Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[12-11-2018] Игровые автоматы Вулкан Ставка — бесплатно

[11-11-2018] Казино Фараон – классические игровые...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Понедельник начинается в субботу > страница 27

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56,


    Дубль вытянул губы дудкой и начал пятиться. Он пятился очень осторожно, обогнул диван и встал так, чтобы между нами был лабораторный стол. Я демонстративно посмотрел на часы. Дубль пробормотал заклинание, на столе появился "мерседес", авторучка и стопка чистой бумаги. Дубль, согнув колени, повис в воздухе и стал что-то писать, время от времени опасливо на меня поглядывая. Это было очень похоже, и я даже засомневался. Впрочем, у меня было верное средство выяснить правду. Дубли, как правило, совершенно нечувствительны к боли. Пошарив в кармане, я извлек маленькие острые клещи и, выразительно пощелкивая ими, стал приближаться к дублю. Дубль перестал писать. Пристально поглядев ему в глаза, я скусил клещами шляпку гвоздя, торчащую из стола, и сказал:
    — Н-н-ну?
    — Чего ты ко мне пристал? — осведомился Витька. — Видишь ведь, что человек работает.
    — Ты же дубль, — сказал я. — Не смей со мной разговаривать.
    — Убери клещи, — сказал он.
    — А ты не валяй дурака, — сказал я. — Тоже мне дубль.
    Витька сел на край стола и устало потер уши.
    — Ничего у меня сегодня не получается, — сообщил он. — Дурак я сегодня. Дубля сотворил — получился какой-то уже совершенно безмозглый. Все ронял, на умклайдет сел, животное… Треснул я его по шее, руку отбил… И окунь дохнет систематически.
    Я подошел к дивану и заглянул в ванну.
    — А что с ним?
    — А я откуда знаю?
    — Где ты его взял?
    — На рынке.
    Я поднял окуня за хвост. — А чего ты хочешь? Обыкновенная снулая рыбка.
    — Дубина, — сказал Витька. — Вода-то живая…
    — А-а, — сказал я и стал соображать, что бы ему посоветовать. Механизм действия живой воды я представлял себе крайне смутно. В основном по сказке об Иване-царевиче и Сером Волке.
    Джинн в бутыли двигался и время от времени принимался протирать ладошкой стекло, запыленное снаружи.
    — Протер бы бутыль, — сказал я, ничего не придумав.
    — Что?
    — Пыль с бутылки сотри. Скучно же ему там.
    — Черт с ним, пусть скучает, — рассеяно сказал Витька. Он снова засунул руку в диван и снова провернул там что-то. Окунь ожил.
    — Видал? — сказал Витька. — Когда даю максимальное напряжение — все в порядке.
    — Экземпляр… неудачный, — сказал я наугад.
    Витька вынул руку из дивана и уставился на меня.
    — Экземпляр… — сказал он. — Неудачный… — Глаза у него стали как у дубля. — Экземпляр экземпляру люпус эст… <Перифраз латинской поговорки "человек человеку — волк".>
    — Потом он, наверное, мороженый, — сказал я, осмелев.
    Витька меня не слушал.
    — Где бы рыбу взять? — сказал он, озираясь и хлопая себя по карманам. — Рыбочку бы…
    — Зачем? — спросил я.
    — Верно, — сказал Витька. — Зачем? Раз нет другой рыбы, — рассудительно произнес он, — почему бы не взять другую воду? Верно?
    — Э, нет, — возразил я. — Так не пойдет.
    — А как? — жадно спросил Витька.
    — Выметайся отсюда, — сказал я. — Покинь помещение.
    — Куда?
    — Куда хочешь.
    Он перелез через диван и сгреб меня за грудки.
    — Ты меня слушай, понял? — сказал он угрожающе. — На свете нет ничего одинакового. Все распределяется по гауссиане. Вода воде рознь… Этот старый дурак не сообразил, что существует дисперсия свойств…
    — Эй, милый, — позвал я его. — Новый год скоро! Не увлекайся так.
    Он отпустил меня и засуетился:
    — Куда же я его дел?.. Вот лапоть!.. Куда я его сунул?.. А, вот он…
    Он бросился к стулу, на котором торчком стоял умклайдет. Тот самый. Я отскочил к двери и сказал умоляюще:
    — Опомнись! Двенадцатый же час! Тебя же ждут! Верочка ждет!
    — Не, — отвечал он. — Я им туда дубля послал. Хороший дубль, развесистый… Дурак дураком. Анекдоты, стойку делает, танцует, как вол…
    Он крутил в руках умклайдет, что-то прикидывая, примериваясь, прищуря один глаз.
    — Выметайся, говорят тебе! — заорал я в отчаянии.
    Витька коротко глянул на меня, и я присел. Шутки кончились. Витька находился в том состоянии, когда увлеченные работой маги превращают окружающих в пауков, мокриц, ящериц и других тихих животных. Я сел на корточки рядом с джинном и стал смотреть.
    Витька замер в классической позе нематериального заклинания (позиция "мартихор"), над столом поднялся розовый пар, вверх-вниз запрыгали тени, похожие на летучих мышей, исчез "мерседес", исчезла бумага, и вдруг вся поверхность стола покрылась сосудами с прозрачными растворами. Витька, не глядя, сунул умклайдет на стул, схватил один из сосудов и стал его внимательно рассматривать. Было ясно, что теперь он отсюда никуда и никогда не уйдет. Он живо убрал с дивана ванну, одним прыжком подскочил к Стеллажам и поволок к столу громоздкий медный аквавитометр. Я устроился было поудобнее и протер джинну окошечко для обозрения, но тут из коридора донеслись голоса, топот ног и хлопанье дверей. Я вскочил и кинулся вон из лаборатории.
    Ощущение ночной пустоты и темного покоя огромного здания исчезло бесследно. В коридоре горели яркие лампы. Кто-то сломя голову мчался по лестнице, кто-то кричал: "Валька! Напряжение упало! Сбегай в аккумуляторную!", кто-то вытряхивал на лестничной площадке шубу, и мокрый снег летел во все стороны. Навстречу мне с задумчивым лицом быстро шел изящно изогнутый Жиан Жиакомо, за ним с его огромным портфелем под мышкой и с его тростью в зубах семенил гном. Мы раскланялись. От великого престидижитатора пахло хорошим вином и французскими благовониями. Остановить его я не посмел, и он прошел сквозь запертую дверь в свой кабинет. Гном просунул ему вслед портфель и трость, а сам нырнул в батарею парового отопления.
    — Какого дьявола? — вскричал я и побежал на лестницу.
    Институт был битком набит сотрудниками. Казалось, их было даже больше, чем в будний день. В кабинетах и лабораториях во всю горели огни, двери были распахнуты настежь. В институте стоял обычный деловой гул: треск разрядов, монотонные голоса, диктующие цифры и произносящие заклинания, дробный стук "мерседесов" и "рейнметаллов". И над всем этим раскатистый и победительный рык Федора Симеоновича: "Эт" хорошо, эт" здо-о-рово! Вы молодец, голубчик! Но к-какой дурак выключил г-генератор?" Меня саданули в спину твердым углом, и я ухватился за перила. Я рассвирепел. Это был Володя Почкин и Эдик Амперян, они тащили на свой этаж координатно-измерительную машину весом в полтонны.
    — А, Саша? — приветливо сказал Эдик. — Здравствуй, Саша.
    — Сашка, посторонись с дороги! — крикнул Володя Почкин, пятясь задом. — Заноси, заноси!..
    Я схватил его за ворот:
    — Ты почему в институте? Ты как сюда попал?
    — Через дверь, через дверь, пусти… — сказал Володя. — Эдька, еще правее! Ты видишь, что не проходит?
    Я отпустил его и бросился в вестибюль. Я был охвачен административным негодованием. "Я вам покажу, — бормотал я, прыгая через четыре ступеньки. — Я вам покажу бездельничать. Я вам покажу всех пускать без разбору!.." Макродемоны Вход и Выход, вместо того, чтобы заниматься делом, дрожа от азарта и лихорадочно фосфоресцируя, резались в рулетку. На моих глазах забывший свои обязанности Вход сорвал банк примерно в семьдесят миллиардов молекул у забывшего свои обязанности Выхода. Рулетку я узнал сразу. Это была моя рулетка. Я сам смастерил ее для одной вечеринки и держал ее за шкафом в электронном зале, и знал об этом один только Витька Корнеев. Заговор, решил я. Всех разнесу. А через вестибюль все шли и шли покрытые снегом краснолицые веселые сотрудники.


 

© 2009-2018 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь