Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-11-2017] Для азартных и смелых — бонусы Вулкан Старс

[17-11-2017] Вулкан 24 – это официальный сайт игровых...

[16-11-2017] Официальный сайт с игровыми автоматами Фараон

[15-11-2017] Рабочее и всегда доступное зеркало клуба...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Хищные вещи века > страница 23

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45,


    — Попался с-скотина! — заорал пьяный, порываясь схватить меня за грудь свободной рукой.
    Я отступил к забору и сказал, обращаясь к приземистому:
    — Я вас не трогал.
    — Перестань безобразничать! — резко сказал длинный издали.
    — Я тебя от-тлично запомнил! — орал пьяный. — От меня не уйдешь! Я с тобой посчитаюсь!
    Он рывками надвигался на меня, волоча за собой приземистого, который вцепился в него, как полицейский бульдог.
    — Да это не тот! — уговаривал приземистый, которому было очень весело. — Тот же на дрожку пошел, а этот трезвый…
    — М-меня не обманешь…
    — Предупреждаю в последний раз, мы тебя выгоним!
    — Испугался, мер-рзавец! Браслет снял!
    — Ты же его не видишь! Ты же без очков, балда!..
    — Я все а-атлично вижу!.. А если даже и не тот…
    — Прекрати, наконец!..
    Длинный все-таки подошел и вцепился в пьяного с другой стороны.
    — Да проходите вы! — сказал он мне раздраженно. — Что вы, в самом деле, тут остановились? Пьяного не видели?
    — Не-ет, от меня не уйдешь!
    Я пошел своей дорогой. До дома было уже недалеко. Компания шумно тащилась следом.
    — Если угодно, я его насквозь в-вижу! Царь пр-рироды… Напился до рвоты, н-набил кому-нибудь мор-рду, сам получил как следует, и н-ничего ему больше не надо… Пупустите, я ему навешаю по чавке…
    — До чего ты докатился, ведем тебя, как гангстера…
    — А ты меня не в-веди!.. Я их ненавижу!.. Дрожки… Водки.. Бабы… Студень безмозглый…
    — Да, конечно, успокойся… Только не падай.
    — Довольно ур-п… упреков!.. Вы мне надоели вашим фарисейством… пу-ри-тант… танством… Нужно рвать! Стрелять! Всех стереть с лица земли!
    — Ох, и нализался! А я было решил, что он совсем протрезвел…
    — Я тр-резв! Я все помню. Двадцать восьмого… Что, не так?
    — Заткнись, балда!
    — Ч-ш-ш-ш-ш! Вер-рна! Враг начеку… Ребята, тут был где-то шпик… Я же с ним разговаривал… Браслет, сволочь, с-снял… Но я этого шпика еще до двадцать восьмого…
    — Да замолчи ты!
    — Ч-ш-ш-ш-ш! Все! И ни слова больше… И не беспокойтесь, минометы за мной…
    — Я его сейчас убью, этого подонка…
    — Па вр-врагам ци… цивилизации… Полторы тысячи метров слезогонки — лично… Шесть секторов… Э-эк!
    Я был уже у ворот своего дома. Когда я оглянулся, рослый лежал лицом вниз, приземистый сидел над ним на корточках, а длинный стоял поодаль и потирал левой рукой ребро ладони правой.
    — Ну зачем ты это сделал? — сказал приземистый. — Ты же его искалечил.
    — Хватит болтовни, — сказал длинный яростно. — Никак не отучимся болтать. Никак не отучимся пить водку. Хватит.
    Будем как дети, доктор Опир, подумал я, по возможности бесшумно проскальзывая во двор. Я придержал створки ворот, чтобы они не щелкнули, закрываясь.
    — А где этот? — спросил длинный, понижая голос.
    — Кто?
    — Этот тип, который шел впереди…
    — Свернул куда-то…
    — Куда, ты не заметил?
    — Слушай, мне было не до него.
    — Жаль… Ну ладно, бери его, пошли.
    Отступив в тень яблонь, я смотрел, как они проволокли пьяного мимо ворот. Пьяный страшно хрипел.
    В доме было тихо. Я прошел к себе, разделся и принял горячий душ. Гавайка и шорты попахивали слезогонкой и были покрыты жирными пятнами светящейся жидкости. Я бросил их в утилизатор. Затем я осмотрелся перед зеркалом и еще раз подивился, как легко отделался: желвак за ухом, порядочный синяк на левом плече и несколько ссадин на ребрах. Да ободранные кулаки.
    На ночном столике я обнаружил извещение, в котором мне почтительно предлагалось внести деньги за квартиру за первые тридцать суток. Сумма оказалась изрядной, но вполне терпимой. Я отсчитал несколько кредиток и сунул их в предусмотрительно оставленный конверт, а затем лег на кровать, закинув здоровую руку за голову. Простыни были прохладные, хрустящие, в открытое окно вливался солоноватый морской воздух. Над ухом уютно сипел фонор. Я собирался немного подумать перед сном, но был слишком измотан и быстро задремал.
    Что-то разбудило меня, и я открыл глаза и насторожился, прислушиваясь. Где-то недалеко не то плакали, не то пели тонким детским голосом. Я осторожно поднялся и высунулся из окна. Тонкий прерывающийся голос бормотал: "…в гробах мало побыв, выходят и живут, как живые среди живых…" Послышалось всхлипывание. Издалека, словно комариный звон, доносилось: "Дрож-ка! Дрож-ка!" Жалобный голос произнес: "…кровь с землей замешав, не поест…" Я подумал, что это пьяная Вузи плачет и причитает в своей комнате наверху, и позвал вполголоса: "Вузи!" Никто не отозвался. Тонкий голос выкрикнул: "Уйди от волос моих, уйди от мяса моего, уйди от костей моих!" — и я понял, кто это. Я перелез через подоконник, спрыгнул в траву и вошел в сад, прислушиваясь к всхлипываниям. Между деревьями показался свет, и скоро я наткнулся на гараж. Ворота были полуоткрыты, я заглянул внутрь. Там стоял огромный блестящий "оппель". На монтажном столике горели две свечи. Пахло ароматическим бензином и горячим воском.
    Под свечами на шведской скамейке сидел Лэн в белой до пяток рубашке и босиком, с толстой потрепанной книгой на коленях. Широко раскрытыми глазами он смотрел на меня, и лицо его было совсем белое и окаменевшее от ужаса.
    — Ты что здесь делаешь? — громко спросил я и вошел.
    Он молча смотрел на меня, затем начал дрожать. Я услышал, как стучат его зубы.
    — Лэн, дружище, — сказал я. — Да ты, видно, не узнал меня. Это же я, Иван.
    Он выронил книгу и спрятал руки под мышками. Как и сегодня утром, лицо его покрылось испариной. Я сел рядом с ним и обнял его за плечи. Он обессиленно привалился ко мне. Его всего трясло. Я посмотрел на книгу. Некий доктор Нэф осчастливил человечество "Введением в учение о некротических явлениях". Я пинком отбросил книгу под столик.
    — Чья это машина? — спросил я громко.
    — Ма… мамина…
    — Отличный "форд".
    — Это не "форд". Это "оппель".
    — А ведь верно, "оппель"… Миль двести, наверное?
    — Да…
    — А где ты свечки достал?
    — Купил.
    — Да ну? Вот не знал, что в наше время продаются свечи. А у вас тут что, лампочка перегорела? Я, понимаешь, вышел в сад яблочко сорвать, гляжу, свет в гараже…
    Он тесно придвинулся ко мне и сказал шепотом:
    — Вы.. Вы еще немножко не уходите.
    — Ладно. А может, погасим свет и пойдем ко мне?
    — Не, туда нельзя.
    — Куда нельзя?
    — К вам. И в дом нельзя. — Он говорил с огромной убежденностью. — Еще долго нельзя. Пока не заснут.
    — Кто?


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь