Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[25-05-2017] Незабываемые игровые автоматы в клубе Вулкан

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Стажеры > страница 52

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59,


    Планетологи переглянулись.
    — Разве что в кессоне, — сказал один.
    — Или в душевой, — сказал другой. — Но там сыро.
    — Неуютно очень, — пожаловался Михаил Антонович.
    — Ну, вот что, — сказал Быков. — Пойдемте все к нам.
    — И-эх, — сказал долговязый планетолог. — А потом опять сюда возвращаться?
    — Пойдемте, пойдемте, — сказал Михаил Антонович. — Там и побеседуем.
    — Как-то это не по правилам гостеприимства, — нерешительно сказал долговязый.
    Наступило молчание. Юра сказал:
    — Как мы забавно сидим — четыре на четыре. Прямо как шахматный матч.
    Все посмотрели на него.
    — Пошли, пошли к нам, — сказал Быков решительно поднимаясь.
    — Как-то это неловко, — сказал один из планетологов. — Давайте посидим у нас. Может, еще разговоримся.
    Жилин сказал:
    — У нас тепло. Маленький поворот регулятора — и можно сделать жарко. Мы будем сидеть в легких красивых одеждах. Не будем шмыгать носами.
    В кают-компанию просунулся угрюмый человек в шубе на голое тело. Глядя в потолок он неприветливо сказал:
    — Прошу прощения, конечно, но разошлись бы вы, в самом деле, по каютам. Через пять минут мы перекроем здесь воздух.
    Человек скрылся. Быков, не говоря ни слова, двинулся к выходу. Все потянулись за ним.
    В торжественном молчании они прошли коридор, захлебнулись горячим воздухом в пустом кессоне и вступили на борт "Тахмасиба". Долговязый планетолог проворно стащил с себя шубу и пиджак и принялся сматывать с шеи шарф. Теплую амуницию запихали в стенной шкаф. Потом состоялись представления и взаимные пожимания ледяных рук. Долговязого планетолога звали Рафаил Горчаков. Остальные трое, как выяснилось, были Иозеф Влчек, Евгений Садовский и Павел Шемякин. Оттаяв, они оказались веселыми разговорчивыми ребятами. Очень скоро выяснилось, что Горчаков и Садовский исследуют турбулентные движения в Кольце, не женаты, любят Грэма Грина и Строгова, предпочитают кино театру, в настоящий момент читают в подлиннике "Опыты" Монтеня, неореалистическую живопись не понимают, но не исключают возможности, что в ней что-то есть; что Иозеф Влчек ищет в Кольце железную руду методом нейтронных отражений и при помощи бомб-вспышек, что по профессии он скрипач, был чемпионом Европы по бегу на четыреста метров с барьерами, а в систему Сатурна попал, мстя своей девушке за холодность и нечуткое к нему отношение; что, наконец, Павел Шемякин, напротив, женат, имеет детей, работает ассистентом в институте планетологии, яро выступает за гипотезу об искусственном происхождении Кольца и намерен "голову сложить, но превратить гипотезу в теорию".
    — Вся беда в том, — горячо говорил он, — что наши космоскафы как исследовательские снаряды не выдерживают никакой критики. Они очень тихоходны и очень непрочны. Когда я сижу в космоскафе над Кольцом, мне просто плакать хочется от обиды. Ведь рукой подать… А спускаться в Кольцо нам решительно запрещают. А я совершенно уверен, что первый же поиск в Кольце дал бы что-нибудь интересное. По крайней мере какую-нибудь зацепку…
    — Какую, например? — спросил Быков.
    — Н-ну, я не знаю!..
    — Я знаю, — сказал Горчаков. — Он надеется найти на каком-нибудь булыжнике след босой ноги. Знаете, как он работает? Опускается как можно ближе к Кольцу и рассматривает обломки в сорокакратный биноктар. А в это время сзади подбирается здоровенный астероид и бьет его под корму. Паша надевается глазами на биноктар, а пока он свинчивается, другой астероид…
    — Ну, и глупо, — сердито сказал Шемякин. — Если бы удалось показать, что Кольцо — результат распада какого-то тела, это уже означало бы многое, а между тем ловлей обломков нам заниматься запрещено.
    — Легко сказать — поймать обломок, — сказал Быков. — Я знаю эту работу. Весь в поту и так до конца и не знаешь, кто кого поймал, а потом выясняется, что ты сбил аварийную ракету и горючего у тебя не хватит до базы. Не-ет, правильно делают, что запрещают эту ерунду.
    Михаил Антонович вдруг сказал, мечтательно закатив глаза:
    — Но зато, мальчики, как это увлекательно! Какая это живая, тонкая работа!
    Планетологи посмотрели на него с почтительным удивлением. Юра тоже. Ему никогда не приходило в голову, что толстый добрый Михаил Антонович занимался когда-то охотой на астероиды. Быков холодно посмотрел на Михаил Антоновича и звучно откашлялся. Михаил Антонович испуганно оглянулся на него и торопливо заявил:
    — Но это, конечно, очень опасно… Неоправданный риск… И вообще не надо…
    — Кстати, о следах, — задумчиво сказал Жилин. — Вы тут далеки от источников информации, — он оглядел планетологов. — И, наверное, не знаете…
    — А о чем речь? — спросил Садовский. По его лицу было видно, что он основательно изголодался по информации.
    — На острове Хонсю, — сказал Жилин, — недалеко от бухты Данно-ура, в ущелье между горами Сираминэ и Титигатакэ, в непроходимом лесу археологи обнаружили систему пещер. В этих пещерах нашли множество первобытной утвари и — что самое интересное — много окаменевших следов первобытных людей. Археологи считают, что в пещерах двести веков назад обитали первояпонцы, потомки коих были впоследствии вырезаны племенами ямато, ведомыми императором Дзимму-тэнно, божественным внуком небоблистающей Аматэрасу.
    Быков крякнул и взялся за подбородок.
    — Эта находка всполошила весь мир, — сказал Жилин, — вероятно, вы слыхали об этом.
    — Где уж нам… — грустно сказал Садовский. — Живем как в лесу…
    — А между тем об этом много писали и говорили, но не в этом дело. Самая любопытная находка была сделана сравнительно недавно, когда основательно расчистили центральную пещеру. Представьте себе: в окаменевшей глине оказалось свыше двадцати пар следов босых ног с далеко отставленными большими пальцами, и среди них… — Жилин обвел круглыми глазами лица слушателей. Юре было все ясно, но тем не менее эффектная пауза произвела на него большое впечатление. — След ботинка… — сказал Жилин обыкновенным голосом. Быков поднялся и пошел из кают-компании.
    — Алешенька! — позвал Михаил Антонович. — Куда же ты? — Я уже знаю эту историю, — сказал Быков, не оборачиваясь. — Я читал. Я скоро приду.
    — Ботинка? — переспросил Садовский. — Какого ботинка?
    — Примерно сорок пятого размера, — сказал Жилин. — Рубчатая подошва, низкий каблук, тупой квадратный носок.
    — Бред, — решительно сказал Влчек. — Утка.
    Горчаков засмеялся и спросил:
    — А не отпечаталась ли там фабричная марка "Скороход"?
    — Нет, — сказал Жилин. Он покачал головой. — Если бы там была хоть какая-нибудь надпись! Просто след ботинка… слегка перекрыт следом босой ноги — кто-то наступил позже.
    — Ну, это же утка! — сказал Влчек. — Это же ясно. Массовый отлов русалок на острове Мэн, дух Буонапарте, вселившийся в Массачусетскую электронную машину…
    — "Солнечные пятна расположены в виде чертежа пифагоровой теоремы!" — провозгласил Садовский. — "Жители Солнца ищут контакта с МУКСом!"
    — Что-то ты, Ванюша, немножко… Это… — сказал Михаил Антонович недоверчиво.
    Шемякин молчал. Юра тоже.
    — Я читал перепечатку из научного приложения к "Асахи-симбун", — сказал Жилин. — Сначала я тоже думал, что это утка. В наших газетах такое сообщение не появлялось. Но статья подписана профессором Усодзуки — крупный человек, я слыхал о нем от японских ребят. Там он, между прочим, пишет, что хочет своей статьей положить конец потоку дезинформации, но никаких комментариев давать не собирается. Я понял так, что они сами не знают, как это объяснить.
    — "Отважный европеец в лапах разъяренных синантропов!" — Провозгласил Садовский. — "Съеден целиком, остался только след ботинка фирмы "Шуз Маджестик". Покупайте изделия "Шуз Маджестик", если хотите, чтобы после вас хоть что-нибудь осталось".


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь