Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[25-05-2017] Незабываемые игровые автоматы в клубе Вулкан

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Сказка о тройке > страница 17

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45,


    — Эта… — начал он. — Я уже тут неоднократно говорил, не знаю, в протокол меня занесли или нет, шумно было очень, говорил я уже, значить, что эффект колориметрической контракции до сих пор не обнаруживался, а мы его тут… эта… обнаружили, и свалили на коменданта, на… ле пувр Зубо… Не все, конечно, свалили, а некоторые отдельные… эта… далекие от науки. Я уже тут говорил, что рано, товарищи, дело номер шестьдесят четвертое рационализировать, а тем более, упаси бог, утилизировать. Дело, конечно, надо отложить, и отложить его надо на срок, который потребуется, а вот чего отложить нельзя, товарищи, чего мы с вами не имеем никакого права откладывать, так это вопроса о приоритете. Дан нотр позисьон нэ определенный де девуар [В нашем положении существуют определенные обязанности]. И в данном случае наша девуар состоит в том, чтобы эффект назвать и… эта… сохранить для истории. А потому я категорически предлагаю ходатайствовать перед компетентными органами о присвоении этому эффекту имени товарища Вунюкова. Се ту се ке же ву ди [И это все, что я могу вам сказать].


    Дальше все пошло как по маслу. Появился комендант, который, разумеется, подслушивал под дверью. Встретили его благосклонно, он твердил, что ничего не знает, что это дело научное, а у него только едва восемь классов за душой… а его уверяли, что все выяснилось, что нельзя же так, работа есть работа, бывают срывы, бывают отдельные ошибки. Фарфуркис пожал ему руку в знак извинения, Хлебовводов назвал братком, а Лавр Федотович даже пошутил: "Была вам здесь сегодня баня, товарищ Зубо, так что посетите-ка вы сегодня баню!" Когда все отсмеялись, Лавр Федотович снова посуровел и произнес:
    — Повестка заседания исчерпана. Я констатирую, что данное заседание, как и все предыдущие, происходило в деловой и рабочей атмосфере. Другие предложения будут? Нет? Тогда объявляю дневное заседание Тройки закрытым и предлагаю перейти к отдыху и обеду.
    Он погрузил в портфель все свои председательские принадлежности, поднялся из-за стола и степенно двинулся к выходу. Хлебовводов и Выбегалло, сбив с ног зазевавшегося Фарфуркиса, кинулись, отпихивая друг друга, открывать ему дверь.
    — Бифштекс — это мясо, — благосклонно сообщил им Лавр Федотович.
    — С кровью! — преданно закричал Хлебовводов.
    — Ну зачем же с кровью? — донесся голос Лавра Федотовича уже из приемной.
    Мы с Эдиком распахнули все окна. С лестницы доносилось: "Нет уж, позвольте, Лавр Федотович… Бифштекс без крови, Лавр Федотович — это хуже чем выпить и не закусить…" — "Наука полагает, что… эта… с лучком, значить…" — "Народ любит хорошее мясо… например, бифштексы…"
    — В гроб они меня вгонят, — озабоченно сказал комендант. — Погибель они моя, мор, глад и семь казней египетских…
    — Товарищ Зубо, — сказал я сурово, — извольте объяснить, что же это произошло на самом деле? Почему так мало пришельца? Почему он в этой банке?
    — Ничего не знаю, ничего не делал, это эффект научный, — забарабанил комендант. Я прервал его.
    — Товарищ Зубо, вы мне это прекратите, ведь Корнеев из вас душу вынет за эти штучки. Вы знаете Корнеева.
    Комендант знал Корнеева. Он снова наладился было в обморок, но тут в комнату вернулся Фарфуркис. Тройка, как всегда, забыла за столом полковника. Фарфуркис разбудил его и увел, приговаривая: "Неужели трудно было проснуться вовремя? Старая вы песочница, в самом деле… Удивительно даже!"
    — Ну? — сказал я, когда они удалились.
    — Вы расскажите нам, пожалуйста, товарищ Зубо, — попросил вежливый Эдик, — может быть, делу удастся помочь…
    Комендант понурился.
    — Нет, — сказал он. — Никак этому делу уже не поможешь. Кто разбил, не знаю, а только прихожу я сегодня утром готовить его к демонстрации, а горшок евонный, глиняный, ну, в котором он прилетел, лопнул, половина вытекла, лужа на полу, и дальше вытекает. Ну что мне было делать? Эх, думаю, семь бед — один ответ. Перелил я, что осталось, в эту банку, совру, думаю, что-нибудь, а может, и вовсе не заметят… Но это еще что! — В глазах его мелькнул пережитый ужас. — Бурый ведь он был, ребятки, переливал его, видел… А тут выхожу за банкой — мать моя, мамочка — синий!.. Не-ет, вгонят они меня в гроб, сегодня бы уже и вогнали, если бы не вы, ребятки, благодетели мои…
    Мы с Эдиком переглянулись.
    — М-м? — спросил я.
    — Ну что ты, — неуверенно сказал Эдик, — Не может быть… Вряд ли… Сомнительно что-то… Хотя…
    Когда мы спускались по лестнице, он сказал:
    — Вся беда в том, что это — Витька. Никогда нельзя угадать, на что он не способен.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь