Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[26-06-2017] Что из себя представляют игровые автоматы...

[22-06-2017] Представляем гемблинг премиум класса «Вулкан...

Контекст:
А вот мне эти люверсы совсем не нравятся!
 

Братья Стругацкие

Романы > Трудно быть богом > страница 21

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59,



    — Кто еще?

    — Девка какая-то. А может, дона. По обращению вроде девка — ласковая, а одета по-благородному… Красивая.

    Кира, подумал Румата с нежностью и облегчением. Ох, как славно! Как чувствовала, маленькая моя… Он постоял, закрыв глаза, собираясь с мыслями.

    — Прогнать, что ли? — деловито спросил мальчик.

    — Балда ты, — сказал Румата. — Я тебе прогоню!.. Где она?

    — Да в кабинете, — сказал мальчик, неумело улыбаясь.

    Румата скорым шагом направился в кабинет.

    — Вели обед на двоих, — приказал он на ходу. — И смотри: никого не пускать! Хоть король, хоть черт, хоть сам дон Рэба…

    Она была в кабинете, сидела с ногами в кресле, подпершись кулачком, и рассеянно перелистывала "Трактат о слухах". Когда он вошел, она вскинулась, но он не дал ей подняться, подбежал, обнял и сунул нос в пышные душистые ее волосы, бормоча: "Как кстати, Кира!.. Как кстати!.."

    Ничего в ней особенного не было. Девчонка как девчонка, восемнадцать лет, курносенькая, отец помощник писца в суде, брат — сержант у штурмовиков. И замуж ее медлили брать, потому что была рыжая, а рыжих в Арканаре не жаловали. По той же причине была она на удивление тиха и застенчива, и ничего в ней не было от горластых, пышных мещанок, которые очень ценились во всех сословиях. Не была она похожа и на томных придворных красавиц, слишком рано и на всю жизнь познающих, в чем смысл женской доли. Но любить она умела, как любят сейчас на Земле, — спокойно и без оглядки…

    — Почему ты плакала?

    — Почему ты такой сердитый?

    — Нет, ты скажи, почему ты плакала?

    — Я тебе потом расскажу. У тебя глаза совсем-совсем усталые… Что случилось?

    — Потом. Кто тебя обидел?

    — Никто меня не обидел. Увези меня отсюда.

    — Обязательно.

    — Когда мы уедем?

    — Я не знаю, маленькая. Но мы обязательно уедем.

    — Далеко?

    — Очень далеко.

    — В метрополию?

    — Да… в метрополию. Ко мне.

    — Там хорошо?

    — Там дивно хорошо. Там никто никогда не плачет.

    — Так не бывает.

    — Да, конечно. Так не бывает. Но ты там никогда не будешь плакать.

    — А какие там люди?

    — Как я.

    — Все такие?

    — Не все. Есть гораздо лучше.

    — Вот это уж не бывает.

    — Вот это уж как раз бывает!

    — Почему тебе так легко верить? Отец никому не верит. Брат говорит, что все свиньи, только одни грязные, а другие нет. Но им я не верю, а тебе всегда верю…

    — Я люблю тебя…

    — Подожди… Румата… Сними обруч… Ты говорил — это грешно…

    Румата счастливо засмеялся, стянул с головы обруч, положил его на стол и прикрыл книгой.

    — Это глаз бога, — сказал он. — Пусть закроется… — Он поднял ее на руки. — Это очень грешно, но когда я с тобой, мне не нужен бог. Правда?

    — Правда, — сказала она тихонько.
Когда они сели за стол, жаркое простыло, а вино, принесенное с ледника, степлилось. Пришел мальчик Уно и, неслышно ступая, как учил его старый Муга, пошел вдоль стен, зажигая светильники, хотя было еще светло.

    — Это твой раб? — спросила Кира.

    — Нет, это свободный мальчик. Очень славный мальчик, только очень скупой.

    — Денежки счет любят, — заметил Уно, не оборачиваясь.

    — Так и не купил новые простыни? — спросил Румата.

    — Чего там, — сказал мальчик. — И старые сойдут…

    — Слушай, Уно, — сказал Румата. — Я не могу месяц подряд спать на одних и тех же простынях.

    — Хэ, — сказал мальчик. — Его величество по полгода спят и не жалуются…

    — А маслице, — сказал Румата, подмигивая Кире, — маслице в светильниках. Оно что — бесплатное?

    Уно остановился.

    — Так ведь гости у вас, — сказал он, наконец, решительно.

    — Видишь, какой он! — сказал Румата.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь