Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[10-12-2018] Зеркало казино Вулкан – отличный способ...

[09-12-2018] Клуб Азино 777 – лучшие предложения в мире...

[08-12-2018] Бесплатные автоматы Вулкан на деньги –...

[06-12-2018] Официальный сайт игровых автоматов-аппаратов...

[01-12-2018] Автомат Аттила с быстрым выводом денег от...

Контекст:
Смотрите информацию расшифровка анализа крови при онкологии на нашем сайте.
 

Братья Стругацкие

Романы > Далекая Радуга > страница 21 - Глава 7

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32,

Глава 7


    Роберт посмотрел через плечо. Ничего уже не было видно, кроме белесого неба и зеленых полей.
    Два раза я уже сегодня от нее уходил, подумал он. Не миновать и третьего.
    — Что теперь будет? — спросил он.
    Патрик выпятил толстые губы.
    — Плохо будет. У нее огромный запас инерции.
    — Ты пробовал подсчитать?
    — Да.
    — Ну?
    Патрик тяжко вздохнул и ничего не ответил. Роберт, сдвинув брови, смотрел прямо перед собой. Потом он включил рацию флаера и настроился на Детское. Он несколько раз нажал на клавишу вызова, но Детское не отзывалось. Не надо беспокоиться, думал он. Летний праздник и все такое. Как странно, они еще ничего не знают. И пусть ничего не знают. Буду знать только я. Он опять спросил:
    — Куда мы летим?
    — Ты уже спрашивал.
    — Ах, да… Патрик, дружище, тебе очень нужно в эти ручьи?
    — Конечно. Куда же нам еще?
    Роберт откинулся на сиденье.
    — Да, — сказал он. — Зря ты остался.
    — В каком смысле "зря"?
    — Ты можешь побыстрее?
    — Могу…
    — А еще быстрее?
    Патрик промолчал. Двигатель клокотал, захлебываясь воздухом.
    — Мы всегда торопимся, — пробормотал Патрик. — Всегда нас что-то или кто-то подгоняет. Быстрее, еще быстрее… А нельзя ли еще быстрее? Можно, отвечаем мы. Пожалуйста!.. Нет времени осмотреться. Нет времени подумать. Нет времени разобраться — зачем и стоит ли? А потом появляется Волна. И мы опять торопимся.
    — Подавай больше горючего, — сказал Роберт. Он думал совсем о другом. — И держи правее.
    Патрик замолчал. Внизу проносились зеленые поля созревающего хлеба, редкие белые домики синоптических станций. Было видно, как прямо через хлеба гнали на юг скот. Киберпастухи казались с этой высоты крошечными блестящими звездочками. Все это было уже не нужно.
    — Ты не слыхал что-нибудь о "Стреле"? — спросил Роберт.
    — Нет. "Стрела" далеко. Она не успеет. Брось об этом думать, Роб!
    — О чем же мне еще думать? — пробормотал Роберт.
    — А ни о чем. Сядь поудобнее и смотри вокруг. Не знаю, как ты, а я ничего этого раньше не замечал. По-моему, я никогда даже не видел эту зеленую волну на хлебах от ветра… Волну! Тьфу! А знаешь, когда я все это впервые увидел? Знаешь? Когда смотрел в степь через железную заслонку на "харибде". Я все смотрел на эту черноту и вдруг увидел степь и понял, что всему конец. И мне стало ужасно жалко этого. А землеройки смотрели на Волну и ничего не понимали… И знаешь, что я открыл, Роб? Где-то мы просчитались.
    Роберт молчал. Поздно спохватился, думал он. Надо было смотреть раньше, хотя бы в окно.
    Внизу проплывали белые прямоугольники зданий, бетонированные площади, полосатые башни энергоантенн — это была одна из многочисленных энергетических станций северного пояса.
    — Снижайся, — сказал Роберт.
    — Куда?
    — Вон площадь — видишь? — где птерокары.
    Патрик глянул через борт.
    — Действительно, — сказал он. — А зачем?
    — Возьмешь себе птерокар, а мне отдашь флаер.
    — Что ты задумал? — спросил Патрик.
    — Полетишь дальше один. Мне в Ручьи не надо. Снижайся.
    Патрик послушно пошел на посадку. Флаер он все-таки водил отвратительно. Роберт разглядывал площадь.
    — Превосходная организация, — пробормотал он насмешливо. — Мы там давимся, все бросаем, а здесь на двух дежурных три птерокара.
    Флаер неуклюже сел между птерокарами. Роберт прикусил язык.
    — Ох! — сказал он. — Ну, вылезай, вылезай.
    Патрик очень медленно и неохотно слез с сиденья.
    — Роб, — сказал он неуверенно, — может быть, это не мое дело, но что же ты все-таки задумал?
    Роберт проворно передвинулся на его место.
    — Не беспокойся, ничего страшного. Ты справишься с птерокаром?
    Патрик стоял, опустив руки, и лицо его приняло жалостливое выражение.
    — Роб, — сказал он. — Смотри на вещи трезво. Над Волной плазмовый барьер в сто километров. Тебе не перепрыгнуть.
    Роберт с изумлением посмотрел на него.
    — Он уже давно погиб, — сказал Патрик. — Первый раз ты мог ошибиться, но теперь там прошла Волна.
    — О чем ты? — спросил Роберт. — Я не собираюсь прыгать через Волну, будь она проклята. У меня есть дело поважнее. Прощай. Передай Маляеву, я не вернусь. Прощай, Патрик.
    — Прощай, — сказал Патрик.
    — Ты мне так и не сказал, справишься ты с птерокаром или нет?
    — Справлюсь, — печально сказал Патрик. — Птерокар я знаю хорошо. Эх, Роб!..
    Роберт круто взял на себя ручку управления, и когда он через пять минут оглянулся, энергостанция уже скрылась за горизонтом. До Детского было два часа лету. Роберт проверил горючее, послушал двигатель, перевел его на самый экономичный режим и включил киберпилот. Потом он снова попробовал вызвать Детское. Детское молчало. Роберт хотел выключить рацию, но подумал и переключил приемник на самонастройку.
    — …девятого класса Асмодей Барро нашел во время экскурсии окаменевшие организмы, напоминающие морских ежей. Место находки отстоит довольно далеко от побережья…
    — …совещание у директора. Здесь ходят какие-то странные слухи. Говорят, Волна дошла до Гринфилда. Не вернуться ли мне на базу? Сейчас, по-моему, не до ульмотронов.
    — …поставить своими силами не удастся. У нас нет Отелло. Если говорить откровенно, идея ставить Шекспира представляется мне абсурдной. Не думаю, чтобы мы оказались способны на новую интерпретацию, а ждать, пока…
    — …Витя, как ты меня слышишь? Витя, изумительная новость! Буллит раскодировал этот ген. Возьми бумагу и пиши. Шесть… Одиннадцать… Одиннадцать, говорю…
    — Внимание, Радуга! Начальникам всех поисковых партий. Начать эвакуацию. Обратить особое внимание на то, чтобы все летательные транспортные средства класса не ниже "медузы" были доставлены в Столицу.
    — …небольшой голубой коттеджик прямо на берегу. Здесь очень свежий воздух, превосходное солнце. Я никогда не любила Столицу и никогда не понимала, зачем ее построили на экваторе. Что? Ну конечно, ужасно душно…
    — …Сойер! Сойер! Я Канэко. Немедленно меняй курс. Художники уже нашлись. Иди на юг. Разыщи третий вертолет. Третий вертолет не прибыл…
    — Внимание, испытатели! Сегодня в четырнадцать часов состоится внеплановый нуль-запуск человека к Земле. Просьба прибыть в Институт не позже тринадцати часов…
    — …Ничего не понимаю. Никак не могу связаться с директором. Все каналы заняты. Ты не знаешь, что происходит?
    — Адольф! Адольф! Умоляю, откликнись! Умоляю, возвращайся немедленно! Еще есть шанс попасть на звездолет!.. (Голос стал уплывать, но Роберт придержал верньер.) Страшная катастрофа! Почему-то об этом ничего не сообщают, но мне сказали, что Радуга обречена! Возвращайся немедленно! Я хочу быть с тобой сейчас…
    Роберт отпустил верньер.
    — …как всегда. У Веселовского. Нет, Синица читает новые стихи. По-моему, любопытные. Мне кажется, они должны тебе понравиться. Нет, это, конечно, не шедевр, однако…


 

© 2009-2018 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь