Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

[15-05-2017] Официальный сайт казино Вулкан Ставка

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Хищные вещи века > страница 10

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45,


    — Вы плохо выглядите, — сказал я. — Вы сильно изменились.
    Римайер впервые взглянул мне в глаза.
    — А откуда вы знаете, какой я был раньше?
    — Я видел вас у Марии… Много курите, Римайер, а табак теперь сплошь и рядом пропитывают дрянью.
    — Ерунда это — табак, — сказал он с неожиданным раздражением. — Здесь все дрянью пропитывают… А в общем-то вы правы, наверное, надо бросать. — Он медленно натянул пиджак. — Надо бросать… — повторил он. — И вообще не надо было начинать.
    — Как идет работа?
    — Бывало и хуже. На редкость захватывающая работа. — Он как-то неприятно усмехнулся. — Ну, я пойду. Меня ждут, я опаздываю. Значит, либо через час, либо завтра в двенадцать.
    Он кивнул и вышел.
    Я записал на телефонном столике свой адрес и телефон, и, въехав ногой в кучу бутылок, подумал, что работа была, по-видимому, действительно захватывающая. Я позвонил портье и потребовал в номер уборщицу. Вежливейший голос ответил, что хозяин номера категорически запретил обслуживающему персоналу появляться в номере в его отсутствие и повторил это запрещение только что, выходя из отеля. "Ага", — Сказал я и повесил трубку. Мне это не слишком понравилось. Сам я таких приказаний никогда не отдаю и никогда ни от кого ничего не скрываю, даже записную книжку. Глупо создавать ненужные впечатления, лучше поменьше пить. Я поднял опрокинутое кресло, уселся и приготовился ждать, стараясь подавить чувство недовольства и разочарования.
    Ждать пришлось недолго. Минут через пять дверь приоткрылась, и в комнату просунулась хорошенькая женская мордочка.
    — Эй! — чуть сипло произнесла мордочка. — Римайер дома?
    — Римайера нет, — сказал я. — Но вы все равно заходите.
    Она поколебалась, рассматривая меня. По-видимому, она не собиралась заходить, просто заглянула мимоходом.
    — Заходите, заходите, — сказал я. — А то мне одному скучно.
    Она вошла легкой танцующей походкой и, подбоченясь, остановилась передо мной. У нее был короткий вздернутый нос и растрепанная мальчишеская прическа. Волосы были рыжие, шорты ярко-красные, а голошейка навыпуск — яично-желтая. Яркая женщина. И довольно приятная. Ей было лет двадцать пять.
    — Ждете? — сказала она.
    Глаза ее блестели, и от нее пахло вином, табаком и духами.
    — Жду, — сказал я. — Садитесь, будем ждать вместе.
    Она повалилась на тахту напротив меня и задрала ноги на телефонный столик.
    — Киньте сигаретку рабочему человеку, — сказала она. — Пять часов не курила.
    — Я некурящий… Позвонить, чтобы принесли?
    — Господи, и здесь грустец… Оставьте телефон, а то опять припрется эта баба… Пошарьте в пепельнице и найдите бычок подлиннее!
    В пепельнице было полно длинных бычков.
    — Они все в помаде, — сказал я.
    — Давайте, давайте, это моя помада. Как вас зовут?
    — Иван.
    Она щелкнула зажигалкой и закурила.
    — А меня — Илина. Вы тоже иностранец? Вы все иностранцы какие-то широкие. Что вы здесь делаете?
    — Жду Римайера.
    — Да нет. Чего вас принесло к нам? От жены спасаетесь?
    — Я не женат, — сказал я скромно. — Я приехал написать книгу.
    — Книгу? Ну и знакомые же у этого Римайера… Книгу он приехал написать. Проблема пола у спортсменов-импотентов. Как у вас с проблемой пола?
    — Это для меня не проблема, — сказал я скромно. — А для вас?
    — Но-но… Полегче. Здесь вам не Париж. Патлы сначала обрежь, а то сидит как перш…
    — Как кто? — я был очень терпелив, ждать еще осталось сорок пять минут.
    — Как перш. Знаешь, ходят такие… — Она стала делать руками неопределенные движения возле ушей.
    — Не знаю, — сказал я. — Я здесь недавно. Я еще ничего не знаю. Расскажите, это интересно.
    — Ну, уж нет, только не я. У нас не болтают. Наше дело маленькое — подай, прибери, скаль зубы и помалкивай. Профессиональная тайна. Слыхал про такого зверя?
    — Слыхал, — сказал я. — А где это "у вас"? У врачей?
    Почему-то ей это показалось очень смешным.
    — У врачей!.. Надо же… — хохотала она. — А ты парень ничего, с язычком… У нас в Бюро тоже есть один такой. Как скажет — все лежат. Когда мы рыбарей обслуживаем, его всегда назначают, рыбари любят повеселиться.
    — Да и кто не любит? — сказал я.
    — Это ты зря. Интели, например, его прогнали. "Уберите", — говорят, — дурака…" Или вот нынче, у этих беременных мужиков…
    — У кого?
    — У грустецов. Слушай, а ты, я вижу, ничего не понимаешь. Откуда ты такой приехал?
    — Из Вены, — сказал я.
    — Ну и что? У вас в Вене нет грустецов?
    — Вы представить себе не можете, чего только нет в Вене.
    — Может быть, у вас там и нерегулярных собраний нет?
    — У нас — нет, — сказал я. — У нас все собрания регулярные. Как автобусная линия.
    Она развлекалась.
    — Может, у вас и официанток нет?
    — Официантки есть. Причем попадаются превосходные экземпляры. Значит, вы официантка?
    Она вдруг вскочила.
    — Не-ет, так у нас дело не пойдет! — закричала она. — Хватит с меня грустецов на сегодня. Сейчас ты у меня выпьешь со мной на брудершафт, как миленький… — Она принялась валить бутылки под окном. — Вот стервы, все пустые… Может, ты и непьющий? Ага, вот есть немного вермута… Будешь вермут? Или спросить виски?
    — Начнем с вермута, — сказал я.
    Она грохнула бутылку на столик и взяла с подоконника два стакана.
    — Надо вымыть, погоди минутку, накидали мусора… — Она ушла в ванную и продолжала говорить оттуда: — Если бы ты еще оказался непьющим, я бы не знаю, что с тобой сделала… Ну и кабак у него здесь, в ванной, люблю! Ты где остановился, тоже здесь?
    — Нет, в городе, — ответил я. — На Второй Пригородной.
    Она вернулась со стаканами.
    — С водой или чистого?
    — Пожалуй, чистого.
    — Все иностранцы пьют чистое. А у нас почему-то пьют с водой. — Она села ко мне на подлокотник и обняла меня за плечи. От нее здорово пахло спиртным. — Ну, на "ты"…
    Мы выпили и поцеловались. Без всякого удовольствия. Губы у нее оказались сильно накрашены, а веки тяжелы от бессонницы и усталости. Она поставила стакан, отыскала в пепельнице еще один окурок и вернулась на тахту.
    — Где же этот Римайер? — сказала она. — Сколько можно ждать? Ты его давно знаешь?
    — Нет, не очень.
    — По-моему, он сволочь, — сказала она с неожиданной злобой. — Все выпытал, а теперь скрывается. Не открывает скотина, и не дозвонишься к нему. Слушай, а он не шпик?
    — Какой шпик?
    — А, много их, сволочей… Из Общества Трезвости, нравственности… Знатоки и Ценители тоже дрянь хорошая…


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь