Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[17-09-2017] Простой вывод выигранных денег в клубе Вулкан

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Дело об убийстве, или отель "У погибшего альпиниста" > страница 37

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48,


    Мы уже поднимались по лестнице.
    — А в чем, собственно, дело? — спросил я.
    — Это дело относительно чемодана.
    — Вы готовы отвечать на мои вопросы?
    — Давайте остановимся и поговорим, — попросил он. — Ноги ходят плохо.
    Ага, припекает, подумал я. Это хорошо, это мне нравится.
    — Через полчаса, — сказал я. — И отпустите меня, пожалуйста, вы мне мешаете.
    — Да, — согласился он. — Мешаю. Я хочу мешать. Мой разговор срочный.
    — Какая там срочность, — возразил я. — Успеется. Через полчаса. Или, скажем, через час.
    — Нет-нет, очень прошу вас немедленно. Многое зависит. И это быстро. Я — вам, вы — мне. Все.
    Мы были уже в коридоре второго этажа, и я сжалился.
    — Хорошо, пойдемте ко мне. Только давайте побыстрее.
    — Да-да, это будет быстро.
    Я привел его в свой номер и, присев на край стола, сказал:
    — Выкладывайте.
    Но он начал не сразу. Сначала он огляделся, надеясь, вероятно, что чемодан лежит где-нибудь здесь, на виду.
    — Нету здесь чемодана, — сказал я. — Давайте скорее.
    — Тогда я сяду, — сказал он и сел в мое кресло. — Мне очень нужен чемодан. Что вы хотите за?
    — Ничего не хочу. Докажите, что вы имеете права, и он — ваш.
    Луарвик Л. Луарвик покачал головой и сказал:
    — Нет. Доказывать не буду. Чемодан не мой. Сначала я ничего не понимал. Теперь я долго думал и все понял. Олаф украл чемодан. Мне было приказано найти Олафа и сказать ему: "Отдай то, что взял. Комендант двести двадцать четыре". Я не знаю, что это значит. Не знал, что он взял. И потом, вы все время говорите — чемодан. Это меня обмануло. Не чемодан. Футляр. Внутри — прибор. Раньше я не знал. Когда увидел Олафа — догадался. Теперь я знаю: Олаф не убит. Олаф умер. От прибора. Прибор очень опасный. Угроза для всех. Все будут как Олаф, или может быть взрыв. Тогда все будут еще хуже. Понимаете, почему надо быстро? Олаф — дурак, он умер. Мы — умные, мы не умрем. Скорее давайте чемодан.
    Все это он протараторил своим бесцветным голосом, глядя на меня по очереди то правым, то левым глазом и немилосердно терзая пустой рукав. Лицо его оставалось неподвижным, только время от времени поднимались и опускались реденькие брови. Я смотрел на него и думал, что манеры и грамматика у него остались прежние, а вот запас слов основательно увеличился. Разговорился Луарвик.
    — Кто вы такой? — спросил я.
    — Я эмигрант, иностранный специалист. Изгнанник. Жертва политики.
    Да, разговорился Луарвик. И откуда что берется!
    — Эмигрант откуда? — спросил я.
    — Не надо таких вопросов. Не могу сказать. Честь. Никакого вреда вашей стране.
    — Но вы мне уже сказали, что вы швед.
    — Швед? Не говорил. Эмигрант, политический изгнанник.
    — Прошу прощения, — сказал я. — Час назад вы сказали мне, что вы швед. Что вы даже в большой степени швед. А теперь отказываетесь?
    — Не знаю… не помню… — забормотал он. — Плохо себя чувствую. Боюсь. Надо скорее чемодан.
    Чем больше он меня торопил, тем меньше я был склонен спешить. Мне все было ясно: он врал, и врал страшно неумело.
    — Где вы живете? — спросил я.
    — Не могу сказать.
    — На чем вы ехали сюда?
    — Машина.
    — Какой марки?
    — Марки?.. Черный, большой.
    — Вы не знаете марки своего автомобиля?
    — Не знаю, он не мой.
    — Но вы же механик. — сказал я со злорадством. — Какой же вы, к черту, механик, да еще водитель, если вы не разбираетесь в автомобилях?
    — Дайте мне чемодан, иначе будет несчастье.
    — А что вы будете делать с этим чемоданом?
    — Быстро увезу.
    — Куда? Вы же знаете, лавина завалила дорогу.
    — Это все равно. Увезу подальше. Попробую разрядить. Если не сумею, убегу. Пусть лежит там.
    — Хорошо, — сказал я и соскочил со стола. — Поехали.
    — Как?
    — На моей машине. У меня хорошая машина, марки "Москвич". Возьмем чемодан. Отвезем подальше, посмотрим.
    Он не двинулся с места.
    — Вам не надо. Очень опасно.
    — Ничего. Я рискну. Ну?
    Он сидел неподвижно и молчал.
    — Чего же вы сидите? — спросил я. — Ведь опасно, надо скорее.
    — Не годится. — сказал он наконец. — Попробуем по-другому. Не хотите отдать чемодан, тогда продайте. А?
    — То есть? — сказал я, снова присаживаясь на край стола.
    — Я даю деньги, много денег. Вы даете мне чемодан. Никто ничего не узнает, все довольны. Вы нашли чемодан, я его купил. Все.
    — И сколько же вы мне дадите? — спросил я.
    — Много. Сколько хотите. Вот.
    Он полез за пазуху и вытащил толстенную пачку банкнот. В натуре я видел такие пачки только один раз — в Государственном банке, когда вел там дело о подлоге.
    — Сколько здесь? — спросил я.
    — Мало? Тогда еще вот.
    Он полез в боковой карман и вытащил еще одну такую же пачку и тоже бросил ее на стол рядом со мной.
    — Сколько здесь денег? — спросил я.
    — Какая разница? — удивился он. — Все — ваше.
    — Очень большая разница. Вы знаете, сколько здесь денег?
    Он молчал, глаза его то съезжались, то разъезжались.
    — Так. Не знаете. А где вы их взяли?
    — Это мои.
    — Бросьте, Луарвик. Кто вам их дал? Вы же явились сюда с пустыми карманами. Мозес, больше некому. Так?
    — Вы не хотите деньги?
    — Вот что, — сказал я. — Эти деньги я конфискую, а вас привлекаю за попытку подкупа должностного лица. Вы вляпались в очень нехорошую историю, Луарвик.. Вам остается одно: говорите все начистоту. Кто вы такой?
    — Вы взяли деньги? — осведомился Луарвик.
    — Я их конфисковал.
    — Конфисковал… Хорошо, — сказал он. — А где чемодан?
    — Вы не понимаете, что такое "конфисковал"? — сказал я. — Спросите у Мозеса… Итак, кто вы такой? Не говоря ни слова, он встал и направился к двери. Я сгреб деньги и пошел за ним следом. Мы прошли по коридору и стали спускаться по лестнице.
    — Вы напрасно не отдаете чемодан, — сказал Луарвик. — Это не будет вам полезно.
    — Не угрожайте, — напомнил я.
    — Вы будете причиной большого несчастья.
    — Хватит врать, — сказал я. — Не хотите говорить правду — дело ваше. Но вы уже влипли по уши, Луарвик, и утянули за собой Мозеса. Теперь вы легко не отделаетесь. С часу на час сюда приедет полиция, и вам все равно придется рассказать правду… Стоп! Не туда. Идите за мной.
    Я взял его за пустой рукав и отвел в контору. Потом я позвал хозяина и в его присутствии пересчитал деньги и написал протокол. Хозяин тоже пересчитал деньги — денег оказалось больше восьмидесяти тысяч, мое жалованье за восемь лет беспорочной службы, — и подписал протокол.
    Все это время Луарвик стоял поодаль, неуклюже переминаясь с ноги на ногу, как человек, которому хочется уйти как можно скорее.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь