Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[17-11-2017] Вулкан 24 – это официальный сайт игровых...

[16-11-2017] Официальный сайт с игровыми автоматами Фараон

[15-11-2017] Рабочее и всегда доступное зеркало клуба...

[11-11-2017] В казино Вулкан 24 вас ждет азарт и буря...

Контекст:
Посмотрите стоимость радиолифтинга для лица на сайте http://www.macheri.ru/.
 

Братья Стругацкие

Повести > Попытка к бегству > страница 22

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30,


    — Здорово он его моет, — сказал Вадим с уважением. — Наверное, мыло в глаз попало… А вот интонации у Саула не те. Весь этот рев бедняга "язык" воспринимает как умоляющий лепет. Тон приказа вот, — Вадим, вытянув шею, жалобно и нестерпимо завизжал.
    — Котенку наступили на голову, — сказал Антон.
    — Вот-вот!
    — Ну ладно, рубку ты займешь… Я все принесу.
    Вадим внимательно поглядел на него.
    — А ведь ты, милый, выжат как лимон, — сказал он.
    — Есть немножко… Рана у тебя не очень серьезная, но я измотался. Знаешь, как это изматывает?
    — Ложись спать, я справлюсь один. А Саул все принесет.
    — Ладно, — сказал Антон. — Это моя забота. — Иди, — он махнул рукой. — Готовься.
    Вадим поднялся.
    — Советую все-таки поспать, — он пошел в рубку и вдруг остановился. — А взяли они одежду?
    Сначала Антон не понял, а потом сказал:
    — Честно говоря, не знаю… Не помню. Но они нами очень недовольны.
    — Ох и каша, ну и каша, — сказал Вадим. — Ничего не понимаю. За что он меня ткнул мечом?
    Он покачал головой и пошел в рубку. Антон сейчас же задремал. Ему приснилось, что он пошел на кухню, сварил очень много кофе, принес кофейник и консервы в рубку, а Вадим был занят и огрызнулся, тогда он пошел в свою каюту, сел за стол, чтобы подобрать программу обратного перелета, но ему очень хотелось спать и все время попадались старые программы от его прежних рейсов. Потом его разбудил Саул.
    — Вот, — сказал Саул.
    Перед Антоном стоял стройный светлолицый парень в трусах и тетраканэтиленовой куртке, черноволосый и испуганный.
    — Хорош? — спросил Саул насмешливо.
    Антон засмеялся.
    — Красивая раса, — сказал он. — Здравствуй, младший брат.
    Младший брат смотрел на него круглыми от страха глазами. Ну до чего славный парнишка, — подумал Антон.
    — А вот это было у него под шубой, — сказал Саул и положил на стол твердый пакет.
    Пленник сделал движение к пакету.
    — Н-но, — грозно сказал Саул. — Опять? Я тебя!
    Пленник сьежился. По-видимому, интонации Саула он уже освоил хорошо. Антон взял пакет, осмотрел его и вскрыл. В конверте из отлично обработанной кожи лежали замысловато сложенный лист бумаги, какой-то чертеж и окровавленный кусок тампопластыря.
    — Понимаете? — сказал Саул. — Это они ободрали с раненых.
    Антон вспомнил изуродованных людей в шеренге и стиснул зубы.
    — Это, наверное, донесение, — сказал он, помолчав. — О нашем появлении. Вадим! — позвал он.
    Пленник вдруг заговорил. Он говорил быстро, ударяя себя ладонями по груди, на лице его были ужас и отчаяние, и это странно не вязалось с резкими, и даже как будто насмешливыми интонациями его голоса. В зал спустился Вадим и остановился позади пленника, прислушиваясь. Пленник замолчал и закрыл лицо руками.
    — Посмотри-ка, Вадим, — сказал Антон, — протягивая листок.
    — О! — сказал Вадим. — Письмо! Это же просто прелесть! Вдвое меньше работы!
    Он взял пленника за рукав и повел в рубку, на ходу рассматривая листок. Пленник покорно плелся за ним. Саул внимательно изучал чертеж.
    — Я не специалист, — сказал он, — но по-моему, это точное изображение внутренности того танка. Помните, в котловане?
    Он перебросил чертеж Антону. Чертеж был сделан синей краской, очень аккуратно, но на бумаге было много следов грязных пальцев. Это был план кабины-шумовки — по-видимому, очень точный план. Некоторые отверстия были отмечены грубо намалеванными крестиками, некоторые просто зачеркнуты. Антон зевнул и потер глаза. Ну вот, вяло подумал он. Отличные чертежи делают рабовладельцы.
    — Слушайте, капитан, — сказал Саул. — Идите спать. Все равно, пока ваш лингвист не кончит, никому вы здесь не нужны.
    — Вы думаете?
    — Уверен.
    Голос Вадима из рубки потребовал:
    — Кофе и банку варенья.
    — Сейчас, — крикнул Саул. — Идите, идите, Антон, — сказал он.
    — Никуда я не пойду, — сказал Антон. — Я — здесь.
    Он закрыл глаза и перестал сопротивляться. Он спал неспокойно, часто просыпаясь и открывая глаза. Он видел, как на цыпочках проходил Саул — в одной руке у него была пустая банка, в другой кофейник. В следующий раз Саул прошел в рубку с заставленным подносом, и в кают-кампании запахло томатом. Потом Саул очутился за столом. Он задумчиво сосал пустую трубку и внимательно разглядывал Антона. Сверху из рубки доносились монотонные голоса. "Су-у… Му-у… Бу-у…" — говорил Вадим, и механический голос повторял: "Су-у… Му-у… Бу-у… Работать — ка-ро-су-у… Рабочий — ка-ро-бу… Стать рабочим — ка-ро-му-у…" Сон наплывал и уплывал снова. Голос Вадима непонятно вещал: "Блистающий… великий и могучий утес… идай-хикари… тика-удо…", и визгливый голос пленника повторял: "Тико-о… удо-о…" Вадим кричал: "Саул! Кофе!". "Третий кофейник!" — недовольно бормотал Саул.
    Потом Антон проснулся и почувствовал, что больше не хочет спать. Саула в зале не было. Изрядно осипший голос Вадима старательно выговаривал наверху: "Соринака-бу… торунака-бу… сапонури-су…". Пленник что-то басовито ворковал в ответ. Антон взглянул на часы. Было три часа утра местного времени. Ай да структуральнейший, — подумал Антон с уважением. Его вдруг охватило нетерпение. Надо было кончать.
    — Димка! — крикнул он. — Как дела?
    — Проснулся? — сипло отозвался Вадим. — Мы тебя ждем. Сейчас спускаемся.
    Из каюты высунулась голова Саула.
    — Уже? — осведомился он. Из приоткрытой двери валил дым.
    — Входите, Саул, — сказал Антон. — Сейчас начнем.
    Саул сел в кресло и бросил на стол чертеж. Из рубки спустился пленник, его покачивало. Щеки у него были вымазаны вареньем. Не обращая ни на кого внимания, он остановился и стал смотреть вверх с выражением собачьей почтительности в глазах. Сверху уже спускался Вадим, держа в обнимку большой блестящий ящик — приставку-анализатор. Он подошел к столу, поставил анализатор и рухнул в кресло. На лице у него было ликование.
    — Я гений! — сообщил он сипло. — Я ум-ни-ца! Великий и могучий утес! Хикари-тико-удо!
    При этих словах пленник перестал облизывать пальцы и сложил почтительно руки перед грудью.
    — А? — вскричал Вадим, простирая к нему руку. Потом он заявил:

    Есть на всякий, есть на случай,
    В "Корабле" специалист —
    Ваш великий и могучий
    Структуральнейший лингвист.


    Антон с удовольствием посмотрел на него. На висках у Вадима торчали желтые рожки мнемокристаллов. У пленника тоже торчали желтые рожки мнемокристаллов. Было в них обоих что-то от добродушных молодых бесов. Впрочем, пленник был больше похож на теленка. Саул тоже улыбался, посасывая трубку.
    — Предупреждаю, — заявил Вадим, — абстрактных вопросов ему задавать не надо. Дубина редкостная. Образование — два класса. — Он встал и роздал Антону и Саулу по паре мнемокристаллов. — Мыслит он исключительно конкретно. — Он повернулся к пленнику: — Ринга хоси-му?
    "Хочешь варенья?" — понял Антон.
    "Язык" заискивающе улыбнулся и опять сложил руки перед грудью.
    — Вот видите? — сказал Вадим. — Он опять хочет варенья. Но он подождет. Давайте приступать.
    Антон замялся. Он вдруг обнаружил, что не имеет ни малейшего представления о том, как это делается. Вадим и Саул выжидательно смотрели на него. Пленник тоскливо переступал с ноги на ногу.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь