Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[12-08-2017] Новые возможности казино Вулкан для азартных...

[11-08-2017] Яркий мир казино Вулкан скрасит томный вечер...

[07-08-2017] Представляем новый клуб Вулкан Ставка 777

[07-08-2017] На сайте Vulkan Casino регистрация занимает...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Дело об убийстве, или отель "У погибшего альпиниста" > страница 34 - Глава 12

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48,

Глава 12


    Увидев меня, незнакомец живо наклонился вперед и спросил:
    — Вы — Олаф Андварафорс?
    Такого вопроса я не ожидал. Совсем не ожидал. Я поискал глазами стул, придвинул стул к кровати, неторопливо уселся и только тогда посмотрел на незнакомца. Был большой соблазн ответить утвердительно и посмотреть, что из этого выйдет. Но я не контрразведчик и не сыщик. Я честный полицейский чиновник. Поэтому я ответил:
    — Нет. Я не Олаф Андварафорс. Я инспектор полиции, и зовут меня Петер Глебски.
    — Да? — сказал он удивленно, но без всякого беспокойства. — Но где же Олаф Андварафорс?
    По-видимому, он вполне оправился после вчерашнего. Тощее лицо его порозовело, кончик длинного носа, такой белый вчера, теперь был красен. Он сидел на кровати, закрываясь до пояса одеялом, ночная рубашка Алека была ему явно велика, ворот висел хомутом и обнажал острые ключицы и бледную безволосую кожу на груди. И на лице его не было растительности — только несколько волосков на месте бровей да редкие белесые ресницы. Он сидел, наклонившись вперед, и рассеянно наматывал на левую руку пустой рукав правой.
    — Прошу прощения, — сказал я, — но предварительно я должен задать вам несколько вопросов.
    На эти мои слова незнакомец не ответил ничего. Лицо его приняло странное выражение — до того странное, что я не сразу понял, в чем дело. А дело было в том, что одним глазом он уставился на меня, а другой глаз закатил под лоб, так что его почти не стало видно. Некоторое время мы молчали.
    — Так вот, — сказал я. — Прежде всего хотелось бы узнать, кто вы такой и как вас зовут.
    — Луарвик, — сказал он быстро.
    — Луарвик… А имя?
    — Имя? Луарвик.
    — Господин Луарвик Луарвик?
    Он снова помолчал. Я боролся с неловкостью, какую всегда испытываешь, разговаривая с сильно косоглазыми людьми.
    — Приблизительно, да, — сказал он наконец.
    — В каком смысле — приблизительно?
    — Луарвик Луарвик.
    — Хорошо. Допустим. Кто вы такой?
    — Луарвик, — сказал он. — Я — Луарвик. — Он помолчал. — Луарвик Луарвик. Луарвик Л. Луарвик.
    Он выглядел достаточно здоровым и совершенно серьезным, и это удивляло больше всего. Впрочем, я не врач.
    — Я хотел узнать, чем вы занимаетесь.
    — Я механик, — сказал он. — Механик-водитель.
    — Водитель чего? — спросил я.
    Тут он уставился на меня обоими глазами. Он явно не понимал вопроса.
    — Хорошо, оставим это, — поспешно сказал я. — Вы иностранец?
    — Очень, — сказал он. — В большой степени.
    — Вероятно, швед?
    — Вероятно. В большой степени швед.
    Что он — издевается надо мной? — подумал я. Непохоже. Скорее, у него вид человека, припертого к стене.
    — Зачем вы сюда приехали? — спросил я.
    — Здесь есть Олаф Андварафорс. Он вам все расскажет. Я не могу.
    — Вы ехали к Олафу Андварафорсу?
    — Да.
    — Попали под обвал?
    — Да.
    — Ехали на автомобиле?
    Он подумал.
    — Машина, — сказал он.
    — Зачем вам нужен Андварафорс?
    — Я имею с ним дело.
    — Какое именно?
    — Я имею с ним дело, — повторил он. — С ним. Он расскажет.
    Дверь за моей спиной скрипнула. Я обернулся. На пороге, держа кружку на отлете, стоял Мозес.
    — Сюда нельзя, — сказал я резко.
    Мозес из-под нависших бровей разглядывал незнакомца. На меня он не обратил никакого внимания. Я вскочил и пошел на него грудью.
    — Прошу вас немедленно выйти, господин Мозес!
    — Не орите на меня, — неожиданно миролюбиво предложил Мозес. — Могу же я полюбопытствовать, кого вы поселили в моем помещении.
    — Не сейчас, позже… — Я стал постепенно, но настойчиво закрывать дверь.
    — Извольте, извольте… — бурчал Мозес, вытесняемый в коридор. — Я, конечно, мог бы протестовать…
    Я закрыл дверь и снова повернулся к Луарвику Л. Луарвику.
    — Это был Олаф Андварафорс? — спросил Луарвик.
    — Нет, — сказал я. — Олаф Андварафорс убит сегодня ночью.
    — Убит, — повторил Луарвик. В голосе его не было никаких эмоций. Ни удивления, ни страха, ни горя. Как будто я сообщил ему, что Олаф на минутку вышел и сейчас вернется. — Мертвый? Олаф Андварафорс?
    — Да.
    — Нет, — сказал Луарвик. — Вы неточно знаете.
    — Я знаю совершенно точно. Я видел его мертвым. Сам.
    — Я хочу посмотреть.
    — Зачем это вам? Я понял так, что вы не знаете его в лицо.
    — Я имею с ним дело, — сказал Луарвик.
    — Но я же говорю вам: он убит. Умер. Его убили.
    — Хорошо. Я хочу посмотреть.
    Меня вдруг осенило — я вспомнил про чемодан.
    — Он должен был вам что-нибудь передать?
    — Нет, — ответил он равнодушно. — Мы должны говорить. Я — с ним.
    — О чем?
    — Я — с ним. С ним.
    — Слушайте, господин Луарвик, — сказал я. — Олаф Андварафорс мертв. Его убили. Я расследую убийство. Ищу убийцу. Понимаете? Мне надо знать как можно больше об Олафе Андварафорсе. Прошу вас быть откровенным. Рано или поздно вам обязательно придется рассказать все. Лучше рано, чем поздно.
    Он вдруг заполз под одеяло до самого носа. Глаза у него снова глядели в разные стороны.
    — Я ничего не могу сказать вам, — невнятно проговорил он сквозь одеяло.
    — Почему?
    — Я могу сказать только Олафу Андварафорсу.
    — Откуда вы ехали? — спросил я.
    Он молчал.
    — Где вы живете?
    Молчание. Тихое посапывание. Один глаз смотрит на меня, другой — в потолок.
    — Вы выполняете чье-нибудь поручение?
    — Да.
    — Чье именно? — Зачем вы хотите это знать? — спросил он. — Я имею дело не с вами. Вы имеете дело не с нами.
    — Прошу вас понять, — сказал я проникновенно. — Если мы узнаем хоть что-нибудь об Олафе, мы узнаем, кто его убийца. Ну, хорошо. Вы, по-видимому, не знаете Олафа. Но те, кто вас к нему послал, они могут что-то знать.
    — Они не знают Олафа тоже, — сказал он.
    — То есть как?
    — Они не знают Олафа. Зачем?
    Я потер обросшие щетиной щеки.
    — У вас концы с концами не сходятся, — сказал я угрюмо. — Люди, которые не знают Олафа, посылают вас, который тоже не знает Олафа, с каким-то поручением к Олафу. Как это может быть?
    — Это может быть. Это так.
    — Кто эти люди?


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь