Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

[06-10-2017] На что нужно обратить внимание в игровом...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Хромая судьба > страница 15

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82,


     — Его нет, — сказала она. — Нет-нет, он ушел… Я тоже… Ничего, ничего, что вы. Спокойной ночи.
    Она положила трубку, постояла немного, глядя в темноту за окном, затем села на кровать рядом с Виктором. В руке у нее был цилиндрический фонарик. Виктор закурил сигарету и подал ей. Она молча курила, о чем-то напряженно думая, а потом спросила:
     — Ты когда заснул?
     — Не знаю, трудно сказать.
     — Но уже после меня?
     — Да.
    Она повернула к нему лицо.
     — Ты ничего не слышал? Какого-нибудь скандала, драки…
     — Нет, — сказал Виктор. — По-моему, все было очень мирно. Сначала они пели, потом Росшепер с компанией мочился у нас под окном, потом я заснул. Они уже собирались разъезжаться.
    Она бросила сигарету за окно и поднялась.
     — Одевайся, — сказала она.
    Виктор усмехнулся и протянул руку за трусами. Слушаю и повинуюсь, подумал он. Хорошая вещь — повиновение. Только не надо ни о чем спрашивать. Он спросил:
     — Поедем или пойдем?
     — Что?.. Сначала пойдем, а там видно будет.
     — Кто-нибудь пропал?
     — Кажется.
     — Росшепер?
    Он вдруг поймал на себе ее взгляд. Она смотрела на него с сомнением. Она уже немного раскаивалась, что позвала его. Она спрашивала себя: а кто он, собственно, такой, чтобы брать его с собою?
     — Я готов, — сказал он.
    Она все еще сомневалась, задумчиво играя фонариком.
     — Ну, ладно… тогда пошли. — Она не двигалась с места.
     — Может быть, отломать у стула ножку? — предложил Виктор. — Или, скажем, у кровати?..
    Она встрепенулась.
     — Нет. Ножка не годится. — Она выдвинула ящик стола и достала огромный черный пистолет. — На, — сказала она.
    Виктор насторожился было, но это оказался — спортивный мелкокалиберный. И к тому же без обоймы.
     — Давай патроны, — сказал Виктор.
    Она непонимающе посмотрела на него, потом посмотрела на пистолет и сказала:
     — Нет. Патроны не понадобятся. Пошли.
    Виктор пожал плечами и сунул пистолет в карман. Они спустились в вестибюль и вышли на крыльцо. Туман поредел, моросил хилый дождик. Машин у крыльца не было. Диана свернула в аллейку между мокрыми кустами и включила фонарик. Дурацкое положение, подумал Виктор. Ужасно хочется спросить в чем дело, а спросить нельзя. Хорошо бы придумать, как спросить. Как-нибудь облически. Не спросить, а так — отпустить замечание с вопросом в подтексте. Может быть, драться придется? Неохота. Сегодня неохота. Буду бить рукояткой. Прямо между глаз… А как там мой желвак? Желвак оказался на месте и побаливал. Странные, однако, обязанности у медсестры в этом санатории… А ведь я всегда считал, что Диана — женщина с тайной. С первого взгляда и все пять дней… Ну и сырость, надо было глотнуть перед уходом. Как только вернусь, сейчас же и глотну… А я молодец, подумал он. Никаких вопросов. Слушаю и повинуюсь.
    Они обогнули крыло, пробрались через сирень и оказались перед оградой. Диана посветила. Одного железного прута в ограде не было.
     — Виктор, — сказала она негромко. — Сейчас мы пойдем по тропинке. Ты пойдешь сзади. Смотри под ноги, и ни шагу в сторону. Понял?
     — Понял, — покорно сказал Виктор. — Шаг влево, шаг вправо — считается побег…
    Диана пролезла первой и посветила Виктору. Потом они очень медленно двинулись под гору. Это был восточный склон холма, на котором стоял санаторий. Вокруг шумели под дождем невидимые деревья. Раз Диана поскользнулась, и Виктор едва успел схватить ее за плечи. Она нетерпеливо вывернулась и пошла дальше. Каждую минуту она повторяла: "Смотри под ноги… Держись за мной". Виктор послушно смотрел вниз, на ноги Дианы, мелькающие в прыгающем светлом круге. Сначала он все ожидал удара по затылку, прямо по желваку, или чего-нибудь в этом роде, а потом решил: вряд ли. Концы с концами не сходились. Просто, наверное, удрал какойнибудь псих — например, у Росшепера случилась белая горячка, и его придется вести назад, пугая разряженным пистолетом…
    Диана неожиданно остановилась и что-то сказала, но ее слова не дошли до сознания Виктора, потому что в следующую секунду он увидел возле тропинки чьи-то блестящие глаза, неподвижные, огромные, пристально глядевшие из-под мокрого выпуклого лба — только глаза и лоб, и ничего больше, ни рта, ни носа, ни тела — ничего. Сырая тяжелая темнота, и в светлом круге — блестящие глаза и неестественно белый лоб.
     — Сволочи, — сказала Диана перехваченным голосом. — Так я и знала. Зверье.
    Она упала на колени, луч фонарика скользнул вдоль черного тела, и Виктор увидел какую-то блестящую металлическую дугу, цепь в траве, а Диана скомандовала: "Скорее, Виктор", — и он присел рядом с нею на корточки и только теперь понял, что это капкан, а в капкане — нога человека. Он обеими руками вцепился в железные челюсти и попытался развести их, но они подались чуть-чуть и сомкнулись снова. "Дурак! — крикнула Диана. — Пистолетом!" Он скрипнул зубами, ухватился поудобнее, напряг мускулы, так что захрустело в плечах, и челюсти разошлись. "Тащи", — хрипло сказал он. Нога исчезла, железные дуги снова сомкнулись и сжали ему пальцы. "Подержи фонарик", — сказала Диана. "Не могу, — виновато сказал Виктор. — Попался. Возьми у меня из кармана пистолет…" Диана, чертыхнувшись, полезла к нему в карман. Он снова развел капкан, она вставила между скобами рукоятку, и он освободился.
     — Подержи фонарик, — повторила она. — Я посмотрю, что с ногой.
     — Кость раздроблена, — сказал из темноты напряженный голос. — Несите меня в санаторий и вызывайте машину.
     — Правильно, — сказала Диана. — Сейчас. Виктор, давай мне фонарик, а сам возьми его.
    Она посветила. Человек сидел на прежнем месте, прислонившись к стволу дерева. Нижняя половина его лица была закутана черной повязкой. Очкарик, подумал Виктор. Мокрец. Как он сюда попал?
     — Бери же, — нетерпеливо сказала Диана. — На спину.
     — Сейчас, — отозвался он. Ему вспомнились желтые круги вокруг глаз. Подкатило к горлу. — Сейчас… — Он сел возле мокреца на корточки и повернулся к нему спиной. — Обнимите меня за шею, — сказал он.
    Мокрец оказался тощим и легким. Он не двигался и даже, казалось, не дышал, и он не стонал, когда Виктор оскальзывался, но всякий раз его тело сводило судорогой. Тропинка была гораздо круче, чем думал Виктор, и, когда они дошли до ограды, он основательно запыхался. Трудно оказалось протащить мокреца через щель в ограде, но и с этим они в конце концов справились.
     — Куда его? — спросил Виктор, когда они подошли к подъезду.
     — Пока в вестибюль, — ответила Диана.
     — Не надо, — тем же напряженным голосом произнес мокрец. — Оставьте меня здесь.
     — Здесь дождь, — возразил Виктор.
     — Перестаньте болтать, — сказал мокрец. — Я останусь здесь.
    Виктор промолчал и стал подниматься по ступенькам.
     — Оставь его, — сказала Диана.
    Виктор остановился.
     — Какого черта, здесь же дождь, — сказал он.
     — Не будьте дураком, — проговорил мокрец. — Оставьте… здесь…
    Виктор, не говоря ни слова, шагая через три ступеньки, поднялся к двери и вошел в вестибюль.
     — Кретин, — тихо сказал мокрец и уронил голову на его плечо.
     — Болван, — сказала Диана, догоняя Виктора и хватая его за рукав. — Ты его убьешь, идиот! Немедленно вынеси и положи его под дождь! Немедленно, слышишь? Ну, чего стоишь?


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь