Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[14-12-2017] Как не перепутать официальный сайт клуба...

[13-12-2017] Преимущества и бонусы игрового казино Вулкан...

[08-12-2017] Чем так манят пользователей красочные...

[05-12-2017] Особенности начисления бонусов в Вулкан Вегас

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Хромая судьба > страница 16

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82,


     — С ума вы все посходили, — сердито и растерянно сказал Виктор.
    Он повернулся, пнул дверь и вышел на крыльцо. Дождь словно только и ждал этого. Только что он лениво моросил, а тут вдруг хлынул настоящим ливнем. Мокрец тихонько застонал, поднял голову и вдруг задышал часточасто, как загнанный. Виктор все еще медлил, инстинктивно осматриваясь в поисках какого-нибудь навеса.
     — Положите меня, — сказал мокрец.
     — В лужу? — язвительно и горько спросил Виктор.
     — Это безразлично… Положите.
    Виктор осторожно опустил его на керамические плитки крыльца, и мокрец сразу раскинул руки и вытянулся. Правая нога его была неестественно вывернута, огромный лоб в свете сильной лампы казался синеватобелым. Виктор сел рядом на ступеньки. Ему очень хотелось уйти в вестибюль, но это было невозможно — оставить под проливным дождем раненого человека, а самому уйти в тепло. Сколько раз меня сегодня назвали дураком? — подумал он, обтирая лицо ладонью. Ох, что-то много. И, кажется, доля истины в этом есть, поскольку дурак, он же болван, он же кретин и прочее — это невежда, упорствующий в своем невежестве. А ведь, ей-богу, ему под дождем лучше! И глаза открыл, и не такие они у него теперь страшные… Мокрец, подумал он. Да, пожалуй, скорее мокрец, чем очкарик. Как это его в капкан занесло? И откуда здесь капканы? Второго мокреца сегодня встречаю, и у обоих неприятности. У них неприятности, и у меня из-за них тоже неприятности…
    Диана в вестибюле говорила по телефону. Виктор прислушался.
     — Нога!.. Да. Раздроблена кость… Хорошо… Ладно… Скорее, мы ждем.
    Сквозь стеклянную дверь Виктор увидел, как она повесила трубку и побежала вверх по лестнице. Что-то у нас в городе стало с мокрецами нехорошо. Возня какая-то вокруг них. Что-то они стали всем мешать, даже директору гимназии. Даже Лоле, вспомнил он вдруг. Кажется, она тоже проходилась насчет них… Он поглядел на мокреца. Мокрец смотрел на него.
     — Как вы себя чувствуете? — спросил Виктор. Мокрец молчал. — Вам что-нибудь нужно? — спросил Виктор, повышая голос. — Глоток джину?
     — Не орите, — сказал мокрец. — Я слышу.
     — Больно? — сочувственно спросил Виктор.
     — А как вы думаете?
    На редкость неприятный человек, подумал Виктор. Впрочем, бог с ним — встретились и разошлись. А ему больно…
     — Ничего, — сказал он. — Потерпите еще несколько минут. Сейчас за вами приедут.
    Мокрец ничего не ответил, лоб его сморщился, глаза закрылись. Он стал похож на мертвого — плоский и неподвижный под проливным дождем. На крыльцо выскочила Диана с докторским чемоданчиком, присела рядом и стала что-то делать с покалеченной ногой. Мокрец тихонько зарычал, но Диана не произносила успокаивающих слов, какие обычно говорят в таких случаях врачи. "Тебе помочь?" — спросил Виктор. Она не ответила. Он поднялся, и Диана, не поворачивая головы, проговорила: "Подожди, не уходи".
     — Я не ухожу, — сказал Виктор. Он смотрел, как она ловко накладывает шину.
     — Ты еще понадобишься, — сказала Диана.
     — Я не ухожу, — повторил Виктор.
     — Вообще-то ты можешь сбегать наверх. Сбегай, хлебни чего-нибудь, пока есть время, но потом сразу возвращайся.
     — Ничего, — сказал Виктор. — Обойдусь.
    Потом где-то за пеленой дождя зарычал мотор, вспыхнули фары. Виктор увидел какой-то джип, осторожно заворачивающий в ворота. Джип подкатил к крыльцу, и из него грузно выбрался Юл Голем в своем неуклюжем плаще. Он поднялся по ступенькам, нагнулся над мокрецом, взял его руку. Мокрец глухо сказал:
     — Никаких уколов.
     — Ладно, — сказал Голем и посмотрел на Виктора. — Берите его.
    Виктор взял мокреца на руки и понес к джипу. Голем обогнал его, распахнул дверцу и залез внутрь.
     — Давайте его сюда, — сказал он из темноты. — Нет, ногами вперед… Смелее… Придержите за плечи…
    Он сопел и возился в машине. Мокрец снова зарычал, и Голем сказал ему что-то непонятное, а может быть, выругался, что-то вроде: "Шесть углов на шее…" Потом он вылез наружу, захлопнул дверцу и, усаживаясь за руль, спросил Диану:
     — Вы им звонили?
     — Нет, — ответила Диана. — Позвонить?
     — Теперь уж не стоит, — сказал Голем, — а то они все законопатят. До свидания.
    Джип тронулся с места, обогнул клумбу и укатил по аллее.
     — Пойдем, — сказала Диана.
     — Поплывем, — сказал Виктор. Теперь, когда все кончилось, он не чувствовал ничего больше, кроме раздражения.
    В вестибюле Диана взяла его под руку.
     — Ничего, — сказала она. — Сейчас переоденешься в сухое, выпьешь водочки, и все станет хорошо.
     — Течет, как с мокрой собаки, — сердито пожаловался Виктор. — И потом, может быть, ты объяснишь, наконец, что здесь произошло?
    Диана устало вздохнула.
     — Да ничего здесь особенного не произошло. Не надо было фонарик забывать.
     — А капканы на дорогах — это у вас в порядке вещей?
     — Бургомистр ставит, сволочь…
    Они поднялись на второй этаж и пошли по коридору.
     — Он сумасшедший? — осведомился Виктор. — Это же уголовное дело. Или он действительно сумасшедший?
     — Нет. Он просто сволочь и ненавидит мокрецов. Как и весь город.
     — Это я заметил. Мы их тоже не любили, но капканы… А что мокрецы им сделали?
     — Надо же кого-то ненавидеть, — сказала Диана. — В одних местах ненавидят евреев, где-то еще — негров, а у нас — мокрецов.
    Они остановились перед дверью, Диана повернула ключ, вошла, и зажегся свет.
     — Подожди, — сказал Виктор озираясь. — Куда ты меня привела?
     — Это лаборатория, — ответила Диана. — Я сейчас.
    Виктор остался в дверях и смотрел, как она ходит по огромной комнате и закрывает окна. Под окнами на полу темнели лужи.
     — А что он здесь делал ночью? — спросил Виктор.
     — Где? — спросила Диана, не оборачиваясь.
     — На тропинке… Ты ведь знала, что он здесь?
     — Ну, понимаешь, — сказала она, — в лепрозории плохо с медикаментами. Иногда они приходят к нам, просят…
    Она закрыла последнее окно и прошлась по лаборатории, оглядывая столы, заставленные приборами и химической посудой.
     — Гнусно все это, — сказал Виктор. — Ну и государство. Куда ни поедешь — везде какая-нибудь дрянь… Пошли, а то я замерз.
     — Сейчас, — сказала Диана.
    Она взяла со стула какую-то темную одежду и встряхнула ее. Это был мужской вечерний костюм. Она аккуратно повесила его в шкафчик для спецодежды. Откуда здесь костюм? — подумал Виктор. Причем какой-то знакомый костюм…
     — Ну вот, — сказала Диана. — Ты как хочешь, а я сейчас залезу в горячую ванну.
     — Послушай, Диана, — сказал Виктор осторожно. — А кто был этот… с таким вот носом… желтолицый? С которым ты плясала…
    Диана взяла его за руку.
     — Видишь ли, — сказала она, помолчав, — это мой муж… Бывший муж.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь