "Красноярск" выглядела очень внушительно. Гораздо более внушительно, чем ожидал Женя.
    — Ну как? — спросила Шейла.
    — Сейчас разберемся, — сказал Женя бодро. — Сейчас я буду тебя кормить.
    — Я тебе советую вызвать инструктора.
    — Ни в коем случае. Беру эту машину на себя. Ибо сказано: "Проста в обращении".
    Машина горделиво поблескивала гладкой пластмассой кожуха среди вороха мятой бумаги.
    — Все очень просто, — заявил Женя. — Вот четыре кнопки. Всякому ясно, что они соответствуют первому блюду, второму, третьему…
    — …четвертому, — подсказала Шейла вполголоса.
    — Да, четвертому, — подхватил Женя. — Чай, например. Или какао.
    Он опустился на корточки и снял крышку с надписью: "Система управления".
    — Кишок-то, кишок! — пробормотал он. — Не дай бог — испортится. — Он встал. — Теперь ясно, для чего четвертая кнопка: для нарезки хлеба.
    — Интересное рассуждение, — сказала Шейла задумчиво. — А тебе не кажется, что эти четыре кнопки могут соответствовать четырем стихиям Фалеса Милетского? Вода, огонь, воздух, земля.
    Женя неохотно улыбнулся.
    — Или четырем арифметическим действиям, — добавила Шейла.
    — Ладно, — сказал Женя и принялся распаковывать пакет. — Разговоры разговорами, а я хочу гуляш. Ты еще не знаешь, Шейла, как я готовлю гуляш. Вот мясо, вот картофель… Так… Петрушка… Лучок… Хочу гуляш! С последующей кибернетической мойкой посуды! И чтобы жир с тарелок превратился в воздух и солнечный свет!
    Шейла сходила в гостиную и принесла стул. Женя, держа в одной руке кусок мяса, а в другой — четыре большие картофелины, в нерешительности стоял перед машиной. Шейла поставила стул возле умывальника и удобно уселась. Женя произнес, ни к кому не обращаясь:
    — Если бы кто-нибудь сказал мне, куда кладутся продукты, я был бы очень благодарен.
    Шейла заметила:
    — Два года назад я видела киберкухню. Правда, она совсем не была похожа на эту, но, помнится, было у нее справа этакое окно для закладки продуктов.
    — Я так и думал! — радостно вскричал Женя. — Здесь два окна. Справа, значит, для продуктов, а слева — для готового обеда.
    — Знаешь, Женечка, — сказала Шейла, — пойдем лучше в кафе.
    Женя не ответил. Он вложил мясо и картофель в окно справа и со шнуром в руке отправился к штепселю.
    — Включай, — сказал он издали.
    — Как? — осведомилась Шейла.
    — Нажми кнопку.
    — Какую?
    — Вторую, Шейлочка. Я делаю гуляш.
    — Лучше бы нам пойти в кафе, — протянула Шейла, неохотно поднимаясь.
    Машина ответила на нажатие кнопки глухим рокотом. На переднем щитке ее зажглась белая лампочка, и Шейла, заглянув в окно справа, увидела, что там ничего нет.
    — Кажется, мясо приняла, — проговорила она с изумлением. Она не рассчитывала на это.
    — Ну вот видишь! — произнес Женя с гордостью.
    Он стоял и любовался своей машиной и слушал как она щелкает и жужжит. Потом белая лампочка погасла и зажглась красная. Машина перестала жужжать.
    — Все, Шейлочка, — сказал Женя подмигивая.
    Он нагнулся и вытащил из пакета тарелки. Тарелки были легкие, блестящие. Он взял две штуки, поставил их в окно слева, затем отступил на шаг и скрестил руки на груди. Минуту они молчали. Наконец Шейла, озадаченно переводившая глаза с Жени на машину и обратно, спросила:
    — А чего ты, собственно, ждешь?
    В глазах у Жени появился испуг. Он вдруг сообразил, что, если гуляш уже готов, то он должен был оказаться в окне слева независимо от того, были в нем тарелки или нет. Он сунул голову в окно слева и увидел, что тарелки пусты.
    — Где гуляш? — спросил он растерянно.
    Шейла не знала, где гуляш.
    — Тут какие-то ручки, — сказала она.
    В верхней части машины были какие-то ручки. Шейла взялась за них обеими руками и потянула на себя. Из машины выдвинулся белый ящик, и странный запах распространился по комнате.
    — Что там? — спросил Женя.
    — Посмотри сам, — ответила Шейла. Она стояла, держа в руках ящик, и, скривившись, рассматривала его содержимое. — Твоя УКМ превратила мясо в воздух и солнечный свет. Может быть, здесь лежала инструкция?
    Женя посмотрел и ойкнул. В ящике лежала пачка каких-то тонких листов, красных, испещренных белыми пятнами. От листов поднимался смрад.
    — Что это? — растерянно спросил Женя и взял верхний лист двумя руками, и лист сломался у него в руках, и куски упали на пол, дребезжа, как консервная жестянка.
    — Прелестный гуляш, — сказала Шейла. — Гремящий гуляш. Пятая стихия. Интересно, каков он на вкус.
    Женя, сильно покраснев, сунул кусок "гуляша" в рот.
    — Смельчак! — с завистью произнесла Шейла. — Ну?
    Женя молча полез в пакет с продуктами. Шейла поискала глазами, куда бы все это девать, и вывалила содержимое ящика в кучу упаковочной бумаги. Запах усилился. Женя вытащил буханку хлеба.
    — Какую кнопку ты нажала? — грозно спросил он.
    — Вторую сверху, — робко ответила Шейла, и ей сразу стало казаться, что она нажала вторую снизу.
    — Я уверен, что ты нажала четвертую кнопку, — объявил Женя. Он решительно сунул буханку в окно справа. — А это хлебная кнопка!
    Шейла хотела было спросить, как можно объяснить странные метаморфозы, происшедшие с мясом и картошкой, но Женя, оттеснив ее от машины, нажал четвертую кнопку. Раздался какой-то лязг, и стали слышны частые негромкие удары.
    — Видишь, — сказал Женя, облегченно вздохнув, — режет хлеб. Хотел бы я знать, что там сейчас делается внутри.
    Он представил, что там сейчас, может быть, делается внутри, и содрогнулся.
    — Почему-то не загорается лампочка, — сообщил он.
    Машина стучала и фыркала, и это длилось довольно долго, и Женя начал уже искать глазами, на что бы нажать, чтобы она остановилась. Но машина издала приятный для слуха звон и принялась мигать красной лампочкой, не переставая жужжать и стучать. Женя посмотрел на часы и сказал:
    — Я всегда думал, что приготовить гуляш легче, чем нарезать хлеб.
    — Пойдем лучше в кафе, Женя, — боязливо сказала Шейла.
    Женя промолчал. Через три минуты он обошел машину и заглянул внутрь. Он не увидел там ровным счетом ничего, что могло бы послужить пищей для размышлений. Ничего такого, что могло бы послужить просто пищей, он тоже не увидел. Выпрямившись, он встретился глазами с женой. В ответ на ее вопрошающий взгляд он покачал головой.
    — Там все в порядке.
    Он ничем не рисковал, делая это заявление. Оставались еще две неисследованные кнопки, а также масса всевозможных перестановок и сочетаний из четырех.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь