Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[26-06-2017] Что из себя представляют игровые автоматы...

[22-06-2017] Представляем гемблинг премиум класса «Вулкан...

Контекст:
Мрт головного мозга высокого разрешения магнитно резонансная томография мрт lechy.ru.
 

Братья Стругацкие

Повести > Полдень, XXII век (Возвращение) > страница 40

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65,


    Как-то раз случился сильный тайфун, и волны разбили пластмассовую балюстраду, огораживающую оранжерейную площадку базы. На следующий день по вызову базы с комбината прибыла вся молодежь и принялась за починку. Старшие тоже приняли участие. Самые ловкие и сильные ребята опускались в люльках со скалы и крепили легкие пластмассовые плиты к камню вдоль обрыва, предварительно размягчив камень ультразвуком. Бури уже не было, но серые ледяные волны накатывались на берег из серого тумана и с ужасным громом лупили в скалы-стены, обдавая висящих в люльках потоками брызг. Работали весело, с большим шумом.
    Кондратьев взялся крепить размякший, как тесто, камень вокруг оснований балюстрадных плит. Надо было густо намазывать это каменное тесто, как цемент, заглаживать специальной лопаточкой и затем обрабатывать место крепления ультразвуком второй раз. Тогда пластмасса и камень схватывались намертво и плита балюстрады становилась как бы частью скалы. В разгар работы Кондратьев обнаружил, что ему не приходится шарить рукой в поисках инструментов. Инструменты сами попадали в его протянутую руку, и именно те, которые были нужны. Кондратьев обернулся и увидел, что рядом с ним сидит на корточках лаборантка базы Ирина Егорова. Она была закутана в меховой комбинезон с капюшоном и казалась непривычно неуклюжей.
    — Спасибо, — сказал Кондратьев.
    — Сколько угодно, — сказала Ирина и засмеялась.
    Несколько минут они работали молча, прислушиваясь к сварливому спору о природе ядов в молоках кистепера, доносившемуся от соседней плиты сквозь рев волн и ветра.
    — Вы все один да один, — сказала Ирина.
    — Привычка, — ответил Кондратьев. — А что?
    Ирина глядела на него странными глазами. Она была очень славная девушка, только очень уж суровая. Поклонники от нее стоном стонали, и Сергей Иванович тоже ее побаивался. Язык у нее был совершенно без костей, а чувство такта явно недоразвито. Она была способна ляпнуть все, что угодно, в самый неподходящий момент и неоднократно делала это. Так вот посмотрит-посмотрит странными глазами и ляпнет что-нибудь. Хоть плачь.
    — Я хочу давно спросить вас, Сергей Иванович, — сказала Ирина. — Можно?
    Кондратьев покосился опасливо. "Ну вот, пожалуйста. Сейчас спросит, почему у меня волосатая спина, — был такой случай прошлым летом на пляже при большом скоплении народа".
    — М-можно, — сказал он не очень уверенно.
    — Скажите, Сергей Иванович, вы были женаты тогда, в своем веке?
    "Пороть тебя некому!" — с чувством подумал Кондратьев и сказал сердито:
    — Легко видеть, что не был.
    — Почему это легко видеть?
    — Потому что как бы я мог пойти в такую экспедицию, если б был женат?
    Подошел океанский охотник Джонсон, который три года назад был строителем и сейчас взял на себя руководство работами, покивал одобрительно, погладил Кондратьева по спине, сказал: "О, вери, вер-ри гуд!" — и ушел.
    — Тогда почему вы, Сергей Иванович, такой нелюдимый? Почему вы так боитесь женщин?
    — Что? — Кондратьев перестал работать. — То есть как это — боюсь? Откуда это, собственно, следует?
    "А ведь и вправду боюсь, — подумал он. — Вот ее боюсь. Все время привязывается и вышучивает. И все вокруг хохочут, а она нет. Только смотрит странными глазами".
    — Дайте-ка насадку, — сказал он, сдвинув брови до упора. — Нет, не эту. На малую мощность. Спасибо.
    — Я, наверное, неудачно выразилась, — сказала Ирина тихо. — Конечно, не боитесь. Просто сторонитесь. Я думала, может быть тогда, в своем веке…
    — Нет, — сказал он.
    Она и говорила как-то странно.
    — Сегодня вечером будем танцевать, — быстро сказала она. — Вы придете?
    — Я же не умею, Ирина.
    — Вот и хорошо, — сказала Ирина. — Это самое интересное.
    Кондратьев промолчал, и до конца работы они больше не разговаривали.
    Работа была закончена к вечеру. Затем было много шума и смеха, много плеска в бассейне и в ванных, и все сошлись в столовой, чистые, розовые, томные и зверски голодные. Ели много и вкусно, пили еще больше — вино и ананасный сок главным образом, затем стали танцевать. Ирина сразу вцепилась в Кондратьева и долго мучила его, показывая, с какой ноги надо выступать под левый ритм и почему нельзя делать шаг назад при правом ритме. Кондратьев никак не мог разобраться, что такое правый и левый ритмы, вспотел, рассердился и, крепко взяв Ирину за руку, вывел ее из толпы танцующих в коридор.
    — Будет с меня.
    — Еще немножко, — просительно сказала Ирина.
    — Нет. У меня уже бока болят от толчков. А что я ног сегодня отдавил — счету нет…
    Он повел ее по коридору, бессознательно прижимая ее руку к себе. Она молча шла за ним. Потом он вдруг остановился и нервно рассмеялся.
    — Куда это я вас веду? — сказал он, глядя в сторону. — Идите, идите, танцуйте.
    — А вы?
    — А я… это… Да что я, пойду к старичкам, сыграю в го.
    Они остановились посреди коридора. Из раскрытых дверей доносились звуки хориолы, кто-то пел сильным, свободным голосом:

    Deep blue sea, baby, deep blue sea.
    Deep blue sea, baby, deep blue sea.
    Deep blue sea, baby, deep blue sea…
    Hit was Willy, who got drowned in the deep blue sea…
    "В синем море, детка, в глубоком синем море…
    Там наш Вилли утонул — в глубоком синем море…"


    — Джонсон поет, — тихо сказала Ирина. — Красиво поет Джонсон.
    — Да, красиво, — согласился Кондратьев. — Но вы тоже красиво поете.
    — Да? А где вы слыхали меня?
    — Ну господи, да хотя бы месяц назад, когда ребята с комбината приходили в последний раз.
    — И вы слушали?
    — Я всегда слушаю, — уклончиво сказал Кондратьев. — Встану у себя в дверях и слушаю.
    Она засмеялась:
    — Если бы мы знали, мы обязательно…
    — Что?
    — Ничего.
    Кондратьев насупился. Затем он встрепенулся и с изумлением осмотрелся. Да полно, он ли это? Стоит в коридоре, не зная, куда идти, не желая никуда идти, чего-то ожидая, что-то предчувствуя, чему-то странно радуясь… Наваждение. Колдовство. Эта синеглазая тощая девчонка. Праправнучка. Если бы у него были дети, это могла бы быть его собственная праправнучка.
    Мимо пробежали юноша и девушка, оглянулись на них, подмигнули и скрылись в открытых дверях. Из дверей сейчас же донесся взрыв многоголосого хохота. Ирина словно очнулась.
    — Пойдемте, — сказала она.
    Кондратьев не спросил куда. Он просто пошел. И они пришли на "ловерс дайм". И сели в кресла под пахучей смолистой сосной. И над ними замигала мягко слабая газосветная лампа.
    — Сергей Иванович, — сказала Ирина, — давайте помечтаем.
    — В мои-то годы… — печально отозвался Кондратьев.
    — Ага, в ваши. Очень интересно, о чем в ваши годы мечтают?
    Положительно, никогда за свою жизнь Кондратьев не вел таких разговоров. Он удивился. Он до того удивился, что серьезно ответил:
    — Я мечтаю добыть Моби Дика. Белого кашалота.
    — Разве бывают белые кашалоты?
    — Бывают. Должны быть. Я добуду белого кашалота и… это…
    — Что?
    — И все. Тогда моя мечта исполнится.
    Ирина подумала. Затем решительно сказала:
    — Нет. Это не мечта.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь