Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[13-12-2017] Преимущества и бонусы игрового казино Вулкан...

[08-12-2017] Чем так манят пользователей красочные...

[05-12-2017] Особенности начисления бонусов в Вулкан Вегас

[03-12-2017] Особенности бесплатного режима игры в нашем...

Контекст:
Женские платья оптом вот здесь с быстрой доставкой.
 

Братья Стругацкие

Романы > Стажеры > страница 51

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59,


    — Одну минуту, — сказал директор. — Сейчас здесь наводят справки. Ты что, на "Тахмасибе"?
    — Да, — сказал Юрковский. — Вот тут со мной рядом Алексей.
    Михаил Антонович крикнул из штурманской:
    — Привет Феденьке, привет!
    — Вот Миша тебе привет передает.
    — А Григорий с тобой?
    — Нет, — сказал Юрковский. — А ты разве не знаешь?
    В эфире молчали. Потом скрипучий голос осторожно спросил:
    — Что-нибудь случилось?
    — Нет-нет, — сказал Юрковский. — Ему просто запретили летать. Вот уже год.
    В эфире вздохнули.
    — Да-а, — сказал директор. — Вот скоро и мы так же.
    — Надеюсь, еще не скоро, — сухо сказал Юрковский. — Ну, как там твои справки?
    — Так, — сказал голос. — Минутку. Слушай. На Рею твоему сварщику лететь не нужно. Добровольцев мы перебросили на "Кольцо-2". Там они нужнее. На "Кольцо-2", если повезет, отправишь его прямо с "Кольца-1". А если не повезет — отправим его отсюда, с Титана.
    — Что значит — повезет, не повезет?
    — Два раза в декаду на Кольцо ходят швейцарцы, возят продовольствие. Возможно, ты застанешь швейцарский бот на "Кольце-1".
    — Понимаю, — сказал Юрковский. — Ну, что ж, хорошо. У меня к тебе пока больше ничего нет. До встречи.
    — Спокойной плазмы, Володя, — сказал директор. — Не провалитесь там в Сатурн.
    — Тьфу на тебя, — проворчал Быков и выключил рацию.
    — Ясно, кадет? — спросил Юрковский.
    — Ясно, — сказал Юра и вздохнул.
    — Ты что, недоволен?
    — Да нет, работать все равно где, — сказал Юра. — Не в этом дело.
     Обсерватория "Кольцо-1" двигалась в плоскости Кольца Сатурна по круговой орбите и делала полный оборот за четырнадцать с половиной часов. Станция была молодая, ее постройку закончили всего год назад. Экипаж ее состоял из десяти планетологов, занятых исследованием Кольца, и четырех инженер-контролеров. Работы у инженер-контролеров было очень много: некоторые агрегаты и системы обсерватории — обогреватели, кислородные регенераторы, гидросистема — еще не были окончательно отрегулированы. Неудобства, связанные с этим, нимало не смущали планетологов, тем более что большую часть времени они проводили в космоскафах, плавая над Кольцом. Работе планетологов Кольца придавалось большое значение в системе Сатурна. Планетологи рассчитывали найти в Кольце воду, железо, редкие металлы — это дало бы системе автономность в снабжении горючим и материалами. Правда, даже если бы эти поиски увенчались успехом, воспользоваться такими находками пока не представлялось возможным. Не был еще создан снаряд, способный войти в сверкающие толщи колец Сатурна и вернуться оттуда невредимым.
    Алексей Петрович Быков подвел "Тахмасиб" к внешней линии доков и осторожно пришвартовался. Подход к искусственным спутникам — дело тонкое, требующее мастерства и ювелирного изящества. В таких случаях Алексей Петрович вставал с кресла и сам поднимался в рубку. У внешних доков уже стоял какой-то бот, судя по обводам — продовольственный танкер.
    — Стажер, — сказал Быков. — Тебе повезло. Собирай чемодан.
    Юра промолчал.
    — Экипаж отпускаю на берег, — объявил Быков. — Если пригласят к ужину — не увлекайтесь. Здесь вам не отель. А лучше всего захватите с собой консервы и минеральную воду.
    — Увеличим круговорот, — вполголоса сказал Жилин.
    Снаружи послышался скрип и скрежет — это дежурный диспетчер прилаживал к внешнему люку "Тахмасиба" герметическую перемычку. Через пять минут он сообщил по радио: "Можно выходить. Только одевайтесь потеплее". — "Это почему?" — осведомился Быков. "Мы регулируем кондиционирование", — ответил дежурный и дал отбой.
    — Что значит — теплее? — возмутился Юрковский. — Что надевать? Фланель? Или как это там называлось — валенки? Стеганки? Ватники?
    Быков сказал:
    — Надевай свитер. Надевай теплые носки. Меховую куртку неплохо надеть. С электроподогревом.
    — Я надену джемпер, — сказал Михаил Антонович. — У меня есть очень красивый джемпер. С парусом.
    — А у меня ничего нет, — грустно сказал Юра. — Могу вот надеть несколько безрукавок.
    — Безобразие, — сказал Юрковский. — У меня тоже ничего нет.
    — Надень свой халат, — посоветовал Быков и отправился к себе в каюту.
    В обсерваторию они вступили все вместе, одетые очень разнообразно и тепло. На Быкове была гренландская меховая куртка. Михаил Антонович тоже надел куртку и натянул на ноги унты. Унты были лишены магнитных подков, и Михаила Антоновича тащили, как привязной аэростат. Жилин натянул свитер и один свитер дал Юре. Кроме того, на Юре были меховые штаны Быкова, которые он затянул под мышками. Меховые штаны Жилина были на Юрковском. И еще на Юрковском были джемпер Михаила Антоновича с парусом и очень красивый белый пиджак.
    В кессоне их встретил дежурный диспетчер в трусах и майке. В кессоне была удушливая жара, как в шведской бане.
    — Здравствуйте, — сказал диспетчер. Он оглядел гостей и нахмурился. — Я же сказал: одеться потеплее. Вы же замерзнете в ботинках.
    Юрковский зловеще сказал:
    — Вы что, молодой человек, шутки со мной хотите шутить?
    Диспетчер непонимающе посмотрел на него.
    — Какие там шутки? В кают-компании минус пятнадцать.
    Быков вытер пот со лба и проворчал:
    — Пошли.
    Из коридора пахнуло леденящим холодом, ворвались клубы пара. Диспетчер, обхватив себя руками за плечи, завопил:
    — Да поскорее же, пожалуйста!
    Обшивка коридора была местами разобрана, и желтая сетка термоэлементов бесстыдно блестела в голубоватом свете. Возле кают-компании они столкнулись с инженер-контролером. Инженер был в невообразимо длинной шубе, из-под которой проглядывала голубая майка. На голове инженера красовалась ушанка с торчащими ушами.
    Юрковский зябко повел плечами и открыл дверь в кают-компанию.
    В кают-компании за столом сидели, пристегнувшись к стульям, пять человек в шубах с поднятыми воротниками. Они были похожи на будочников времен Алексея Тишайшего и сосали горячий кофе из прозрачных термосов. При виде Юрковского один из них отогнул воротник и, выпустив облако пара, сказал:
    — Здравствуйте, Владимир Сергеевич. Что-то вы легко оделись. Садитесь. Кофе?
    — Что у вас тут делается? — спросил Юрковский.
    — Мы регулируем, — сказал кто-то.
    — А где Маркушин?
    — Маркушин ждет вас в космоскафе. Там тепло.
    — Проводите меня, — сказал Юрковский.
    Один из планетологов поднялся и выплыл с Юрковским в коридор. Другой, долговязый вихрастый парень, сказал:
    — Скажите, среди вас больше нет генеральных инспекторов?
    — Нет, — сказал Быков.
    — Тогда я вам прямо скажу: собачья у нас жизнь. Вчера по всей обсерватории была температура плюс тридцать, а в кают-компании даже плюс тридцать три. Ночью температура внезапно упала. Лично я отморозил себе пятку, работать при таких перепадах температуры никому неохота, поэтому работаем мы по очереди в космоскафах. Там автономное кондиционирование. У вас так не бывает?
    — Бывает, — сказал Быков. — Во время аварий.
    — И это вы так целый год живете? — с ужасом и жалостью спросил Михаил Антонович.
    — Нет, что вы! Всего около месяца. Раньше перепады температуры были не так значительны. Но мы организовали бригаду помощи инженерам, и вот… Сами видите.
    Юра старательно сосал горячий кофе. Он чувствовал, что замерзает.
    — Бр-р-р, — сказал Жилин. — Скажите, а нет ли здесь какого-нибудь оазиса?


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь