Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Хищные вещи века > страница 33

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45,


    — Я не могу тебя отпустить, — сказал я, — пока не получу слег. И твой адрес. Должны же мы поговорить…
    — Я не желаю с тобой говорить, неужели ты этого не понимаешь? Я ни с кем ни о чем не желаю говорить. Я хочу домой… И слег свой я тебе не отдам… Что я вам, фабрика? Тебе отдам, а потом через весь город крюка давать?
    Я молчал. Ясно было, что он ненавидит меня сейчас. Что если бы он чувствовал себя в силах, он бы убил меня и ушел. Но он знал, что это не в его силах.
    — Сволочь, — сказал он с яростью. — Почему ты сам купить не можешь? Денег у тебя нет? На! На! — он стал судорожно рыться в карманах, выбрасывая на стол медяки и смятые бумажки. — Бери, здесь хватит!
    — Что купить? У кого?
    — Вот осел проклятый… Ну этот… Как его… м-м-м… как его… А, дьявол!.. — крикнул он. — Провались ты совсем! — Он запустил пальцы в нагрудный карман и вытащил плоский пластмассовый футлярчик. Внутри была блестящая металлическая трубочка, похожая на инвариант-гетеродин для карманных радиоприемников. — На! Жри! — Он протянул мне эту трубочку. Она была маленькая, длиной не больше дюйма и толщиной в миллиметр.
    — Спасибо, — сказал я. — И как ею пользоваться?
    У Пека раскрылись глаза. Он даже, кажется, улыбнулся.
    — Господи, — сказал он почти с нежностью, — неужели ты ничего не знаешь?
    — Ничего не знаю, — сказал я.
    — Ну, так бы и сказал с самого начала. А я думаю, что он меня изводит, как палач? У тебя приемник есть? Вставь туда вместо гетеродина, повесь где-нибудь в ванной или поставь, все равно, и, валяй.
    — В ванной?
    — Да.
    — Обязательно в ванной?
    — Ну да! Обязательно нужно, чтобы тело было в воде. В горячей воде. Эх ты, теленок…
    — А "Девон"?
    — А "Девон" высыпь в воду. Таблеток пять в воду и одну в рот. На вкус они отвратительные, но зато потом не пожалеешь… И еще обязательно добавь в воду ароматических солей. А перед самым началом выпей пару стаканчиков чего-нибудь покрепче. Это нужно, чтобы… как это… ну… развязаться, что ли…
    — Так, — сказал я. — Понятно. Теперь все понятно. — Я завернул слег в бумажную салфетку и положил в карман. — Значит, волновая психотехника?
    — Господи, да какое тебе до этого дело? — Он уже стоял, надвигая капюшон на голову.
    — Никакого, — сказал я. — Сколько я тебе должен?
    — Пустяки, вздор! Пошли скорее… Какого черта мы теряем время?
    Мы поднялись на улицу.
    — Ты правильно решил, — сказал Пек. — Разве это мир? Разве в этом мире мы люди? Это дерьмо, а не мир. Такси! — завопил он. — Эй, такси! — Его затрясло от возбуждения. — И чего меня понесло в "Оазис"?.. Не-ет, теперь я больше никуда, никуда…
    — Дай мне твой адрес, — сказал я.
    — Зачем тебе мой адрес?
    Подкатило такси, Буба рванул дверцу.
    — Адрес! — сказал я, хватая его за плечо.
    — Вот дурак, — сказал Буба. — Солнечная, одиннадцать… Вот дурак, — повторил он, усаживаясь.
    — Завтра я к тебе заеду, — сказал я.
    Он уже не обращал на меня внимания. "Солнечная! — крикнул он шоферу. — Через центр! И побыстрее ради бога!"
    Как просто, подумал я, глядя вслед его машине. Как все оказалось просто! И все совпадает. И ванна и "Девон". И орущие приемники, которые так нас раздражали и на которые мы никогда не обращали внимания. Мы их просто выключали… Я взял такси и отправился домой.
    А вдруг он меня обманул, подумал я. Просто хотел от меня поскорее избавиться… Впрочем, это я скоро узнаю. Он совсем не похож на агента-распространителя. Он же Пек… Впрочем, нет, он уже больше не Пек. Бедный Пек. Никакой ты не агент, ты просто жертва. Ты знаешь, где можно купить эту гадость, но ты всего лишь жертва. Слушайте, я не желаю допрашивать Пека, я не желаю его трясти, как какую-нибудь шпану… Правда, он уже не Пек. Чепуха, что значит не Пек? Он — Пек… и все-таки… придется… Волновая психотехника… Но дрожка — это ведь тоже волновая психотехника. Что-то слишком просто все получается, подумал я. Я здесь и двух суток не пробыл… А Римайер живет здесь с самого мятежа. Как забросили его тогда, так он здесь и прижился, и все им были довольны, хотя в последних отчетах он писал, что ничего похожего на то, что мы ищем, здесь нет. Правда, у него нервное истощение… и "Девон" на полу. И Оскар. И он не стал умолять меня, чтобы я его отпустил, а просто направил меня к рыбарям…
    Я никого не встретил ни во дворе, ни в холле. Было уже около пяти. Я прошел к себе в кабинет и позвонил Римайеру. Ответил тихий женский голос.
    — Как больной? — спросил я.
    — Он спит. Не надо его беспокоить.
    — Я не буду. Ему лучше?
    — Я же вам сказала, что он заснул. И не звоните так часто, пожалуйста. Ваши звонки его тревожат.
    — Вы будете у него все время?
    — Во всяком случае, до утра. Если вы позвоните еще хоть раз, я выключу телефон.
    — Благодарю вас, — сказал я. — Вы только не уходите от него до утра. Я больше не буду вас беспокоить.
    Я повесил трубку и некоторое время сидел, размышляя, в удобном мягком кресле перед большим и совершенно пустым столом. Потом я достал из кармана слег и положил перед собой. Маленькая блестящая трубочка, незаметная и совершенно безобидная на вид, обычная радиодеталь. Такие можно делать миллионами. Они должны стоить копейки и очень удобны при транспортировке.
    — Что это у вас? — спросил Лэн над самым моим ухом.
    Он стоял рядом и смотрел на слег.
    — Разве ты не знаешь? — спросил я.
    — Это из приемника, — сказал он. — У меня в приемнике есть такая. Все время портится.
    Я достал из кармана свой приемник, вынул из него гетеродин и положил рядом со слегом. Гетеродин был похож на слег, но это был не слег.
    — Неодинаковые, — признал Лэн. — Но такую штучку я тоже видел.
    — Какую?
    — Вот такую, как у вас.
    Он вдруг насупился, и лицо его сделалось сердитым.
    — Вспомнил? — спросил я.
    — Вовсе нет, — сказал он мрачно. — Ничего я не вспомнил.
    — Ну и ладно, — сказал я. Я взял слег и вставил его в приемник вместо гетеродина. Лэн схватил меня за руку.
    — Не надо, — сказал он.
    — Почему?
    Он не ответил, глядя на приемник настороженными глазами.
    — Ты чего боишься? — спросил я.
    — Ничего я не боюсь, откуда вы взяли…
    — Посмотрись в зеркало, — сказал я и положил приемник в карман. — У тебя такой вид, будто ты за меня испугался.
    — За вас? — удивился он.
    — Ну ясно, за меня. Не за себя же… Хотя да, ведь ты еще боишься этих… некротических явлений.
    Он стал смотреть в сторону.
    — Откуда вы взяли? — сказал он. — Просто мы так играем.
    Я презрительно фыркнул.
    — Знаю я эти игры! Одного вот только не знаю: откуда в наше время берутся некротические явления?
    Он озирался по сторонам, потом стал пятиться.
    — Я пойду, — сказал он.
    — Нет уж, — сказал я решительно. — Давай договорим, раз начали. Как мужчина с мужчиной. Ты не думай, я в этих некротических явлениях кое-что смыслю.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь