Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

[15-05-2017] Официальный сайт казино Вулкан Ставка

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Рассказы > Песчаная горячка > страница 1

Страницы: 1, 2,

— Знаешь, — сказал Боб, — я сейчас бы выпил томатного сока… — он перевернулся на другой бок и с отвращением выплюнул окурок. — Когда от сигарет болит язык, лучше всего выпить томатного сока.
     — Когда у тебя что-нибудь болит, надо пить коньяк, — говоривший был велик ростом и тощ. Звали его Виконт. — Можно водку. Годятся и лик"ры. Не возбраняется вино, в котором, как известно, истина. Но лучше всего — спирт…
     — Ты забыл пиво. Ты болван, — сказал Боб, — я бы выпил сейчас пива…
    В палатке было жарко и темно. На полу валялись спальные мешки, множество окурков, винтовка, стреляные гильзы и пара сапог. В низкую треугольную дверь палатки виднелись красноватые сумрачные барханы и обложенное тяж"лыми тучами небо. Налетал порывами горячий ветер, шелестел брезентовыми стенами.
     — Слушай, Боб, у тебя скрипит песок на зубах?
     — Не успеваю отплевываться. А что?
     — Мне надоело. Я жую его вторую неделю. Это нервит. Я подожду ещ" пару дней, накоплю побольше слюны, пойду к нашему и…
     — По дороге ты будешь питаться слюной и гильзами. Ты будешь ужасен в сво"м гневе, ты будешь рубить колючки, но Багровое Небо сожж"т тебя, и твой высохший труп занесут пески. Ибо такова жизнь. Уходя, не забудь выстрелить себе в лоб — это укоротит твой тернистый путь и сбереж"т много драгоценного времени. Я буду рыдать над твоим телом. Клянусь удачей.
    Боб сплюнул и потянулся за сигаретой. Сел, чиркнул спичку, закурив, стал разглядывать свои босые ноги. Осторожно потрогал вспухший синий шрам.
     — Здешние муравьи кусаются подобно леопардам, — сказал он, — ты должен пожалеть меня, Виконт.
    Виконт не ответил. Порыв ветра распахнул полы палатки, дохнул горячим песком. Боб, кряхтя, поднялся, чертыхнулся, задев за столб, и неторопливо вылез из палатки.
     — Горячо, дьявол, — дон"сся его голос, — Виконт, дружище, ты сгни"шь заживо… выйди подышать чистым воздухом. О, этот воздух! Он прохладен, как дыхание холодильника! Ривьера, Ривьера! Не верите? Нюхните сами…
    Виконт, злобно жуя губами и поминутно спл"вывая, слушал, как он бродил вокруг палатки — проверял крепления. Из-за стенки сквозь шелест ветра доносилось:
    В стране, где зной, где плеск волны морской,
    Жил длинноногий Джо…
    …до чего же горячо пяткам! Ай-яй!..
    …Виконт, выйди, милый, дело есть…
    Потом что-то случилось. Стенки колыхнулись, треснул и накренился столб. Виконт поднялся и сел, прислушиваясь. Голос Боба:
     — Эй-ей! Тебе чего?.. Пош"л!.. А-а-а-а!.. Виконт, ко мне!
    За стенкой дрались. Боб крикнул и замолчал. Палатка тряслась, доносилось хриплое тяж"лое дыхание.
    На ходу загоняя в карабин обойму, путаясь в спальных мешках, Виконт кинулся из палатки.
     — Вввв-а-а!.. — неслось из-за палатки…
     — Эге-гей! Держись, Бобби! — рявкнул Виконт, огибая угол. Там не было никого и ничего. Только разрытый горячий песок…
     — Бобби… — тихо сказал Виконт, озираясь, — Бобби, дружище…
    Дымящиеся красные барханы, саксаул, раскал"нное тяж"лое небо… обвисший брезент палатки… вс". И разрытый горячий песок. Виконт облизал губы.
     — Бобби, где ты?
    Он выплюнул песок и медленно пошел вокруг палатки. Красные барханы, саксаул, разрытый горячий песок… Вс".
     — Если это шутка, Бобби, то очень неудачная. И я воздам тебе… — голос его упал.
    Разумеется, это не было шуткой, и Виконт с самого начала прекрасно понимал это. Но ему вдруг почему-то стало смешно, и он рассмеялся:
     — Ладно, Боб, захочешь жрать — прид"шь.
    Виконт решительно обогнул палатку и полез внутрь. Разумеется, первое, что он там увидел, был Боб, вернее его ноги — длинные, сухие, в серо-зел"ных парусиновых сапогах, они торчали из-под спальных мешков. Тогда Виконт рассердился. Он снял с центрального столба знаменитую многохвостую пл"тку Джаль-Алла-Эд-Муддина из жил древнего зверя Уф и угрожающе взмахнул ею.
     — Вылезай, старое дерьмо! — заорал он. — Вылезай, не то восплачешь, аки жиды у стен Синайских!
    Боб не двигался. Виконт осторожно ударил по мешку. Сапоги не дрогнули.
     — Кэ дьябль! — пробормотал Виконт, боясь, что мелькнувшая мысль верн"тся снова. — Хватит валять Катта. Вставай.
    И вдруг, задрожав от нестерпимого ужаса, отскочил назад: ноги не двигались. Шуршал песок по брезенту палатки. Гулко стучала кровь.
     — Это ничего, — громко сказал Виконт.
    Он бросил пл"тку и нагнулся над одеялами. Тонкий, вязкий запах красного цвета ударил ему в нос. Тонкий, пьянящий аромат — единственный в мире аромат — самый вкусный запах во Вселенной, запах свежей крови. Одеяла ещ" скрывали его источник, но можно уже было догадаться, что это не Боб. Кровь Боба пахнет не так, Виконт хорошо знал это. Но — сапоги? Серо-зел"ные сапоги Боба. Ах, но ведь это очень просто… Виконт сбросил одеяла, усмехнулся:
     — Так и есть!
    Задрав кверху свалявшуюся бородку и открывая бесстыдно широкую ч"рную щель под ключицами, загадив простыни кашей из крови и песка, лежал там смуглый человек в п"стром халате.
     — Здравствуй, Бажжах-Туарег, — улыбнулся Виконт.
    Бажжах не ответил. Он пристально всматривался в обвисший брезентовый потолок и сжимал в правом кулаке клочья короткой рыжей шерсти — космы с круглой вес"лой головы Боба.
     — Неужели Боб отдал тебе свои сапоги… да ещ" и вместе с ногами? — глумливо спросил Виконт.
    Мертвец улыбнулся и сел, отряхивая руки. Его лицо заливала краска, светившаяся в темноте…
    Палатка вновь затрепетала. Голос Боба тревожно спросил:
     — Виконт, ты что?.. Тебе плохо?..
    Виконт обернулся: в дверях, согнувшись, стоял Боб ч"рным силуэтом на красном фоне песков.
     — Я тебя звал, ты не слышал? С кем это ты болтал тут? Да очнись ты, старый сапог!..
    Виконт вытер пот со лба, сплюнул, глянул через плечо. В сумраке — покосившийся столб, сваленные в кучу спальные мешки, окурки.
     — Плохо дело, Бобби, старина, — он не узнал своего голоса, — здесь был Бажжах. Я видел его лучше, чем тебя сейчас…
     — Бажжах-Туарег?! — Боб нырнул в палатку, выпрямился, настороженно озираясь. — Ты не ошибся? Ты не понимаешь, что ты говоришь…
    Он ос"кся. Виконт опустился на пол, сел, обхватив голову руками.
     — Бажжах-Туарег… — прошептал он с отчаянием. — Мы погибли, Боб. Господи, помоги нам! Мы хуже, чем умерли… Бажжах-Туарег!.. Это конец, это конец, Бобби… Мы вс" равно, что мертвецы теперь…
    Боб кинулся было из палатки, потом вернулся и стал, вцепившись в центральный столб.
     — К дьяволу, Вик! — прохрипел. — Я не видел его… Ведь меня не было в палатке, не правда ли? Почему мы? Ведь я-то не видел его?..
    Он сел на одеяла и начал быстро обуваться. Руки его дрожали. Виконт быстро повернулся к нему:
     — Ты… ты уходишь?.. — он судорожно глотнул.
    Боб не отвечал. Он торопливо шарил в полутьме, хватал одежду, коробки с сигаретами, патроны — совал в рюкзак. Виконт несколько секунд молча следил за ним, облизывая сухие губы.
     — Не оставляй меня одного, Боб… — проговорил он наконец, — позволь мне идти с тобой… Ведь мы старые друзья, не так ли?.. — Он потянулся дрожащей рукой к плечу товарища — похлопать, тот, дико глянув, шатнулся в сторону.
    Виконт замолчал и весь наклонился впер"д, стараясь поймать взгляд Боба. Тот затянул ремни, вскинул на плечо карабин и, не глядя на Виконта, шагнул к двери, волоча рюкзак по песку. Вцепившись в одеяло судорожно сжатыми пальцами, Виконт смотрел, как он, наклонившись, вылезает наружу. Красный треугольник двери исчез на мгновение и вновь появился, шаги зашуршали, удаляясь, и вдруг остановились. Виконт, не отрываясь, глядел на дверь. Пот крупными каплями стекал по его худым щекам.


Предыдущая | Оглавление | Следующая
 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь