Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[23-07-2017] Представляем новые онлайн игры в клубе...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Киносценарии > Дело об убийстве (Отель "У погибшего альпиниста") > страница 7

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14,


     — Пойдемте, — сказал хозяин, поднимаясь.

    Чадо, свернувшись клубочком, безмятежно посапывало в глубоком кресле перед полупогасшим камином. Инспектор окликнул его, потом потряс за плечо. Чадо не желало просыпаться, оно неразборчиво чертыхалось, жалобно мычало и отчаянно отлягивалось. В конце концов инспектор усадил его прямо и тряхнул так, что оно проснулось.
     — Какого дьявола? — спросило оно сонным баском.
     — Снимите очки! — приказал инспектор.
     — Еще чего!..
    Инспектор протянул руку и снял очки сам. Конечно, это была девушка — и премилая, хотя глаза у нее и припухли со сна.
     — Чего вы хамите! — сказала она, закрываясь. — Отдайте! Фараон чертов!
     — А ну! — свирепо сказал инспектор. — Быстро и немедленно говорите: когда и где вы расстались с Олафом? Живо!
     — С каким еще Олафом? Отдайте очки!
     — Олаф убит, и вы последняя, кто видел его живым. Когда это было? Где? Живо, ну!
    Брюн отшатнулась и, словно защищаясь, вытянула руки ладонями вперед.
     — Неправда!.. Не может быть!.. — прошептала она.
     — После ужина, — сказал инспектор спокойно, — вы вышли с ним из столовой и направились — куда?
     — Н-никуда… просто вышли в коридор…
     — А потом?
     — А потом… мы вышли в коридор… я плохо помню… память у меня паршивая… Он что-то сказал… а я… это…
    Инспектор покачал головой:
     — Попробуйте еще раз.
     — Ну… ну, дело было так. Мы вышли в коридор, и он принялся меня хватать. Пришлось дать ему по морде… по лицу. Ну, он обиделся, обругал меня и ушел…
     — Где это было?
     — В коридоре… у столовой…
     — Хватит врать, скверная девчонка! — гаркнул инспектор. — Я видел вас у дверей Олафа! Если вы будете лгать и изворачиваться, я надену на вас наручники, — инспектор сунул руку в карман, — и отправлю в тюрьму! Дело идет об убийстве. Это вы понимаете?!
    Брюн молчала. Она сидела съежившись, забившись в уголок кресла. Потом опустила голову и закрыла лицо руками.
     — Он мне нравился, — прошептала она. — Он был такой добрый… сильный. Глупый… Мы пошли к нему в номер… Мне очень хотелось, чтобы он меня поцеловал… Мы просто болтали… Он был очень смешной, ничего не понимал… А потом я уже собиралась уходить, но тут раздался грохот, и я сказала: "Слушайте, лавина!" Он вдруг схватился за голову, как будто что-то вспомнил… и бросился к окну, но сейчас же вернулся, схватил меня за плечи и буквально выбросил в коридор. Я чуть не полетела… И разозлилась ужасно… Все настроение пропало… Вот и все.
     — Так, — сказал инспектор. — Он кинулся к окну… Может быть, его кто-нибудь позвал?
     — Нет, я не слышала.
     — А в коридоре вы кого-нибудь видели?
     — Никого. А еще до того, как мы вошли в номер, многих видела. Симоне видела, вас с хозяином… Еще этого видела… маленького такого… сутулого… Хинкуса!
     — Стоп! — сказал инспектор. — Когда вы вышли из столовой?
     — Часов в девять… Да, я точно помню — часы пробили девять, и я сказала Олафу: пошли…
     — И после этого вы видели Хинкуса? Вы не ошибаетесь?
     — Да нет… Правда, он сразу свернул на лестничную площадку… Но это был он — маленький, в этой своей дурацкой шубе до пят… А что такое? — Брюн перешла на шепот. — Это он убил? Хинкус, да?

    Инспектор отпер дверь номера Хинкуса и остановился на пороге. Везде горел свет — в прихожей, в туалетной, в спальне. Сам Хинкус, оскаленный, мокрый, сидел на корточках за кроватью. Посредине комнаты валялся поломанный стул, а Хинкус сжимал в кулаке одну из ножек.
     — Это вы… — сказал Хинкус хрипло и выпрямился.
     — Вот что, — сказал инспектор, надвигаясь на него. — Вы сказали, что вас схватили в восемь сорок, но вас видели в коридоре после девяти! Вы будете говорить мне правду или нет?
    На лице Хинкуса промелькнула растерянность.
     — Меня?.. После девяти?..
     — Да. Вы шли по коридору и свернули на лестничную площадку.
     — Я? — Хинкус вдруг судорожно хихикнул. — Я шел по коридору?.. — Он снова хихикнул. И еще раз. И еще. — Я? Меня?.. Вот то-то и оно, инспектор, — проговорил он, захлебываясь. — Вот то-то и оно! Меня видели в коридоре… И я тоже видел меня! И я схватил меня… и я связал меня… и я замуровал меня в стену! Я — меня! Понимаете? Я — меня!..

    В котельной инспектор спросил, указывая на большую железную дверь:
     — А здесь что?
     — Склад солярки.
    Инспектор, поднатужившись, откатил дверь.
     — Включите-ка свет, — попросил он.
     — Лампочка перегорела. Все не соберусь ввинтить новую…
     — А, ч-черт… Дайте фонарик.
     — Пожалуйста. — Хозяин дал ему фонарик. — Но двойника Хинкуса там нет.
    Они вошли в темное помещение. Луч фонарика скользнул по рядам грязных железных бочек, по затоптанному полу, по штабелям каких-то ящиков.
     — Вы заблуждаетесь в самой основе, Петер, — продолжал хозяин. — Вы решили, что в отеле скрывается какой-то незнакомый нам человек. Вы идете по самому естественному пути, именно поэтому вы заблуждаетесь особенно сильно.
     — Что вы предлагаете? — угрюмо спросил инспектор.
     — Я ничего не предлагаю, Петер. Пока. Я все жду, когда вы созреете.
     — Я уже перезрел. Я скоро упаду.
    Хозяин хмыкнул и ничего не сказал. Некоторое время они молчали. Инспектор, чертыхаясь, освобождал полу пиджака.
     — Хотите, для начала я расскажу вам, что именно почудилось нашему любвеобильному физику? — спросил хозяин.
     — Ну, попробуйте.
     — Наш любвеобильный физик залез в постель к госпоже Мозес и обнаружил там вместо живой женщины бездыханный манекен…
    Инспектор резко обернулся и осветил фонариком лицо хозяина.
     — Куклу, Петер, — сказал хозяин, щурясь от яркого света. — Мертвую, холодную куклу…

    В холле хозяин поставил перед инспектором большую, исходящую паром кружку с кофе и сам опустился в кресло напротив.
     — …Если использовать терминологию современной науки, — неторопливо говорил он, — то зомби — мертвый человек, имеющий внешность живого, — представляет собою очень точный биологический механизм…
     — Хватит, Алек, — с бешенством сказал инспектор. — К черту теорию. Я вас спрашиваю: откуда вы знаете, что увидел Симоне в номере госпожи Мозес? Вы что — тоже залезали к ней в постель?!
    Хозяин смотрел на него грустными глазами.
     — Да, — сказал он наконец с сожалением. — Вы еще не созрели. Ну, хорошо… — Он вздохнул. — Пусть будут одни факты. Шесть дней тому назад я отправился в номер к господину Мозесу, чтобы вернуть ему паспорта. Я был несколько рассеян и, постучав, отворил дверь, не дождавшись разрешения. В кресле посредине комнаты я увидел то, что при желании можно было бы назвать госпожою Мозес. Это была большая в натуральную величину кукла, похожая на госпожу Мозес и одетая в точности, как она. Это длилось считанные секунды. Сзади ко мне подошел господин Мозес и твердой рукой оттянул от двери…
     — Кукла… — сказал инспектор задумчиво.
     — Зомби, — мягко поправил его хозяин.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь