Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-08-2017] Вулкан 24 - игровые автоматы онлайн для...

[17-08-2017] Сыграйте бесплатно в игровые автоматы на оф....

[12-08-2017] Новые возможности казино Вулкан для азартных...

[11-08-2017] Яркий мир казино Вулкан скрасит томный вечер...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Рассказы > Испытание "СКИБР" > страница 4

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5,


    Вездеход шел почти бесшумно, поэтому они сразу же услыхали доносившийся откуда-то прерывистый механический рев и скрежет и лязг металла. Нина почувствовала на спине неприятный холодок. Где-то в глубине ее подсознания эти звуки будили странные образы, жуткие и отвратительные. Вероятно, виноват был ее прадед, артиллерист, по семейным преданиям четыре года имевший дело с фашистскими танками на дымных полях Великой войны.
    Да, это был танк. Старинная боевая машина, широкая и приземистая, вся в ярких пятнах оранжевой ржавчины. Танк появился сбоку на гребне холма и, разбрызгивая грязь, покатился на остановившихся "кентавров".
     — Имитация активного нападения, — сказал Акимов. — На танке киберводитель, настроен на частоту управления системы.
     — Где вы его откопали? — проворчал Быков. — Он не стреляет?
     — Нет, — сказал Акимов.
    "Действительно, где они его откопали?" — подумала Нина. Последние танки пошли в мартены десятки лет назад, и раздобыть этот уникальный экземпляр было, вероятно, не просто.
    "Кентавры" ждали. "Оранг" тихонько отполз ближе к вездеходу. Казалось, он колеблется, не зная что предпринять. В искусственном мозгу с неуловимой быстротой менялись пространственные ориентации кристаллических решеток, возникали и мгновенно распадались диковинные, никем и никогда не зарегистрированные молекулярные связи, проносились электронные вихри и вихрики… "Оранг" думал — искал аналогии, сопоставлял, рассчитывал. Но ему еще не хватало данных. Нина подумала о настоящих живых людях, о тех, кто когда-то, давным-давно, впервые увидел перед собой танки.
     — Танк раздавит их? — шепнула Нина.
     — Тогда наша работа ни к черту не годится, — ответил Акимов. Чтобы лучше видеть, он привстал, держась за спинку сиденья. — Ага, наконец-то!
    "Кентавры" перестроились, вытянулись цепочкой навстречу танку. Танк двигался на крайнего слева, помеченного единицей. Сетка дождя искажала перспективу, и казалось, что он уже среди "кентавров". Нине бросилась в глаза удивительная легкость, пожалуй, даже грация шестиногих роботов рядом с громоздкой зловещей машиной. Они даже пританцовывали на месте, словно боксеры перед схваткой.
    В последний момент, когда испачканные мокрой землей гусеницы нависли над "кентавром", тот прыгнул в сторону. Танк проскочил несколько метров, окатив "единицу" водопадом грязной воды, выпустил клуб сизого дыма и с ревом развернулся на одной гусенице.
    "Кентавры" вновь перестроились. "Единица" затанцевала на месте, "двойка" и "тройка" перебежали, отрезая танку дорогу к "Орангу". "Оранг" неторопливо, даже как-то с ленцой, попятился еще немного. Огоньки на его корпусе погасли. Танк с громом и лязгом ринулся вперед, похожий на чудовищного носорога, ослепшего от ярости. "Кентавры", пританцовывая, дождались его и снова легко расступились. Тогда на серых боках "Оранга" вновь вспыхнул сложный рисунок огоньков. И в тот же момент танк остановился. Он остановился мгновенно, как вкопанный, надрывный рев двигателя стих, и все три "кентавра" мигом вскарабкались на него, активно шевеля манипуляторами. "Оранг" стоял, уютно пофыркивая и совершенно равнодушно мигая разноцветными огоньками.
     — "Оранг" переменил частоту настройки, — сказал Акимов.
     — Я думала, "Оранг" его уничтожит, — проговорила Нина, переводя дух.
     — Сачем? — вскричал Сермус очень пронзительно. — "Оранк" просто всял на сепя управление! Сачем расрушать, если мошно испольсовать? Молотец, "Оранк"! Умнитца, "Оранк"!
     — И что теперь будет? — деревянным голосом спросил Быков.
     — Посмотрим, — ответил Акимов сдержанно.
     — А вы что — не знаете?
     — Предполагаю, — сказал Акимов.
    И Нина тотчас положила ладонь на его рукав.
    "Кентавры" перестали возиться на танке, спрыгнули, выстроились в цепь и побежали дальше. "Оранг" двинулся следом, а танк вдруг затрясся, лязгнул гусеницами, неуклюже развернулся и пополз в хвосте, уныло переваливаясь на кочках. По его ржавым бокам стекали дождевые струйки. У него был очень покорный и смиренный вид.
     — Мы отстаем, — сказал Быков. — Поехали.
    Вездеход догнал "Оранга" и покатился рядом. "Оранг" деловито ("Как ни в чем не бывало", — подумала Нина) шлепал гусеницами по мокрой траве. Покоренный танк полз левее, расплескивая грязь, оставляя за собой длинный шлейф сизого дыма. "Кентавры" бежали метрах в тридцати впереди. Они были изумрудно-зеленого цвета.
    Дождь немного усилился, когда впереди появилась длинная высокая стена, сложенная из огромных гранитных глыб. Стена пересекала поперек полосу маршрута и выглядела очень солидно. Сермус крепко потер ладошки и покашлял насмешливо.
    "Кентавры" медленно подкрались к стене, пощупали ее манипуляторами и вдруг разбежались в разные стороны вдоль гранитной преграды — один направо, двое влево. "Оранг" повернулся к стене боком и стал ждать.
     — Давайте отойдем немного, — сказал Акимов водителю, и вездеход отполз на несколько метров назад. — Так, хватит.
    "Кентавры" снова собрались вместе и выстроились перед стеной в ряд. "Оранг" неторопливо подполз к ним и остановился рядом. Танк сиротливо торчал в стороне, всеми покинутый и забытый.
     — Берегите глаза, — сказал Акимов.
    Что-то треснуло, и по серому граниту скользнула ослепительная фиолетовая молния. Стена дрогнула. Друмм! Друмм! Над стеной взлетел фонтан серого дыма вперемешку с гранитной щебенкой. Друмм! Друмм! На граните вспыхивали малиновые пятна, и было видно, как разлетаются циклопические глыбы и стена оседает, разорванная широкими уродливыми трещинами. Друмм! Дррах! "Кентавры" и "Оранг" стояли перед стеной и по очереди расстреливали ее крошечными ампулами с замкнутыми в магнитные кольца струйками дейтериевой плазмы. Расстреливали спокойно, деловито, не торопясь.
    Через минуту все было кончено. Стрельба прекратилась, стало очень тихо, слышно было, как что-то шипит и трещит в раскаленном щебне. "Кентавры" двинулись в широкий пролом, окутанный серым облаком дыма и пыли. "Оранг" подождал немного, пропустил вперед себя танк и тоже нырнул в горячее облако.
     — Хорошо! — коротко сказал Быков.
    Но Акимов снова поймал в зеркальце его взгляд — странный, какой-то напряженный, словно межпланетник хотел и не мог себя заставить сказать что-то. Прославленный Быков был чем-то встревожен, и эта тревога была непонятным образом связана с ним, Акимовым, рядовым инженером-программистом. Это было очень странно.
    Вездеход, тяжело скрипя по гранитным обломкам, миновал пролом. Стена была толстая, очень толстая — не менее двух метров.
     — Фот, фитите, Нина Ифанофна, — торжествуя сказал Сермус. — Фот тот столпик. Это конец маршрута. Но сначала путет очень интересно.
    Нина нашла глазами белый столбик, и в тот же момент "Оранг" остановился. "Кентавры" бежали еще некоторое время, потом тоже остановились и начали пятиться. Они пятились очень осторожно, остановились рядом с "Орангом" и медленно налились красным светом.
     — Глядите, — шепнула Нина. — Покраснели! Засмущались…
     — Неушели он почуял? — благоговейно проговорил Сермус.
     — Что почуял? — спросила Нина.
    Видимо, "Оранг" принял решение. Покорный и утихший танк вдруг ожил. Взревел двигатель, комья грязи рванулись из-под гусениц, и огромная машина, грохоча и лязгая, кинулась вперед к заветному столбику. Никто не успел сказать ни слова. Раздался громовой удар, из-под гусениц танка взлетел оранжевый веер огня, чудовище подпрыгнуло и застыло на месте, перекошенное, почерневшее, искалеченное. Густой черный дым повалил от него, пачкая топь жирной копотью.
     — Опнарушил! — крикнул Сермус. — Опнарушил! Сейчас путет расминирофать!
     — Имитация икс-обстановки, — торопливо пояснил Акимов.
     — Имитация чего? — спросил Быков.
     — Икс-обстановки. Обстановки, которую невозможно предвидеть. Минное поле.
     — Час от часу не легче, — пробормотал Быков. — Как в историческом фильме…
     — "Оранг" обнаружил мины? — спросила Нина.
     — Та, та, — сказал Сермус нетерпеливо. — Сейчас путет расминирофать.
    Но "Оранг" не стал разминировать. Во всяком случае, не стал разминировать так, как ожидал Сермус. "Кентавры" не полезли на минное поле, не стали выкапывать мины и вывинчивать их взрыватели. Они взобрались все трое на горящий танк и открыли пальбу. Прежде чем оглушенные и ослепленные наблюдатели успели прийти в себя, через минное поле к белому столбику — теперь уже не белому, а черному от огня и пыли — протянулась широкая полоса перевороченной земли и булькающей кипящей воды. "Кентавры" — на этот раз нежно-голубые — торопливо приблизились к столбику, обнюхали его, окрасились в серо-стальной цвет и вернулись к "Орангу". Испытание окончилось.
     — Вот и все, — сказал Акимов устало. — Теперь можно домой.
    Нина счастливо улыбнулась.
     — Вместе и навсегда, — прошептала она.
    И тут Быков обернулся.
     — Мне нравятся ваши машины, — сказал он. — Они нам нужны. И вот что… — Он помолчал. — Мне нужно поговорить с вами, Акимов. Если нетрудно, зайдите ко мне после обеда.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь