Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[17-09-2017] Простой вывод выигранных денег в клубе Вулкан

[08-09-2017] Магия комбинации бесплатных игровых...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Рассказы > Человек из Пасифиды > страница 2 - 2

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5,

2


    Туча песка и водяной пыли, поднятая неожиданным взрывом, рассеялась, и все взгляды обратились к небу. Небо было бездонно синим и совершенно пустым.
     — What"s that? [Что это? (англ.)] — осипшим голосом осведомился капитан третьего ранга.
    Джерри потеребил нижнюю губу.
     — Dunno… Hope "tis not a war [Не знаю… Надеюсь — не война (англ.)].
    Он подозрительно посмотрел на Като и Исида.
     — И что, часто здесь, в Гонюдо, бывают такие фейерверки?
     — Бывают… — неопределенно сказал Като. — Нам пора.
    Он отошел к "джипу" и поставил ногу на подножку. Красивая южанка поднялась, торопливо натягивая шелковый халат.
     — Это… опасно? — спросила она встревоженно.
     — Нисколько, сестрица, — галантно ответил барон. — Просто нам пора. Исида!
    Пляж пришел в движение. Курортники взволнованно переглядывались, размахивали руками и строили предположения.
     — Какая-нибудь старая мина…
     — При отливе? Хотя, может быть…
     — Чепуха! Просто шальной снаряд с полигона.
     — В этом районе нет полигонов.
     — Нет есть!
     — Кажется, в Японии уже не найти места, где бы не было полигонов.
    Кто-то уверял, что за несколько секунд до взрыва видел высоко в небе движущийся предмет, весьма напоминающий "соратобу-сара" — "летающее блюдце".
     — Вы думаете, это русские?
     — Война!..
    Исида сплюнул, презрительно скривив губы.
     — До свидания, — сказал он американцам.
     — До свидания, — скорбно откликнулся капитан третьего ранга.
    Исида в последний раз полюбовался заплывшим глазом Джерри, отдал честь и направился к "джипу".
     — Это твоя работа? — спросил он, усаживаясь.
     — Что? Ах, Джерри… Нет. По-моему, это Савада: у него железный кулак…
    Барон ткнул шофера в спину согнутым пальцем и уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, как вдруг раздался громкий пронзительный крик:
     — Смотрите! Там человек!..
    Лысый Хотта, приплясывая от возбуждения, махал рукой в сторону моря.
     — Там человек! Как раз там, где взорвалось!
    Все, кто был на пляже, увидели за желтой полосой обнаженного дна, на фоне светло-синего мелководья отчетливый силуэт, похожий на веселую игрушку "дарума" — японского ваньку-встаньку.
     — Человек!
     — Его оглушило, он не может подняться!..
     — Бедняга!..
    Красавица южанка сердито воскликнула:
     — Мужчины, что же вы стоите?!
    Кинооператоры, сбросив брюки и рубашки, решительно двинулись на помощь потерпевшему. За ними последовало несколько курортников. Барон Като, посвистывая сквозь зубы, взял бинокль.
     — Вот оно что… — пробормотал он, вглядываясь. — Странно!..
    Капитан Исида знал Като около пятнадцати лет, и ни разу за это время барон не подал повода заподозрить себя в гуманности и человеколюбии. Поэтому капитан удивился, когда Като, внимательно рассмотрев черный силуэт идиота, валявшегося в подводной воронке, внезапно отбросил бинокль и принялся расшнуровывать ботинки. Исида спросил:
     — Туда?
     — Раздевайся, — приказал барон вместо ответа.
     — Однако…
     — Скорее, Исида, иначе мы опоздаем!
    Исида молча повиновался. Поддернув трусы, они соскочили с машины, пробежали мимо американцев, проводивших их насмешливыми замечаниями, и пустились вдогонку за кинооператорами. Песок был сырой и плотный, бежать было легко. Они обогнули две или три небольшие, неглубокие лужи, перепрыгнули через торчащие из воды камни и вскоре опередили одного из курортников. Исида рассмеялся: это был тот самый молодой человек в темных очках. Молодой человек слегка прихрамывал.
     — Скорей, скорей! — торопил Като.
    Исида бежал за ним, строго соблюдая интервал в два шага, как рекрут на занятиях по гимнастике. "Вассе, вассе!.. Раз-два, раз-два!.. Вассе, вассе!.." Перед его глазами равномерно, в такт прыжкам дергалась смуглая мускулистая спина барона. На левой лопатке красовалась красно-синяя хоримонотатуировка, изображающая хризантему. "Вассе, вассе!.." Под ногами заплескалась вода. Неожиданно Като остановился, и Исида чуть не налетел на него. Като торжественно сказал:
     — Вы арестованы, потрудитесь встать!
    С трудом переведя дух, Исида вышел из-за спины барона. Что-то холодное и скользкое коснулось его колен. Это был маленький осьминог, видимо выброшенный взрывом. Бурый бесформенный комок щупалец судорожно сокращался, покачиваясь на волне. Исида выругался сквозь зубы, отшвырнул его в сторону и поднял глаза. Шагах в двадцати над поверхностью воды возвышались блестящие черные плечи, грудь и голова Железного Человека.
    Исида всегда был немного суеверен; и когда из кучки кинооператоров и курортников, топтавшихся рядом, донеслось слово "каппа" [японский водяной], он в испуге отступил назад, оступился и чуть не упал. Впрочем, он сразу вспомнил, что каппа народных сказок обитают только в прудах и болотах. Кроме того, его успокоил вид армейского двенадцатизарядного кольта, неизвестно откуда появившегося в вытянутой руке барона.
    Люди с опасливым удивлением смотрели на Железного Человека, а Железный Человек неподвижно глядел на них громадными выпуклыми глазами, торчащими по бокам головы. Искры солнечного света дрожали на его чешуйчатой коже цвета вороненной стали. Шеи у него не было, и теперь стало понятно, почему издали он казался похожим на "дарума".
     — Вы арестованы, — повторил барон. — Вставайте и не пытайтесь сопротивляться, иначе я буду стрелять.
    Исида облегченно засмеялся. Разумеется, это всего-навсего шпион в водолазном костюме. Офицеры морской обороны барон Като и Исида схватили шпиона иностранной державы! Молодчина, Като!..
     — Встать, мерзавец! — крикнул он.
    Железный человек не пошевелился. Исида щелкнул языком.
     — Может быть, он без сознания… или сдох?
     — Сейчас проверим.
    Позади послышался плеск воды. Исида оглянулся. К ним подбегал молодой человек в темных очках.
     — По… погодите… немного… — произнес молодой человек, задыхаясь. — Не… не стреляйте.
     — Не лезьте не в свое дело, — любезно сказал Исида, — и не хватайте господина офицера за руку, а не то получите по морде.
     — Он просто… не понимает… вас!
     — ТА КХАЙ ГА ЦХУНГА, — сказал Железный Человек.
    Все замерли. Барон переложил пистолет в левую руку.
     — Заговорил!
    Железный Человек безжизненным голосом выбрасывал глухие гортанные звуки. Он по-прежнему не шевелился, но глаза его медленно налились желтым светом, едва заметным на солнце, и вновь погасли. На лице молодого человека в темных очках изобразилось изумление.
     — Послушайте, — прошептал он, — да ведь это…
    Барон подозрительно уставился на него.
     — В чем дело?
     — Он говорит, что очень недоволен, — молодой человек поднял палец. — Он говорит по-тангутски! [тангуты — кочевой народ, населяющий плоскогорья Тибета; авторы никоим образом не рискнут поручиться за грамматическую и фонетическую правильность приводимых здесь тангутских фраз — предлагаемый рассказ пришел к ним (авторам) издалека и при передаче, надо думать, пострадал особенно сильно именно в этой части]
     — По… Как?
     — По-тангутски! На тангутском языке! Необыкновенно!..
     — Откуда вы знаете?
     — Откуда я знаю! Я аспирант филологического отделения Киотского университета, и тангутский язык — моя специальность. Я — Эйкити Каваи!
    Ни на кого из присутствующих это имя не произвело заметного впечатления, но барон Като попросил:
     — Узнайте, пожалуйста, кто он такой?
     — Сейчас, — с готовностью сказал Эйкити Каваи. Он подумал и раздельно произнес, вытянув шею к Железному Человеку: — Цха гхо та на!
     — Кха го га тангна, — ответил Железный Человек.
    Каваи снял очки, озадаченно поглядел на чешуйчатую тушу, затем перевел взгляд на барона.
     — Он говорит, что прибыл от Нижнего Человечества. Боюсь ошибиться, но мне кажется, что он имеет в виду океанское дно.
     — И мы не взяли с собой киноаппарата! — в отчаянии воскликнул один из операторов.
    Другой изо всех сил кинулся обратно к пляжу. Никто не обратил на это внимания.
     — Значит, прибыл с океанского дна, — сказал Като. — А он не врет?
     — Откуда он знает по-тангутски? — несмело произнес низенький волосатый курортник.
     — Погодите, может быть, я не совсем правильно его понял. Спросим еще раз.
    Каваи обменялся с Железным Человеком несколькими фразами. Исида с интересом следил, как вспыхивают и гаснут желтые огоньки в выпуклых, как у рыб-телескопов, глазах чудовища.
     — Ничего не скажешь, — проговорил, наконец, Каваи, разводя руками. В голосе у него было смущение, словно Железный Человек совершил бестактность, — с океанского дна, со дна Большого Восточного Моря… Так у тангутов назывался Тихий океан. Никакой ошибки.
    Барон сунул пистолет под мышку и кусал ноготь.
     — Начинается прилив, — напомнил Исида.
     — Да, да… Послушайте, Каваи-сан, попросите его подняться и следовать за нами. На берегу можно будет поговорить в более удобной обстановке.
     — Он говорит, — перевел через минуту Каваи, — что ему трудно ходить. Здесь он весит много больше, чем у себя на Тангна… на родине.
     — Мы ему поможем, — с легким сердцем пообещал барон, — за этим дело не станет.
    Он повернулся к кинооператорам:
     — Вы здоровые ребята, возьмитесь-ка за это дело.
    Те поспешно, хотя и не очень охотно, приблизились к Железному Человеку. Загорелый парень в черных фундоси [род набедренной повязки, предмет национальной японской одежды] осторожно притронулся к его плечу.
     — А-ац!
    Исида даже подпрыгнул от неожиданности. Парень в черных фундоси взвыл, опрокинулся на спину и скрылся под водой, задрав ноги. Через мгновение он вынырнул, отплевываясь и ругаясь.
     — Черт! Вот черт!.. Он бьет электричеством, как динамо-машина!
    Кинооператоры немедленно отошли на исходные рубежи.
     — Каков на ощупь? — наивно осведомился низенький волосатый курортник.
     — Пощупайте сами, — посоветовал пострадавший, вытирая лицо дрожащей ладонью.
     — Скажите ему, чтобы он выключил это свое электричество, — предложил Исида.
    Каваи махнул рукой.
     — Я не знаю, как это сказать по-тангутски. Тангуты понятия не имели о таких вещах.
     — Но ведь надо же что-то делать?
    Вода прибывала. Она доходила уже до пояса. Плечи Железного Человека скрылись под водой, и над поверхностью возвышалась только черная чешуйчатая голова, похожая на перевернутый котелок. Все посмотрели на барона. Барон Като думал.
     — Может быть, сбегать за веревкой? — нетерпеливо сказал Исида.
    Но Железный Человек обошелся без посторонней помощи. Когда его стеклянные глаза лизнула первая волна, он наклонился и начал подниматься. Видно было, что это стоит ему немалых усилий. Вот над водой вновь появились плечи, затем покатая, заостренная книзу грудь и, наконец, раздутый живот и тяжелые, как бревна, ноги. Железный Человек был гораздо выше нормального человеческого роста. Он постоял, слегка покачиваясь, сделал два неуверенных шага, качнулся сильнее, неуклюже замахал трехпалыми руками, но удержался и не упал.
     — Ну вперед, вперед, — ласково сказал барон Като.
    Каваи срывающимся фальцетом выкрикнул короткую фразу, и Железный Человек медленно двинулся к берегу мимо пораженных людей.
    В эту минуту Исида впервые в жизни испытал странное чувство: ощущение реальности окружающего мира померкло, все стало зыбким, фантастическим, как во сне. Яркое голубое небо, теплое темно-синее море, бело-желтая полоса пляжа, вдали знакомые очертания Аодзи, затянутые белесой дымкой. А рядом громадная, нелепая фигура, грузно шагающая на прямых, негнущихся ногах, лязгающая металлом при каждом движении…


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь