Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[23-07-2017] Представляем новые онлайн игры в клубе...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Киносценарии > Пять ложек эликсира > страница 1

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16,


    Время действия: наши дни, поздняя весна.
    Место действия: крупный город, областной центр на юге нашей страны.

    Двухкомнатная квартира писателя средней руки Феликса Александровича Снегирева. Обычный современный интерьер. Кабинет идеально прибран: все полированные поверхности сияют, книги на полках выстроены аккуратными рядами, кресла для гостей, полосатый диван — красивы и уютны, пол чист и блестит паркетом. Порядок и на рабочем столе: пишущая машинка зачехлена, массивная стеклянная пепельница сияет первозданной чистотой, рядом затейливая зажигалка и деревянный ящичек, наполовину заполненный каталожными карточками.
    Два часа дня. За окном — серое дождливое небо.
    Феликс — у телефона на журнальном столике под торшером. Это обыкновенной наружности человек лет пятидесяти, весьма обыкновенно одетый для выхода. На ногах у него стоптанные домашние шлепанцы.
     — Наталья Петровна? — говорит он в трубку. — Здравствуй, Наташенька! Это я, Феликс… Ага, много лет, много зим… Да ничего, помаленьку. Слушай, Наташка, ты будешь сегодня на курсах?.. До какого часу? Ага… Это славно. Слушай, Наташка, я к тебе забегу около шести, есть у меня к тебе некое маленькое дельце… Хорошо? Ну, до встречи…
    Он вешает трубку и устремляется в прихожую. Быстро переобувается в массивные ботинки на толстой подошве, натягивает плащ и нахлобучивает на голову бесформенный берет. Затем берёт из-под вешалки огромную авоську, набитую пустыми бутылками из-под кефира, лимонада, "Фанты" и подсолнечного масла.
    Слегка согнувшись под тяжестью стеклотары, выходит он на лестничную площадку за порогом своей квартиры и остолбенело останавливается.
    Из дверей квартиры напротив выдвигаются два санитара с носилками, на которых распростерт бледный до зелени Константин Курдюков, сосед и шапочный знакомый Феликса, третьестепенный поэт городского масштаба. Увидев Феликса, он произносит:
     — Феликс! Сам господь тебя послал мне, Феликс!..
    Голос у него такой отчаянный, что санитары враз останавливаются. Феликс с участием наклоняется над ним.
     — Что с тобой, Костя? Что случилось?
    Мутные глаза Курдюкова то закатываются, то сходятся к переносице, испачканный рот вяло распущен.
     — Спасай, Феликс! — сипит он. — Помираю! На коленях тебя молю… Только на тебя сейчас и надежда… Зойки нет, никого рядом нет…
     — Слушаю, Костя, слушаю! — говорит Феликс. — Что надо сделать, говори…
     — В институт! Поезжай в институт… Институт на Богородском шоссе — знаешь?.. Найди Мартынюка… Мартынюк Иван Давыдович… Запомни! Его там все знают… Председатель месткома… Скажи ему, что я отравился, ботулизм у меня… Помираю!.. Пусть даст хоть две-три капли, я точно знаю — у него есть… Пусть даст!
     — Хорошо, хорошо! Мартынюк Иван Давыдович, две капли… А чего именно две капли? Он знает?
    На лице у Кости появляется странная, неуместная какая-то улыбка.
     — Скажи: мафуссалин! Он поймет…
    Тут из Костиной квартиры выходит врач и напускается на санитаров:
     — В чем дело? Чего стоите? А ну, давайте быстро! Быстро, я говорю!
    Санитары пошли спускаться по лестнице, а Костя отчаянно кричит:
     — Феликс! Я за тебя молиться буду!..
     — Еду, еду! — кричит ему вслед Феликс. — Сейчас же еду!
    Врач, воткнув незажженную "беломорину" в угол рта, стоит в ожидании лифта. Феликс испуганно спрашивает его:
     — Неужели и вправду ботулизм?
    Врач неопределенно пожимает плечами:
     — Отравление. Сделаем анализы, станет ясно.
     — Мартынюк Иван Давыдович, — произносит Феликс вслух и, когда врач взглядывает на него непонимающе, торопливо поясняет: — Нет, это я просто запоминаю. Мартынюк, председатель месткома… Мафуссалин…
    Дверь лифта раскрывается, и они входят в кабину.
     — А как вы полагаете, — спрашивает Феликс, — мафуссалин этот и от ботулизма поможет?
     — Как вы сказали?
     — Мафуссалин, по-моему… — произносит Феликс смущенно.
     — Впервые слышу, — сухо говорит врач.
     — Какое-нибудь новое средство, — предполагает Феликс.
    Врач не возражает.
     — Может быть, даже наиновейшее, — говорит Феликс. — Это, знаете ли, из того института, что на Богородском… Кстати, а куда вы моего Курдюкова сейчас повезете?
     — Во Вторую городскую.
     — А, это совсем рядом…
    У неотложки они расстаются, и Феликс, гремя бутылками, бежит на середину улицы останавливать такси.

    Выбравшись из машины, Феликс поудобнее прихватывает авоську и, кренясь под ее тяжестью, поднимается по широким бетонным ступенькам под широкий бетонный козырек институтского подъезда. Навалившись, он распахивает широкую стеклянную дверь и оказывается в обширном холле, залитом светом многочисленных ртутных трубок. В холле довольно много людей, все они стоят кучками и дружно курят. Феликс зацепляется авоськой за урну, бутылки лязгают, и все взгляды устремляются на авоську. Ежась от неловкости, Феликс подходит к ближайшей группе и осведомляется, где ему найти Мартынюка, председателя месткома. Его оглядывают и показывают в потолок. Феликс идет к стойке гардероба и вручает гардеробщику свой плащ и берет. Пытается он всучить гардеробщику и свою авоську, но получает решительный отказ и осторожненько ставит авоську в уголок.
    На втором этаже он открывает дверь в одну из комнат и вступает в обширное светлое помещение, где имеет место масса химической посуды, мигают огоньки на пультах, змеятся зеленоватые кривые на экранах, а спиною к двери сидит человек в синем халате. Едва Феликс закрывает за собой дверь, как человек этот, не оборачиваясь, рявкает через плечо:
     — В местком! В местком!
     — Ивана Давыдовича можно? — осведомляется Феликс.
    Человек поворачивается к нему лицом и встает. Он огромен и плечист. Могучая шея, всклокоченная пегая шевелюра, черные, близко посаженные глаза.
     — Я сказал — в местком! С пяти до семи! А здесь у нас разговора не будет. Вам ясно?
     — Я от Кости Курдюкова… От Константина Ильича.
    Предместкома Мартынюк словно бы налетает с разбегу на стену.
     — От… Константина Ильича? А что такое?
     — Он страшно отравился, понимаете, в чем дело? Есть подозрение на ботулизм. Он очень просил, прямо-таки умолял, чтобы вы прислали ему две-три капли мафуссалина…
     — Чего-чего?
     — Мафуссалина… Я так понял, что это какое-то новое лекарство… Или я неправильно запомнил? Ма-фус-са-лин…
    Иван Давыдович Мартынюк обходит его и плотно прикрывает дверь.
     — А кто вы, собственно, такой? — спрашивает он неприветливо.
     — Я его сосед.
     — В каком это смысле? У него же квартира…
     — И у меня квартира. Живем дверь в дверь.
     — Понятно. Кто вы такой — вот что я хочу понять.
     — Феликс Снегирев. Феликс Александрович…
     — Мне это имя ничего не говорит.
    Феликс взвивается.
     — А мне ваше имя, между прочим, тоже ничего не говорит! Однако я вот через весь город к вам сюда перся…
     — Документ у вас есть какой-нибудь? Хоть что-нибудь…
     — Конечно, нет! Зачем он вам? Вы что — милиция?
    Иван Давыдович мрачно смотрит на Феликса.
     — Ладно, — произносит он наконец. — Я сам этим займусь. Идите… Стойте! В какой он больнице?


Предыдущая | Оглавление | Следующая
 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь