Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[23-01-2018] Попробуйте поймать удачу в интернет казино...

[23-01-2018] Правильное проектирование систем...

[23-01-2018] Бесплатные игровые автоматы Вулкан:...

[19-01-2018] Элитный клуб — рискуй и выигрывай с игровыми...

[15-01-2018] Официальный сайт казино Вулкан —...

[12-01-2018] Предлагаем игровую систему «Чемпион Делюкс»...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Понедельник начинается в субботу > страница 1 - История первая. Суета вокруг дивана Глава 1

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56,

История первая. Суета вокруг дивана

Глава 1



    

Но что страннее, что непонятнее
     всего, это то как авторы могут брать
     подобные сюжеты. Признаюсь, это уже
     совсем непостижимо, это точно…
     Нет, нет совсем не понимаю.
     Н. В. Гоголь



    

Учитель: Дети, запишите предложение:
     "Рыба сидела на дереве".
     Ученик: А разве рыбы сидят на деревьях?
     Учитель: Ну… Это была сумасшедшая рыба.
     Школьный анекдот



    Я приближался к месту моего назначения. Вокруг меня, прижимаясь к самой дороге, зеленел лес, изредка уступая место полянам, поросшим желтой осокой. Солнце садилось уже который час, все никак не могло сесть и висело низко над горизонтом. Машина катилась по узкой дороге, засыпанной хрустящим гравием. Крупные камни я пускал под колесо, и каждый раз в багажнике лязгали и громыхали пустые канистры.
    Справа из леса вышли двое, ступили на обочину и остановились, глядя в мою сторону. Один из них поднял руку. Я сбросил газ, их рассматривая. Это были, как мне показалось, охотники, молодые люди, может быть, немного старше меня. Их лица понравились мне, и я остановился. Тот, что поднимал руку, просунул в машину смуглое горбоносое лицо и спросил улыбаясь:
    — Вы нас не подбросите до Соловца?
    Второй, с рыжей бородой и без усов, тоже улыбался, выглядывая из-за его плеча. Положительно, это были приятные люди.
    — Давайте садитесь, — сказал я. — Один вперед, другой назад, а то у меня там барахло, на заднем сиденье.
    — Благодетель! — обрадованно произнес горбоносый, снял с плеча ружье и сел рядом со мной.
    Бородатый, нерешительно заглядывая в заднюю дверцу, сказал:
    — А можно, я здесь немножко тово?..
    Я перегнулся через спинку и помог ему расчистить место, занятое спальным мешком и свернутой палаткой. Он деликатно уселся, поставив ружье между коленей.
    — Дверцу прикройте получше, — сказал я.
    Все шло, как обычно. Машина тронулась. Горбоносый повернулся назад и оживленно заговорил о том, что много приятнее ехать в легковой машине, чем идти пешком. Бородатый невнятно соглашался и все хлопал и хлопал дверцей. "Плащ подберите, — посоветовал я, глядя на него в зеркало заднего вида. — У вас плащ защемляется". Минут через пять все, наконец, устроилось. Я спросил: "До Соловца километров десять?" — "Да, — ответил горбоносый. — Или немножко больше. Дорога, правда, неважная — для грузовиков". — "Дорога вполне приличная, — возразил я. — Мне обещали, что я вообще не проеду". — "По этой дороге даже осенью можно проехать". — "Здесь — пожалуй, но вот от Коробца — грунтовая". — "В этом году лето сухое, все подсохло". — "Под Затонью говорят, дожди", — заметил бородатый на заднем сиденье. "Кто это говорит?" — спросил горбоносый. "Мерлин говорит". Они почему-то засмеялись. Я вытащил сигареты, закурил и предложил им угощаться. "Фабрика Клары Цеткин, — сказал горбоносый, разглядывая пачку. — Вы из Ленинграда?" — "Да". — "Путешествуете?" — "Путешествую, — сказал я. — А вы здешние?" — "Коренные", — сказал горбоносый. "Я из Мурманска", — сообщил бородатый. "Для Ленинграда, наверно, что Соловец, что Мурманск — одно и то же: Север", — сказал горбоносый. "Нет, почему же", — сказал я вежливо. "В Соловце будете останавливаться?" — спросил горбоносый. "Конечно, — сказал я. — Я в Соловец и еду". — "У вас там родные или знакомые?" — "Нет, — сказал я. — Просто подожду ребят. Они идут берегом, а Соловец у нас — точка рандеву".
    Впереди я увидел большую россыпь камней, притормозил и сказал: "Держитесь крепче". Машина затряслась и запрыгала. Горбоносый ушиб нос о ствол ружья. Мотор взревывал, камни били в днище. "Бедная машина", — сказал горбоносый. "Что делать…" — сказал я. "Не всякий поехал бы по такой дороге на своей машине". — "Я бы поехал", — сказал я. Россыпь кончилась. "А, так это не ваша машина", — догадался горбоносый. "Ну, откуда у меня машина! Это прокат". — "Понятно", — сказал горбоносый, как мне показалось разочарованно. Я почувствовал себя задетым. "А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта". — "Да, конечно", — вежливо согласился горбоносый. "Глупо, по-моему, делать из машины идола", — заявил я. "Глупо, — сказал бородатый. — Но не все так думают". Мы поговорили о машинах и пришли к выводу, что если уж покупать что-нибудь, так это ГАЗ-69, но их, к сожалению, не продают. Потом горбоносый спросил: "А где вы работаете?" Я ответил. "Колоссально! — воскликнул горбоносый. — Программист! Нам нужен именно программист. Слушайте, бросайте ваш институт и пошли к нам!" — "А что у вас есть?" — "Что у нас есть?" — спросил горбоносый поворачиваясь. "Алдан-3", — сказал бородатый. "Богатая машина, — сказал я. — И хорошо работает?" — "Да как вам сказать…" — "Понятно", — сказал я. "Собственно, ее еще не отладили, — сказал бородатый. — Оставайтесь у нас, отладите…" — "А перевод мы вам в два счета устроим", — добавил горбоносый. "А чем вы занимаетесь?" — спросил я. "Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим". — "Понятно, — сказал я. — Что-нибудь с космосом?" — "И с космосом тоже", — сказал горбоносый. "От добра добра не ищут", — сказал я. "Столичный город и приличная зарплата — сказал бородатый негромко, но я услышал. "Не надо, — сказал я. — Не надо мерять на деньги". — "Да нет, я пошутил", — сказал бородатый. "Это он так шутит, — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не будет". — "Почему вы так думаете?" — "Уверен". — "А я не уверен". Горбоносый усмехнулся. "Мы еще поговорим на эту тему, — сказал он. — Вы долго пробудете в Соловце?" — "Дня два максимум". — "Вот на второй день и поговорим". Бородатый заявил: "Лично я вижу в этом перст судьбы — шли по лесу и встретили программиста. Мне кажется, вы обречены". — "Вам действительно так нужен программист?" — спросил я. "Нам позарез нужен программист". — "Я поговорю с ребятами, — пообещал я. — Я знаю недовольных". — "Нам нужен не всякий программист, — сказал горбоносый. — Программисты народ дефицитный, избаловались, а нам нужен небалованный". — "Да, это сложнее", — сказал я. Горбоносый стал загибать пальцы: "Нам нужен программист: а — небалованный, бэ — доброволец, цэ — чтобы согласился жить в общежитии…" — "Дэ, — подхватил бородатый, — на сто двадцать рублей". — "А как насчет крылышек? — спросил я. — Или, скажем, сияния вокруг головы? Один на тысячу!" — "А нам всего-то один и нужен", — сказал горбоносый. "А если их всего девятьсот?" — "Согласны на девять десятых".
    Лес расступился, мы переехали через мост и покатили между картофельными полями. "Девять часов, — сказал горбоносый. — Где вы собираетесь ночевать?" — "В машине переночую. Магазины у вас до которого часа работают?" — "Магазины у нас уже закрыты", — сказал горбоносый. "Можно в общежитии, — сказал бородатый. — У меня в комнате свободная койка". — "К общежитию не подъедешь", — сказал горбоносый задумчиво. "Да, пожалуй, — сказал бородатый и почему-то засмеялся. "Машину можно поставить возле милиции", — сказал горбоносый. "Да ерунда это, — сказал бородатый. — Я несу околесицу, а ты за мной вслед. Как он в общежитие-то пройдет?" — "Д-да, черт, — сказал горбоносый. — Действительно, день не поработаешь — забываешь про все эти штуки". — "А может быть, трансгрессировать его?" — "Ну-ну, — сказал горбоносый. — Это тебе не диван. А ты не Кристобаль Хунта, да и я тоже…"
    — Да вы не беспокойтесь, — сказал я. — Переночую в машине, не первый раз.
    Мне вдруг страшно захотелось поспать на простынях. Я уже четыре ночи спал в спальном мешке.
    — Слушай, — сказал горбоносый, — хо-хо! Изнакурнож!
    — Правильно! — воскликнул бородатый. — На Лукоморье его!
    — Ей-богу, я переночую в машине, — сказал я.
    — Вы переночуете в доме, — сказал горбоносый, — на относительно чистом белье. Должны же мы вас как-то отблагодарить…
    — Не полтинник же вам совать, — сказал бородатый.
    Мы въехали в город. Потянулись старинные крепкие заборы, мощные срубы из гигантских почерневших бревен, с неширокими окнами, с резными наличниками, с деревянными петушками на крышах. Попадалось несколько грязных кирпичных строений с железными дверями, вид которых вынес у меня из памяти полузнакомое слово "лабазы". Улица была прямая и широкая и называлась проспектом Мира. Впереди, ближе к центру, виднелись двухэтажные шлакоблочные дома с открытыми сквериками.


Предыдущая | Оглавление | Следующая
 

© 2009-2018 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь