Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[14-12-2017] Как не перепутать официальный сайт клуба...

[13-12-2017] Преимущества и бонусы игрового казино Вулкан...

[08-12-2017] Чем так манят пользователей красочные...

[05-12-2017] Особенности начисления бонусов в Вулкан Вегас

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Рассказы > Испытание "СКИБР" > страница 2

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5,


     — Пусть бы уж он лучше не рассматривал, — сказала Нина, демонстративно поворачиваясь к роботам спиной. Но она не удержалась и спросила: — И это все ты изобрел сам?
     — Нет, что ты! — Акимов даже засмеялся. — Конечно, нет. Я всего-навсего программист. Систему строили шесть заводских лабораторий и два института. Нам — Сермусу и мне — осталась только доводка — тонкое программирование. Правда…
    Нина оглянулась и увидела, что "кентавр" с тройкой на спине как-то боком приближается к ним, неторопливо переступая шестью лапами-рычагами и тихонько покачивая головой.
     — Вам что, товарищ? — спросила Нина.
    "Кентавр" остановился.
     — Видишь, "Оранг" хочет познакомиться с тобой поближе, — сказал Акимов. — Он очень любит знакомиться.
     — В другой раз, если можно, — сказала Нина. — Когда-нибудь в другой раз.
    Акимов засмеялся и достал из кармана ультразвуковой свисток. Нина зажала уши. Акимов свистнул, и "кентавр" прежним неспешным аллюром, не поворачиваясь, вернулся к "Орангу". Нина проводила его любопытным взглядом.
     — Странная форма для машины, — заметила она. — Настоящий богомол.
    Акимов сказал:
     — По-моему, для эффекторного механизма форма очень рациональная. К тому же выдумали ее не мы.
     — Кто же?
     — "Оранг".
    Нина прикусила губу и оглянулась на "Оранга". Сиреневая цистерна на гусеницах выглядела очень мирно.
     — Слушай, — сказала Нина, — как устроен "мозг" этой системы? Ведь это не полупроводники, конечно?
     — Ага, — засмеялся Акимов, — все-таки интересно? Специалист остается специалистом.
    Нина и глазом не моргнула.
    "СКИБР" представлял собой чрезвычайно сложный механизм, непрерывно воспринимающий обстановку и непрерывно реагирующий на нее в соответствии с требованиями основной программы — собирать и передавать самую разнообразную информацию об этой обстановке. Создание такого механизма потребовало отказа от классических форм кибернетической техники — полупроводников, губчатых метапластов, волноводных устройств. Необходимо было принципиально новое решение. Оно было найдено в использовании замороженных почти до абсолютного нуля квантово-вырожденных сложных кристаллов с непериодической структурой, способных претерпевать изомерные переходы в соответствии с поступающими сигналами. Были отысканы и средства регистрации этих переходов и превращения их в сигналы на эффекторы.
    Нина вздохнула:
     — Нет, для меня это слишком сложно. Вырожденные кристаллы… Изомерные переходы…
     — Я всегда говорил тебе, чтобы ты занялась теорией, — назидательно сказал Акимов.
     — А время? Ведь я рисую.
     — Да… Конечно. Я совсем забыл.
    Он наклонился, взял ее руки в свои и приложил ее ладони к своим щекам. Щеки были горячие и колючие.
     — Тебе бриться надо, — шепнула она.
     — Угу…
    Он испытывал блаженство. "Навсегда и вместе, — подумал он. — Вместе и навсегда".
    Сиреневые страшилища почтительно таращились на них, "Оранг" меланхолично мигал цветными огоньками.
     — Слушай, — спросила Нина, — а почему они сиреневые?
    Акимов пожал плечами:
     — Откуда я знаю? Если бы они были оранжевыми, ты спросила бы, почему они оранжевые. Это "Оранг" решает. Сегодня утром они были желтыми.
    Нине стало смешно. Она прыснула и закашлялась. Акимов похлопал ее по спине.
     — Я серьезно говорю, — сказал он. — Ведь это самоорганизующаяся система. И характеристики системы определяет сам "Оранг". И чем он руководствовался, окрашиваясь в сиреневый цвет, знает только он сам. Мы можем только догадываться. Может быть, это он из-за тебя.
     — Поразительный нахал, — сказала Нина. — Интересно, что он этим хочет сказать? Подумай, ведь он и тебя мог бы выкрасить в сиреневый цвет. Или в желтый.
    Она снова вспомнила Быкова и замолчала. Акимов сидел, закрыв глаза, и думал, какие у нее мягкие, теплые, сильные руки.
     — Слушай, — сказала Нина, — ты думаешь, они помогут Быкову? Ты думаешь, Быков серьезно рассчитывает на них?
     — Вероятно. Во всяком случае, с ними лучше, чем без них. Все-таки меньше риска. Вот Быков сажает корабль на неизвестной планете. О ней ничего нельзя сказать заранее. Сейчас нельзя даже наверняка сказать, что она существует. Он сажает корабль. Может быть, там камни взрываются под ногами. Или океаны из фтороводорода. Или электрические разряды в миллионы вольт. В общем, неизвестно и опасно. И Быков посылает на разведку роботов. Вот этих скибров. Роботы узнают все, расскажут, посоветуют, что делать. Так я себе это представляю.
     — Тогда это очень важно, — проговорила Нина.
     — Да…
    "Если Быков решит садиться, — подумал Акимов. — Если вообще будет где садиться. Но главное — почему Быков приехал сам? Почему не приехал его кибернетист?"
     — Мне уж-жасно хочется, чтобы Быкову понравились ваши скибры, — сказала Нина.
     — Мне тоже. Завтра он посмотрит. Наше стадо в порядке генеральной репетиции пройдет по Серой Топи. Десять километров сюрпризов и развлечений.
     — Каких сюрпризов?
     — Всевозможных. — Он взглянул на часы. — Малыш, у нас еще целых шесть часов! Пойдем ко мне, я напою тебя чаем. Чудесным горячим чаем…
    Они вышли из мастерской (сиреневые "кентавры" качнулись им вслед, но не двинулись с места) и остановились на краю бетонной площадки.
    Ночь шла на убыль. Туман над Серой Топью стал плотнее, небо на востоке посветлело. Над бледными тенями далекого горного хребта висела яркая звезда — искусственный спутник "Цифэй", с которого фотонный исполин Быкова будет стартовать в межзвездное пространство.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь