Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[29-05-2017] Виртуальный зал casino vulcan с бесплатными...

[25-05-2017] Незабываемые игровые автоматы в клубе Вулкан

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Бессильные мира сего > страница 40

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65,


    Голоса в пустой огромной квартире звучали странновато, вроде бы даже реверберации временами возникали, пахло свежестью, краской, лаком, все вокруг блестело и отсвечивало — рамы, филенки дверей, богатый пол, выложенный каким-то совсем уже немыслимо роскошным трехцветным паркетом. Хозяин всему этому благовеликолепию соответствовал вполне: серое с иголочки пальто до щиколоток, галстук цвета бордо (с черной искрой), бледное аристократически вытянутое лицо, выбритое идеально, вдохновенные русые кудри под молодого Бетховена — перед Андреем сидел несомненно русский дворянин в десятом поколении, дитя тургеневских усадеб, чудом сохранившийся элитный экземпляр, — только вот глаза выдавали его, осторожные, неспокойные глаза опытного хищника вполне от мира сего, причем в самой грязной и страшной мира сего ипостаси.
    Впрочем, все это были игры неспокойного воображения. Просто Андрей знал, кто перед ним, и это знание накладывало вполне естественный отпечаток на восприятие. И правильно делало, что накладывало: ухо с этим Есаулом надобно было держать востро. Предупрежден значит вооружен.
     — А что же сам Александр Александрович со мной не связался? — как бы между делом спросил Есаул, вроде бы разглядывая дымящийся кончик своей сигареты, а на самом деле внимательнейшим образом, искоса, наблюдая за собеседником.
     — А он в отъезде. Далеко отсюда. Очень далеко.
    Есаул кивнул, давая таким образом понять, что ответом удовлетворен, и сейчас же спросил снова, — и снова как бы между делом:
     — А как вы с ним познакомились, Андрей Юрьевич? Если не секрет, разумеется.
     — Разумеется, не секрет. Мы с ним вместе искали Шамбалу.
     — Нашли?
     — Нет. Не успели. "Пришел лесник и всех выгнал к чертовой матери"… Анекдот! — поспешно объяснил Андрей в ответ на короткий, мгновенно уколовший его настороженный взгляд (словно осиное жало скользнуло вдруг из полосатых ножен). — На самом деле пограничники налетели и, не говоря худого слова, выдворили нас вон вместе со всем нашим скарбом и с разрешительными документами в придачу. Китайские погранцы — это серьезно, могу вас уверить.
     — О да! — согласился Есаул с таким видом, будто всю свою сознательную жизнь имел дело именно и только с китайскими пограничниками. (Хотя, если подумать: бог знает, с кем он только не имел дела, этот примечательный человек, за невозможно долгие, неправдоподобно долгие свои тридцать шесть лет… может быть, и с китайцами тоже.)
     — Так чем же все-таки я могу быть вам полезен? — спросил он и, легко наклонившись, тщательно погасил свой окурок о газету.
     — Александр Александрович рекомендовал мне вас как человека, который знает все и обо всех.
    Есаул коротко поклонился.
     — Благодарю вас. Но это вы уже говорили. Что — конкретно — вас интересует?
     — Александр Александрович представил вас также как человека, который требует конфиденциальности, но и сам гарантирует полную конфиденциальность.
     — Безусловно. Итак?
     — Меня интересует человек, которого все зовут Аятолла.
    На этот раз Есаул ответил не сразу. Видимо, совсем не это ожидал он услышать, — длинное лицо его стало как будто бы еще длиннее, казалось, он был разочарован услышанным. Или встревожен. Или, возможно, обижен?..
     — Надеюсь, я не задел вас этой своей просьбой? — спросил Андрей. — Если да, то…
     — Нет-нет, нисколько. Но понимаете ли вы сами опасность такого рода вопросов?
     — Понимаю, — сказал Андрей, успокаивающе улыбаясь.
     — Боюсь, что нет, — возразил Есаул жестко. — Однако, впрочем, это совсем не мое дело. Итак, что именно вас интересует?
     — Вообще-то меня интересует все, но я понимаю… вам нужны конкретные вопросы… Хорошо, начнем с самого начала. Имя?
     — Его зовут Хан Автандилович Хусаинов.
     — Вот странное сочетание имен! Татарин?
     — Возможно. Но родился он в Ленинграде в тысяча девятьсот семидесятом. Отец был известным декоратором, рано умер, Хан рос без отца. Кончил военмех, специалист-электронщик. В бизнес вошел на компьютерах, сейчас занимается всем на свете: электроникой, машинами, станками, нефтью, держит сеть ресторанов…
     — Игорный бизнес?
     — Нет.
     — Наркотики?
     — Нет. Ничего противозаконного. Никогда. Принцип.
     — Женщины? Мужчины?
     — Нет. Жена, маленький сын, души в нем не чает. Примерный семьянин и считает это нормой.
     — Слабости?
     — Смотря что считать слабостями, — возразил Есаул.
     — Верно. Как насчет семи смертных грехов?
    Есаул задумался.
     — Чревоугодие, пожалуй, — любит покушать, вкусно и много.
     — Болезни?
     — Здоров.
     — Фобии?
    Есаул вдруг засмеялся.
     — Есть такое. Боится пауков, жуков, тараканов — до смерти боится! Как ребенок.
     — Ясно. Арахнофобия. Дело житейское. Пьет?
     — Только грузинское, полусухое. Твиши, ахашени, хванчкару, киндзмараули…
     — Как товарищ Сталин.
     — Он мало похож на товарища Сталина.
     — Однако же основной принцип его благополучно исповедует: "Нет человека — нет проблемы".
    Есаул покачал головой.
     — Не доказано, — произнес он. — Ни одного случая не известно, чтобы он физически убирал соперников своих… конкурентов… да и вообще — кого-либо. У него совсем иная методика.
     — Вот как? И какая же?
     — Я бы сказал: щадящая. Он вызывает человека к себе и беседует с ним. Как, о чем — никто еще не рассказывал. Но после беседы человека этого уже не узнать. Другой человек.
     — Вполне миролюбивый?
     — Вообще — другой. В частности, вполне миролюбивый.
     — И все время улыбается. Как та девочка.
     — Какая девочка?
     — Послушная. Которая на стройке всегда носила каску. А непослушный мальчик — не носил. И на них упали строительные леса. Мальчика — всмятку, а она — идет себе и только улыбается…
     — Да. Помню. "С тех пор так и ходит в каске и все время улыбается…" Ну что ж. Похоже. И даже очень.
     — Страшные вещи вы мне рассказываете, Корней Аверьянович.
     — Сами же напросились, Андрей Юрьевич.
     — Ну а если, будучи приглашен, человек вдруг уклонится от такой чести?
     — Не знаю. Таких случаев пока не наблюдалось. Впрочем, гарантировать не могу. Просто не знаю. Нет такой информации.
     — Хорошо, — сказал Андрей. — То есть ничего хорошего, но все очень интересно и полезно. А как у него насчет хобби?
     — Ну, главное его хобби — это работа. Но есть и какие-то дополнительные увлечения. Например, он собирает старое оружие — мечи, доспехи, пистолеты…
     — У меня есть два старинных пистолета, — сказал Андрей. — От предков достались. Очень старые, пушкинских времен, а может быть, и еще старее. Один даже со штыком.
     — Со штыком? Зачем?
     — Ну как же: выпалил, промахнулся — коли бусурмана штыком.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь