Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[25-05-2017] Незабываемые игровые автоматы в клубе Вулкан

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Беспокойство (Улитка на склоне-1) > страница 10

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26,


    Поль засмеялся и бросил карандаш.
    — Вы действительно иногда действуете на нервы, Леонид Андреевич. Но снаружи мокро и неуютно, так что лучше останьтесь. Вы мне не мешаете.
    — В конце концов нервы тоже нужно тренировать, заметил Горбовский задумчиво. — Тренировать свою способность к восприятию. Иначе человек становится невосприимчивым, а это скучно. Они замолчали. Горбовский, кажется, задремал в своем кресле. Поль работал. Потом секретарь-автомат доложил, что егерь Сименон с туристом-новичком явились на инструктаж. Поль приказал звать.
    Вошел маленький чернявый Сименон в сопровождении новичка, физика Марио Пратолини, оба в комбинезонах, увешанные снаряжением, при карабинах и охотничьих ножах. Сименон был как всегда угрюм, а Марио сиял и лоснился от удовольствия и волнения. Поль встал к нему навстречу. Горбовский открыл глаза и стал смотреть. На лице его появилось сомнение, и Поль сразу понял, в чем дело: новичок был явно плох.
    — Куда отправляетесь? — спросил Поль.
    — Пробный выход, — ответствовал Сименон. — Первая зона. Сектор шестнадцать.
    — Я не такой уж и новичок, директор, — сказал Марио с веселым достоинством. — Я уже охотился на Яйле. Может быть, можно обойтись без пробы?
    — Нет, без пробы нельзя, — сказал Поль. Он вышел из-за стола и остановился перед Марио. — Без пробы нельзя, — повторил он. — Инструкцию изучили?
    — Два дня зубрил, директор. Мне приходилось охотиться на ракопауков, и мне говорили…
    — Это несущественно, — мягко перебил Поль. — Давайте лучше поговорим о Пандоре. Вы потеряли егеря. Ваше решение?
    — Даю серию сигнальных выстрелов и жду ответа, — отбарабанил Марио.
    — Егерь не отвечает.
    — Включаю рацию, сообщаю вам.
    — Действуйте.
    Марио схватился за рации, и Сименон едва успел подхватить его карабин. Горбовский опасливо поджал ноги.
    — Не торопитесь, — посоветовал Поль, — и будем считать, что карабин вы уже утопили.
    Марио воспринял это как шутку. По его движениям было видно, что рации вообще для него не диковинка, но не такие — агрегаты из коротковолнового приемопередатчика, радиометра и биоанализатора. Марио с сопением крутил верньеры, Поль ждал, а Сименон, держа у ноги оба карабина, смотрел в угол.
    — Странно, — сказал, наконец, Марио. — Просто удивительно…
    — Да нет, — сказал Поль. — Что же тут удивительного? Вы, собственно, чего хотите?
    — Ах, да! — Марио вдруг осенило. — Так я получаю концентрацию белка… Ага… Белка много… Так. Сейчас. Готово! Передавать?
    — Передавайте, — холодно сказал Поль.
    — Э-э… А-а… Постойте, я еще не подсоединил микрофон… — Марио засунул руку за воротник, ища шнур микрофона. — Вообще, если рассуждать логически, совершенно непонятно, как может потеряться егерь.
    — Слева, слева, — мрачно подсказал Сименон.
    — Да, — согласился Поль. — Егерю теряться совершенно незачем. Но можете потеряться вы.
    Марио подсоединил микрофон и снова спросил:
    — Передавать?
    — Передавайте, — сказал Поль.
    — Алло, алло, — сказал Марио стандартным радиоголосом, — База, База, говорит Пратолини, потерял егеря, жду указаний!
    — Поль, — мрачно сказал Сименон. — В пробном выходе все это не так уж обязательно. Мы пройдем от ориентира к ориентиру, я покажу ему тахорга, и мы вернемся менять белье…
    — А в чем дело? — спросил Марио несколько раздраженно. — Меня не слышно? Как вы меня слышите? Алло!
    — Слышу вас хорошо, — сказал Поль. — С запада на ваш сектор идет лиловый туман, приготовьтесь. Включите пеленгатор и ждите на месте.
    Марио включил пеленгатор и спросил:
    — А что, лиловый туман — это существенно?
    Поль повернулся к Сименону.
    — Ты готовил его к выходу? — спросил он тихо.
    Сименон покусал губу.
    — Поль, — сказал он. — Мы идем в пробный выход.
    — Ты ошибаешься, — сказал Поль ровным голосом. — Вы не идете в пробный выход. Вы сейчас идете в террарий и будете тщательно готовится к пробному выходу. Не в кафе, а в террарий. И не рассказывать легенды, а готовиться к пробному выходу. А завтра я приму вас опять и посмотрю, как вы подготовились. Я вас не задерживаю.
    — Прошу прощения! — воскликнул Марио. Глаза его засверкали. — Я не мальчик! Я охотился на Яйле, у меня не так уж много времени! Я приехал охотиться на Пандору! В Пандорианский террарий я мог бы сходить и в Кейптауне…
    — Пойдем, пойдем, — сказал Сименон, взял его за руку.
    — Да нет, Жак, что значит — пойдем? Это странный, необъяснимый формализм! — Поль холодно смотрел ему в глаза. Марио стало неловко, и он стал смотреть на Горбовского — как на знакомого человека и соседа по столу в столовой. — На Яйле я не видел ничего подобного!
    — Пойдем, пойдем, — повторил Сименон и потянул его за собой.
    — Но я требую хотя бы объяснений! — гремел Марио, обращаясь уже прямо к Горбовскому. — Я терпеть не могу, когда со мной обращаются, как с каким-нибудь сопляком! Что это за вздор? Почему это у меня может вдруг потеряться егерь?
    — Не сердитесь, Марио, — сказал Горбовский и улегся поудобнее. — Не надо так сердиться, а то на вас по-настоящему рассердятся. Вы ведь совсем-совсем не правы. Совсем-совсем. И ничего уж тут не поделаешь.
    Марио несколько секунд смотрел на него, раздувая ноздри. Потом, произведя неопределенное движение рукой, он сказал:
    — Это совсем другое дело. В конце концов порядок должен быть во всем. Но могли мне сразу просто сказать, что я неправ…
    — Да пойдем же! — в отчаянии вскричал Сименон.
    — Жак, — сказал Поль им вслед. — В восемнадцать ноль-ноль зайдешь ко мне.
    Горбовский неожиданно вскочил.
    — Погодите, Жак! — закричал он. — Один вопрос! Можно? Что вы будете делать, если столкнетесь в лесу с неизвестным животным?
    — Пристрелю и позову биологов, — зло ответил Сименон и скрылся за дверью.
    — Гордец какой, — сказал Горбовский и снова повалился в кресло.
    — Видали? — сказал Поль. — Ну, я им покажу пробный выход, они у меня вспомнят первый закон человечества… — Он вернулся за свой стол, отыскал давешнюю сводку и приписал на полях: "22:00 — радиологическая тревога и землетрясение. 24:00 — общая эвакуация". Затем он нагнулся над микрофоном секретаря и продиктовал: "В 18:00 совещание всего свободного от дежурства персонала у меня в кабинете". Горбовский сказал:
    — Очень вы грозны, Поль.
    — Тем хуже для меня, — сказал Поль.
    — Да, — согласился Горбовский. — Тем хуже для вас. Вы еще очень молодой начальник. Со временем это проходит.
    Поль хотел ответить, что, в конце концов, он предпочел бы вообще не быть начальником и что на благоустроенных планетах начальники вообще никому не нужны, как вдруг под потолком вспыхнул красный свет и раздался оглушительный звон. Оба вздрогнули и разом повернулись к экрану аварийной связи. Поль включил прием и сказал:
    — Директор слушает.
    Послышался хриплый задыхающийся голос:
    — Говорит Сартаков! Говорит Сартаков! Как меня слышно?
    — Слышно хорошо, — нетерпеливо сказал Поль. — В чем дело?
    — Поль! Мы свалились! Сектор семьдесят три, повторяю, сектор семьдесят три. Ты слышишь меня?
    — Да, сектор семьдесят три. Продолжай…


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь