Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[25-05-2017] Незабываемые игровые автоматы в клубе Вулкан

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Стажеры > страница 25

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59,


    — Па-аберегись! — завопили сзади.
    Юра машинально отошел в сторону. Сквозь толпу к пещере вскарабкался краулер, тащивший за собой прицеп с огромным серебристым баком. От бака тянулся металлический шланг со странным длинным наконечником. Наконечник держал под мышкой человек на переднем сиденье.
    — Здесь? — деловито осведомился человек и, не дожидаясь ответа, направил наконечник в сторону пещеры. — Подведи еще поближе, — сказал он водителю. — А ну, ребята, посторонитесь, — сказал он в толпу. — Дальше, дальше, еще дальше. Да отойдите же, вам говорят! — крикнул он Юре.
    Он прицелился наконечником шланга в черный провал пещеры, но на пороге пещеры появился один из Следопытов.
    — Это еще что? — спросил он.
    Человек со шлангом сел.
    — Елки-палки, — сказал он. — Что вы там делаете?
    — Да это же огнемет, ребята! — догадался кто-то в толпе.
    Огнеметчик озадаченно почесал где-то под капюшоном.
    — Нельзя же так, — сказал он. — Надо же предупреждать.
    Под землей вдруг стали стрелять так ожесточенно, что Юре показалось, что из пещеры полетели клочья.
    — Зачем вы это затеяли? — спросил огнеметчик.
    — Это Юрковский, — ответили из толпы.
    — Какой Юрковский? — спросил огнеметчик. — Сын, что ли?
    — Нет, пэр.
    Из пещеры один за другим вышли еще трое Следопытов. Один из них, увидев огнемет, сказал:
    — Вот хорошо. Сейчас все выйдут, и дадим.
    Из пещеры выходили люди. Последними выбрались Феликс и Юрковский. Юрковский говорил запыхавшимся голосом:
    — Значит, вот эта вот башня над нами должна быть чем-то вроде… э-э… водокачки. Очень… э-э… возможно! Вы молодец, Феликс. — Он увидел огнемет и остановился. — А-а, огнемет! Ну что ж… э-э… можно. Можете работать. — Он благосклонно покивал огнеметчику.
    Огнеметчик оживился, соскочил с сиденья и подошел к порогу пещеры, волоча за собой шланг. Толпа подалась назад. Один Юрковский остался возле огнеметчика, уперев руки в бока.
    — Громовержец, а? — сказал Жилин над ухом Юры.
    Огнеметчик прицелился. Юрковский вдруг взял его за руку.
    — Постойте. А собственно… э-э… зачем это нужно? Живые пиявки давно… э-э… мертвы, а мертвые… э-э… понадобятся биологам. Не так ли?
    — Зевс, — сказал Жилин. Юра только повел плечом. Ему было стыдно.
     Пеньков залпом допил чашку, отдулся и задумчиво сказал:
    — Выпить, что ли, еще чашку кофе?
    — Давай я налью, — сказал Матти.
    — А я хочу, чтобы Наташа, — сказал Пеньков.
    Наташа налила ему кофе. За окном была черная, кристально ясная ночь, какие часто бывают в конце лета, накануне осенних бурь. В углу столовой беспорядочной кучей громоздились меховые куртки, аккумуляторные пояса, унты, карабины. Уютно пощелкивали электрические часы над дверью в мастерскую. Матти сказал:
    — Все-таки я не понимаю, уничтожили мы пиявок или нет?
    Сережа оторвался от книжки.
    — Коммюнике главного штаба, — сказал он. — На поле боя осталось шестнадцать пиявок, один танк и три краулера. По непроверенным данным, еще один танк застрял на солончаках в самом начале облавы, и извлечь его оттуда пока не удалось.
    — Это я знаю, — объявил Матти. — Меня интересует, могу я теперь ночью сходить в Теплый Сырт?
    — Можешь, — сказал Пеньков, отдуваясь. — Но нужно взять карабин, — добавил он, подумав.
    — Понятно, — сказал Матти необычайно язвительно.
    — А зачем тебе, собственно, ночью на Теплый Сырт? — спросил Сергей.
    Матти посмотрел на него.
    — А вот зачем, — сказал он вкрадчиво. — Например, приходит время товарищу Белому Сергею Александровичу выходить на наблюдения. Три часа ночи, а товарища Белого, вы сами понимаете, на обсерватории нет. Тогда я иду в Теплый Сырт на Центральную метеостанцию, поднимаюсь на второй этаж…
    — Лаборатория Восемь, — вставил Пеньков.
    — Я все понял, — сказал Сергей.
    — А почему я ничего не знаю? — спросила Наташа обиженно. — Почему мне никогда ничего не говорят?
    — Что-то Рыбкина давно нет, — задумчиво сказал Сергей.
    — Да, действительно, — сказал Пеньков глубокомысленно.
    — Уж полночь близится, — заявил Матти, — а Рыбкина все нет.
    Наташа вздохнула.
    — До чего вы мне все надоели, — сказала она.
    В тамбуре звякнула дверь шлюза.
    — Вот он сейчас придет, он нам посмеется, — сказал Пеньков.
    В дверь столовой постучали.
    — Войдите, — сказала Наташа и сердито посмотрела на ребят.
    Вошел Рыбкин, аккуратный и подтянутый, в чистом комбинезоне, в белоснежной сорочке, безукоризненно выбритый.
    — Можно? — спросил он тихо.
    — Заходи, Феликс, — сказал Матти и налил кофе в заранее приготовленную чашку.
    — Я немного запоздал сегодня, — сказал Феликс. — Было совещание у директора.
    Все выжидательно посмотрели на него.
    — Больше всего говорили о регенерационном заводе. Юрковский приказал на два месяца прекратить все научные работы. Все научники мобилизуются в мастерские и на строительство.
    — Все? — спросил Сергей.
    — Все. Даже Следопыты. Завтра будет приказ.
    — Полетела моя программа, — уныло сказал Пеньков. — И почему эта наша администрация никак не может наладить работу?
    Наташа сказала с сердцем:
    — Молчи, Володя! Ведь ты же ничего не знаешь!..
    — Да, — сказал Сергей задумчиво. — Я слыхал, что с водой у нас неважно. А что еще было на совещании?
    — Юрковский произнес большую речь. Он сказал, что мы заблудились в повседневщине. Что мы слишком любим жить по расписанию, обожаем насиженные места и за тридцать лет успели создать… как это он сказал… "скучные и сложные традиции". Что у нас сгладились извилины, ведающие любознательностью, чем только и можно объяснить анекдот со Старой Базой. В общем говорил примерно то же, что и ты, Сергей, помнишь, на прошлой декаде? О том, что кругом тайны, а мы копаемся… Очень была горячая речь — по-моему, экспромтом. Потом он похвалил нас за облаву, сказал, что приехал нас подталкивать, и очень рад, что мы сами на эту облаву решились… А потом выступил Пучко и потребовал голову Ливанова. Кричал, что покажет ему "медленно и методично"…
    — А что такое? — спросил Пеньков.
    — Очень сильно покалечили танки. А через два месяца нашу группу переводят на Старую Базу, так что будем соседями…
    — А Юрковский уезжает? — спросил Матти.
    — Да, сегодня ночью.
    — Интересно, — задумчиво сказал Пеньков, — зачем он возит с собой этого сварщика?
    — Турели варить, — сказал Матти. — Говорят, он собирается провести еще несколько облав — на астероидах.
    — С Юрковским у меня был инцидент, — сказал Сергей. — Еще в институте. Сдавал я ему как-то курс теоретической планетологии, и он меня выгнал очень оригинальным способом. "Дайте, — говорит, — товарищ Белый, вашу зачетку и откройте, пожалуйста, дверь". Я с большим удивлением иду и открываю дверь. Тут он кидает мою зачетку в коридор и говорит: "Идите и возвращайтесь через месяц".


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь