Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[17-09-2017] Простой вывод выигранных денег в клубе Вулкан

[08-09-2017] Магия комбинации бесплатных игровых...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > За миллиард лет до конца света > страница 7 - Глава 3

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32,

Глава 3


    5. "…полежал на спине, не спеша очухиваясь. Под окном уже вовсю грохотали прицепы, а в квартире было тихо. От вчерашнего бестолкового дня остался только легкий шум в голове, металлический привкус во рту и какая-то неприятная заноза в душе или в сердце, или бог знает еще где. Он стал разбираться, что это за заноза, но тут раздался осторожный звонок в дверь. А, это Палыч с ключами, сообразил он и торопливо соскочил с постели.
    По дороге через прихожую он мельком отметил, что на кухне все прибрано, а дверь в Бобкину комнату плотно закрыта и задернута изнутри занавеской. Дрыхнет Лидочка. Встала, посуду помыла, и снова завалилась.
    Пока он возился с замком, звонок снова деликатно звякнул.
    — Сейчас, сейчас… — сиплым со сна голосом проговорил он. — Одну минутку, Арнольд Палыч…
    Однако это оказался вовсе не Арнольд Палыч. Шаркая ногами по резиновому коврику, у порога стоял совершенно незнакомый молодой человек. Он был в джинсах, в черной рубашке с закатанными рукавами и в огромных противосолнечных очках. Тонтон-макут. Малянов еще успел заметить, что в глубине лестничной площадки, возле лифта, маячат еще двое тонтон-макутов в черных очках, но ему сразу стало не до них, потому что первый тонтон-макут произнес вдруг: "Из уголовного розыска" — и протянул Малянову какую-то книжечку. В развернутом виде.
    "Очень мило!" — пронеслось у Малянова в голове. Все ясно. Этого и следовало ожидать. Чувства его были расстроены. Он тупо смотрел в раскрытую книжечку. Там была фотокарточка, какие-то печати и надписи, но воспринял он своими расстроенными чувствами только одно: "Управление Министерства внутренних дел". Крупными буквами.
    — Да-да… — пролепетал он. — Конечно. Прошу. А в чем дело?
    — Здравствуйте, — произнес тонтон-макут очень вежливо. — Вы — Малянов Дмитрий Алексеевич?
    — Я…
    — Несколько вопросов с вашего разрешения.
    — Пожалуйста, пожалуйста… — сказал Малянов. — Подождите, здесь у меня не убрано… Только что встал… Может быть, на кухню?.. Нет, там сейчас солнце… Ладно, заходите сюда, я сейчас уберу.
    Тонтон-макут прошел в большую комнату и скромно остановился посередине, откровенно озираясь, а Малянов кое-как убрал постель, накинул рубашку, натянул джинсы и бросился раздергивать шторы и открывать окно.
    — Вы садитесь вот сюда, в кресло… Или вам удобнее за стол? А что, собственно, случилось?
    Осторожно перешагивая через разбросанные на полу листки, тонтон-макут приблизился к креслу, уселся и положил на колени свою папку.
    — Ваш паспорт, пожалуйста, — сказал он.
    Малянов сунулся в стол, выкопал паспорт и передал ему.
    — Кто еще здесь живет? — спросил тонтон-макут, разглядывая паспорт.
    — Жена… сын… Но их сейчас нет. Они сейчас в Одессе… в отпуске… у тещи…
    Тонтон-макут положил паспорт на свою папку и снял черные очки. Такой обыкновенный, простоватой внешности молодой человек. И никакой не тонтон-макут, а скорее уж продавец. Или, скажем, мастер из телеателье.
    — Давайте познакомимся, — сказал он. — Я — старший следователь уголовного розыска, зовут меня Игорь Петрович Зыков.
    — Очень приятно, — сказал Малянов.
    Тут ему в голову пришло, что он, черт возьми, не какой-нибудь уголовный преступник, что он, черт возьми, старший научный сотрудник и кандидат наук. И не мальчишка, между прочим. Он закинул ногу на ногу, уселся поудобнее и сказал сухо:
    — Слушаю вас.
    Игорь Петрович приподнял свою папку двумя руками, тоже положил ногу на ногу и, опустив папку на колено, спросил:
    — Вы Снегового Арнольда Павловича знаете?
    Малянова этот вопрос врасплох не застал. Почему-то — ему и самому не было ясно, почему — он так и ожидал, что спрашивать его будут сейчас либо про Вальку Вайнгартена, либо про Арнольда Палыча. Поэтому он по-прежнему сухо ответил:
    — Да. С полковником Снеговым я знаком.
    — А откуда вам известно, что он полковник? — немедленно поинтересовался Игорь Петрович.
    — Н-ну, как вам сказать… — проговорил Малянов уклончиво. — Все-таки мы знакомы давно…
    — Как давно?
    — Н-ну… лет пять, наверное… с тех пор, как вьехали в этот дом…
    — А при каких обстоятельствах вы познакомились?
    Малянов стал вспоминать. Действительно, при каких обстоятельствах? Ч-черт… Когда он ключ принес в первый раз, что ли?.. Нет, мы тогда уже были знакомы…
    — Гм… — сказал он, снял ногу с ноги и поскреб в затылке. — Вы знаете, не помню. Помню, был такой случай… Лифт не работал, а Ирина — это моя жена — возвращалась из магазина с покупками и с сынишкой… Арнольд Палыч взял у нее авоську и ребенка… Ну, жена пригласила заходить… Кажется, в тот же вечер он и зашел…
    — Он был в форме?
    — Нет, — сказал Малянов уверенно.
    — Так… И с тех пор вы, значит, подружились?
    — Н-ну, что значит — подружились? Он заходит к нам иногда… берет книги, приносит книги… чаек иногда пьем вместе… а когда он уезжает в командировки, отдает нам ключи…
    — Зачем?
    — Как — зачем? — сказал Малянов. — Мало ли…
    В самом деле, зачем? Как-то это мне никогда в голову не приходило. Так, на всякий случай, наверное…
    — На всякий случай, наверное, — сказал Малянов. — Например, приедет кто-нибудь из родных… или еще что-нибудь…
    — Кто-нибудь приезжал?
    — Да нет… насколько я помню — нет. При мне, во всяком случае, никто не приезжал. Может быть, жена что-нибудь по этому поводу знает…
    Игорь Петрович задумчиво покивал, затем спросил:
    — Ну, а приходилось вам с ним говорить о науке, о работе?
    Опять о работе…
    — О чьей работе? — мрачно спросил Малянов.
    — О его, конечно. Ведь он, кажется, был физиком…
    — Понятия не имею. Скорее уж ракетчиком каким-нибудь…
    Он еще не успел договорить, как его обдало холодом. То есть как это — БЫЛ? Почему — БЫЛ? Ключ не занес… Господи, да что же случилось, наконец? Он уже готов был заорать во весь голос: "То есть в каком это смысле БЫЛ?", но тут Игорь Петрович совершенно сбил его с панталыку. Стремительным движением фехтовальщика он выбросил в сторону руку и выхватил у него из-под носа какой-то черновик.
    — А это откуда у вас? — спросил он резко, и мирное лицо его вдруг хищно осунулось. — Откуда у вас это?
    — По… позвольте… — проговорил Малянов, приподнимаясь.
    — Сидите! — прикрикнул Игорь Петрович. Сизые его глазки бегали по лицу Малянова. — Как к вам попали эти данные?
    — Какие данные? — прошептал Малянов. — Какие к черту данные? — заревел он. — Это мои расчеты!
    — Это не ваши расчеты, — холодно возразил Игорь Петрович, тоже повышая голос. — Вот этот график — откуда он у вас?
    Он издали показал листок и постучал ногтем по кривой плотности.
    — Из головы! — сказал Малянов свирепо. — Вот из этой! — Он ударил кулаком по темени. — Это зависимость плотности от расстояния до звезды!
    — Это кривая роста преступности в нашем районе за последний квартал! — объявил Игорь Петрович.
    Малянов потерял дар речи. А Игорь Петрович, брезгливо оттопырив губы, продолжал:
    — Даже срисовать толком не сумели… Не так она на самом деле идет, а вот так… — С этими словами он взял карандаш Малянова, вскочил и, положив листок на стол, принялся, сильно надавливая, чертить поверх кривой плотности какую-то ломаную линию, приговаривая при этом: — Вот так… А здесь вот так, а не так… — Закончив и сломав грифель, он отшвырнул карандаш, снова уселся и посмотрел на Малянова с сожалением. — Эх, Малянов, Малянов, — произнес он. — Квалификация у вас высокая, опытный преступник, а действуете, как последняя сявка…


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь