Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[14-10-2018] Онлайн казино Вулкан – игровые слоты 777

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Далекая Радуга > страница 12 - Глава 4

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32,

Глава 4


    На Радуге был только один космодром, и на этом космодроме стоял только один звездолет, десантный сигма-Д-звездолет "Тариэль-Второй". Он был виден издалека — бело-голубой купол высотой в семьдесят метров сияющим облачком возвышался над плоскими темно-зелеными крышами заправочных станций. Горбовский сделал над ним два неуверенных круга. Сесть рядом со звездолетом было трудно: плотное кольцо разнообразных машин окружало корабль. Сверху были видны неуклюжие роботы-заправщики, присосавшиеся к шести баковым выступам, хлопотливые аварийные киберы, прощупывавшие каждый сантиметр обшивки, серый робот-матка, руководивший дюжиной маленьких юрких машин-анализаторов. Зрелище это было привычное, радующее хозяйственный глаз.
    Однако возле грузового люка имело место явное нарушение всех установлений. Оттеснив в сторону безответных космодромных киберов, там сгрудилось множество транспортных машин всевозможных типов. Там были обычные грузовые "биндюги", туристские "дилижансы", легковые "тестудо" и "гепарды" и даже один "крот" — громоздкая землеройная машина для рудных разработок. Все они совершали какие-то сложные эволюции возле люка, теснясь и подталкивая друг друга. В стороне, на самом солнцепеке стояли несколько вертолетов и валялись пустые ящики, в которых Горбовский без труда узнал упаковку ульмотронов. На ящиках грустно сидели какие-то люди.
    В поисках места для посадки Горбовский начал третий круг и тут обнаружил, что за его флаером по пятам следует тяжелый птерокар, водитель которого, высунувшись по пояс из раскрытой дверцы, делает ему какие-то непонятные знаки. Горбовский посадил флаер между вертолетами и ящиками, и птерокар тотчас же очень неловко рухнул рядом.
    — Я за вами, — деловито крикнул водитель птерокара, выскакивая из кабины.
    — Не советую, — мягко сказал Горбовский. — Мне нет никакого дела до очереди. Я капитан этого звездолета.
    На лице водителя изобразилось восхищение.
    — Великолепно! — вполголоса воскликнул он, осторожно озираясь по сторонам. — Сейчас мы утрем нос нулевикам. Как зовут капитана этого корабля?
    — Горбовский, — сказал Горбовский, слегка кланяясь.
    — А штурмана?
    — Валькенштейн.
    — Превосходно, — деловито сказал водитель птерокара. — Итак, вы — Горбовский, а я — Валькенштейн. Пошли!
    Он взял Горбовского под локоть. Горбовский уперся.
    — Слушайте, Горбовский, мы ничем не рискуем. Эти корабли мне отлично знакомы. Я сам летел сюда на десантнике. Мы проберемся в склад, возьмем по ульмотрону и запремся в кают-компании. Когда все это кончится, — он небрежным жестом указал на машины, — мы спокойно выйдем.
    — А вдруг придет настоящий штурман?
    — Настоящему штурману придется долго доказывать, что он настоящий, — веско возразил самозваный штурман.
    Горбовский хихикнул и сказал:
    — Пошли.
    Лжештурман пригладил волосы, сделал глубокий вдох и решительно двинулся вперед. Они стали протискиваться между машинами. Лжештурман говорил непрерывно — у него вдруг прорезался глубокий, внушительный бас.
    — Я полагаю, — во всеуслышание вещал он, — что прочистка диффузоров только задержит нас. Предлагаю просто сменить половину комплектов, а основное внимание уделить осмотру обшивки. Товарищ, продвиньте немного вашу машину! Вы мешаете… Так вот, Валентин Петрович, при выходе на деритринитацию… Подайте ваш грузовик назад, товарищ. Не понимаю, зачем вы толпитесь? Существует очередь, существует список, закон, наконец… Вышлите представителей… Валентин Петрович, не знаю как вас, а меня поражает дикость аборигенов. Такого мы с вами не видели даже на Пандоре среди тахоргов…
    — Вы совершенно правы, Марк, — сказал Горбовский, развлекаясь.
    — Что? Ну да, само собой… Ужасные нравы!
    Девушка в шелковой косынке, высунувшись из кабины "биндюга", осведомилась:
    — Штурман и капитан, если не ошибаюсь?
    — Да! — с вызовом сказал штурман. — И, как штурман, я рекомендовал бы вам еще раз прочитать инструкцию о порядке разгрузки.
    — Вы думаете, это необходимо?
    — Несомненно. Вы совершенно напрасно ввели ваш грузовик в двадцатиметровую зону…
    — А знаете, друзья, — раздался веселый молодой голос, — у этого штурмана фантазия победнее, чем у первых двух.
    — Что вы хотите этим сказать? — оскорбленно спросил лжештурман. В лице его было что-то от лже-Нерона.
    — Понимаете, — проникновенно сказала девушка в косынке. — Вон там, на пустых ящиках, уже сидят два штурмана и один капитан. А пустые ящики — это упаковка ульмотронов, которые увез бортинженер — скромная такая молодая женщина. За нею сейчас гонится уполномоченный Совета…
    — Как вам это нравится, Валентин Петрович? — вскричал лжештурман. — Самозванцы, а?
    — У меня такое ощущение, — задумчиво сказал Горбовский, — что мне не попасть на собственный корабль.
    — Верное рассуждение, — сказала девушка в косынке. — И уже не новое.
    Штурман решительно было двинулся вперед, но тут "биндюг" справа немного передвинулся влево, черно-желтый "дилижанс" слева чуть-чуть подался вправо, а прямо на пути к заветному люку вдруг злобно заворочались, отбрасывая комья земли, оскаленные зубья "крота".
    — Валентин Петрович! — с негодованием воскликнул лжештурман. — В таких условиях я не гарантирую готовности звездолета!
    — Старо! — грустно сказал водитель "дилижанса".
    Звонкий веселый голос проговорил:
    — Какой это штурман! Скука зевотная. Вот помните второго штурмана — этот действительно развлек! Как он задирал на себе майку и показывал следы метеоритных ударов!
    — Нет, первый был лучше, — сказал, обернувшись, водитель "крота".
    — Да, он был хорош, — согласилась девушка в косынке. — Как это он шел среди машин, держа перед глазами фотографию, и жалобно так приговаривал: "Галю моя, Галю! Галю дорогая! Далеко ты, Галю, от ридного краю!"
    Лжештурман, подавленно опустив голову, сковыривал комья земли с блестящих зубьев "крота".
    — Ну, а вы что скажете? — обратился водитель "дилижанса" к Горбовскому. — Что же вы все молчите? Надо что-нибудь говорить… Что-нибудь убедительное.
    Все с любопытством ждали.
    — Вообще я мог бы войти через пассажирский люк, — задумчиво сказал Горбовский.
    Лжештурман с надеждой вскинул голову и посмотрел на него.
    — Не могли бы, — покачал головой водитель. — Он заперт изнутри.
    В наступившей паузе был отчетливо слышен голос Канэко:
    — Не могу я вам дать десять комплектов, поймите, товарищ Прозоровский!
    — А вы поймите меня, товарищ Канэко! У нас заявка на десять комплектов. Как я вернусь с шестью?
    Кто-то вмешался:
    — Берите, Прозоровский, берите… Берите пока шесть. У нас четыре комплекта освободятся через неделю, и я вам пришлю.
    — Вы обещаете?
    Девушка в косынке сказала:
    — Прозоровского просто жалко. У них шестнадцать схем на ульмотронах!
    — Да, нищета, — вздохнул водитель "дилижанса".
    — А у нас пять, — горестно сказал лжештурман. — Пять схем и всего один ульмотрон. Что, казалось бы, им стоило привезти штук двести.
    — Мы могли бы привести и двести и триста, — сказал Горбовский. — Но ульмотроны нужны сейчас всем. На Земле заложили шесть новых У-конвейеров…
    — У-конвейер! — сказала девушка в косынке. — Легко сказать!.. Вы представляете себе технологию ульмотрона?
    — В самых общих чертах.


 

© 2009-2018 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь