Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Трудно быть богом > страница 50

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59,



    Смотрите, смотрите, друзья мои, думал Румата, медленно поворачивая голову из стороны в сторону. Это не теория. Этого никто из людей еще не видел. Смотрите, слушайте, кинографируйте… и цените, и любите, черт вас возьми, свое время, и поклонитесь памяти тех, кто прошел через это! Вглядывайтесь в эти морды, молодые, тупые, равнодушные, привычные ко всякому зверству, да не воротите нос, ваши собственные предки были не лучше…

    Его заметили. Десяток пар всякого повидавших глаз уставился на него.

    — Во, дон стоят. Побелели весь.

    — Хе… Так благородные, известно, не в привычку…

    — Воды, говорят, в таких случаях дать, да цепь коротка, не дотянуть…

    — Чего там, оклемаются…

    — Мне бы такого… Такие про что спросишь, про то и ответят…

    — Вы, братья, потише, не то как рубанет… Колец-то сколько… И бумага.

    — Как-то они на нас уставились… Отойдем, братья, от греха.

    Они группой стронулись с места, отошли в тень и оттуда поблескивали осторожными паучьими глазками. Ну, хватит с меня, подумал Румата. Он примерился было поймать за рясу пробегающего монаха, но тут заметил сразу трех, не суетящихся, а занятых делом на месте. Они лупили палками палача: видимо, за нерадивость. Румата подошел к ним.

    — Во имя господа, — негромко сказал он, брякнув кольцами.

    Монахи опустили палки, присмотрелись.

    — Именем его, — сказал самый рослый.

    — А ну, отцы, — сказал Румата, — проводите к коридорному смотрителю.

    Монахи переглянулись. Палач проворно отполз и спрятался за баком.

    — А он тебе зачем? — спросил рослый монах.

    Румата молча поднял бумагу к его лицу, подержал и опустил.

    — Ага, — сказал монах. — Ну, я нынче буду коридорный смотритель.

    — Превосходно, — сказал Румата и свернул бумагу в трубку. — Я дон Румата. Его преосвященство подарил мне доктора Будаха. Ступай и приведи его.

    Монах сунул руку под клобук и громко поскребся.

    — Будах? — сказал он раздумчиво. — Это который же Будах? Растлитель, что ли?

    — Не, — сказал другой монах. — Растлитель — тот Рудах. Его и выпустили еще ночью. Сам отец Кин его расковал и наружу вывел. А я…

    — Вздор, вздор! — нетерпеливо сказал Румата, похлопывая себя бумагой по бедру. — Будах. Королевский отравитель.

    — А-а… — сказал смотритель. — Знаю. Так он уже на колу, наверное… Брат Пакка, сходи в двенадцатую, посмотри. А ты что, выводить его будешь? — обратился он к Румате.

    — Естественно, — сказал Румата. — Он мой.

    — Тогда бумажечку позволь сюда. Бумажечка в дело пойдет. — Румата отдал бумагу.

    Смотритель повертел ее в руках, разглядывая печати, затем сказал с восхищением:

    — Ну и пишут же люди! Ты, дон, постой в сторонке, подожди, у нас тут пока дело… Э, а куда этот-то подевался?

    Монахи стали озираться, ища провинившегося палача. Румата отошел. Палача вытащили из-за бака, снова разложили на полу и принялись деловито, без излишней жестокости пороть. Минут через пять из-за поворота появился посланный монах, таща за собой на веревке худого, совершенно седого старика в темной одежде.

    — Вот он, Будах-то! — радостно закричал монах еще издали. — И ничего он не на колу, живой Будах-то, здоровый! Маленько ослабел, правда, давно, видать, голодный сидит…

    Румата шагнул им навстречу, вырвал веревку из рук монаха и снял петлю с шеи старика.

    — Вы Будах Ируканский? — спросил он.

    — Да, — сказал старик, глядя исподлобья.

    — Я Румата, идите за мной и не отставайте. — Румата повернулся к монахам. — Во имя господа, — сказал он.

    Смотритель разогнул спину и, опустив палку, ответил, чуть задыхаясь: "Именем его".

    Румата поглядел на Будаха и увидел, что старик держится за стену и еле стоит.

    — Мне плохо, — сказал он, болезненно улыбаясь. — Извините, благородный дон.

    Румата взял его под руку и повел. Когда монахи скрылись из виду, он остановился, достал из ампулы таблетку спорамина и протянул Будаху. Будах вопросительно взглянул на него.

    — Проглотите, — сказал Румата. — Вам сразу станет легче.

    Будах, все еще опираясь на стену, взял таблетку, осмотрел, понюхал, поднял косматые брови, потом осторожно положил на язык и почмокал.

    — Глотайте, глотайте, — с улыбкой сказал Румата.

    Будах проглотил.

    — М-м-м… — произнес он. — Я полагал, что знаю о лекарствах все. — Он замолчал, прислушиваясь к своим ощущениям. — М-м-м-м! — сказал он. Любопытно! Сушеная селезенка вепря Ы? Хотя нет, вкус не гнилостный.

    — Пойдемте, — сказал Румата.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь