Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[09-07-2017] Что такое игровой клуб Вулкан?

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Жиды города Питера, или невеселые беседы при свечах > страница 2 - Действие первое

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11,

Действие первое



    Гостиная-кабинет в квартире профессора Кирсанова. Прямо — большие окна, задернутые шторами. Между ними — старинной работы стол-бюро с многочисленными выдвижными ящичками. На столе — раскрытая пишущая машинка, стопки бумаг, папки, несколько мощных словарей, беспорядок.
    Посредине комнаты — овальный стол, — скатерть, электрический самовар, чашки, сахарница, ваза с печеньем. Слева, боком к зрителям, установлен огромный телевизор. За чаем сидят и смотрят заседание Верховного Совета: хозяин дома профессор Станислав Александрович Кирсанов, рослый, склонный к полноте, украшенный кудрявой русой шевелюрой и бородищей, с подчеркнуто-величавыми манерами потомственного барина, в коричневой домашней толстовке и спортивных брюках с олимпийским кантом; супруга его, Зоя Сергеевна, маленькая, худощавая, гладко причесанная, с заметной сединой, нрава тихого и спокойного, очень аккуратная и изящная (в далекой молодости — балерина), — она в строгом темном платье, на плечах — цветастая цыганская шаль; их сосед по лестничной площадке и приятель дома Олег Кузьмич Базарин, толстый, добродушнейшего вида, плешивый, по сторонам плеши — серебристый генеральский бобрик, много и охотно двигает руками, когда говорит — для убедительности, когда слушает — в знак внимания, одет совершенно по-домашнему — в затрапезной куртке с фигурными заплатами на локтях, в затрапезных же зеленых брючках и в больших войлочных туфлях.


    Из телевизора доносится: "Итак, товарищи… Теперь нам надо посоветоваться… Вы хотите выступить? Пожалуйста… Третий микрофон включите…"


    Кирсанов: Опять эта харя выперлась! Терпеть его не могу…
    Базарин: Бывают и похуже… Зоя Сергеевна, накапайте мне еще чашечку, если можно…
    Зоя Сергеевна (наливая чай): Вам покрепче?
    Базарин: Не надо покрепче, не надо, ночь на дворе…
    Кирсанов (с отвращением): Нет, но до чего же мерзопакостная рожа! Ведь в какой-нибудь Португалии его из-за одной только этой рожи никогда бы в парламент не выбрали!
    Разговор этот идет на фоне телевизионного голоса — рявкающего, взрыкивающего, митингового: "Я говорю здесь от имени народа… Четверть миллиона избирателей… И никто здесь не позволит, чтобы бесчестные дельцы наживались, в то время как трудящиеся едва сводят концы с концами… "Голос Нишанова: "То есть я вас так понимаю, что вы предлагаете голосовать сразу? Очень хорошо. Других предложений нет? Включите режим регистрации, пожалуйста…"
    Кирсанов: Сейчас ведь проголосуют, ей-богу.
    Зоя Сергеевна: А это с самого начала было ясно. Неужели ты сомневался?
    Кирсанов: Я не сомневался. Но когда я вижу, что они сейчас проголосуют растратить шестнадцать миллиардов только для того, чтобы неведомый Сортир Сортирыч получил возможность за мой счет ежемесячно ездить в Италию… и даже не сам Сортир Сортирыч, а его зять-внук-племянник… Только для этого заключается контракт века, который по сю сторону никому решительно, кроме Сортир Сортирыча, не нужен… загадят территорию величиной с Бенилюкс… отравят двадцать четыре реки… завоняют всю Среднерусскую возвышенность… Но зато племянник Сортир Сортирыча на совершенно законном основании сможет теперь поехать за бугор и купить там себе "тойоту"…
    И в этот момент в квартире гаснет свет.
    Кирсанов: Что за черт! Опять?
    Базарин (уверенно): Пробки перегорели. Говорил я вам, что не надо этот подозрительный самовар включать…
    Кирсанов: Да при чем здесь самовар?.. Подождите, я сейчас пойду посмотрю… Ч-черт, понаставили стульев…
    Зоя Сергеевна: Нет, это не пробки перегорели. Это опять у нас фаза пропала.
    Базарин (с недоумением): Куда пропала? Фаза? Какая фаза?
    Слышны какие-то шумы и неясные голоса с лестницы (из-за кулис справа), голос Кирсанова: "А в этом крыле? Что?.. Понятно… Ну, и что мы теперь будем делать?.." Базарин, подобравшись в темноте к окну, отдергивает штору. За окном падает крупный снег, там очень светло: отсветы уличных фонарей, низкое светлое небо, в огромном доме напротив — множество разноцветно освещенных окон.
    Кирсанов (появляется из прихожей справа): Поздравляю! По всей лестнице света нет. И по всему дому, кажется…
    Зоя Сергеевна: Ну, по крайней мере, не так обидно. Фаза опять пропала?
    Кирсанов: Она, подлая… (Подходит к окну.) Живут же люди, горюшка не знают! (Зое Сергеевне.) Лапа, а где у нас были свечки?
    Зоя Сергеевна: По-моему, мы их на дачу увезли…
    Кирсанов: Ну, вот! За каким же дьяволом? Это просто поразительно
     — никогда в доме ничего не найдешь, когда надо!..
    Базарин: Станислав, побойся бога. Зачем тебе сейчас свечи? Второй час уже, спать пора… (Спохватывается.) Тьфу ты, в самом деле! У меня же в холодильнике суп, на три дня сварено. И голубцы! Теперь, конечно, все прокиснет…
    Зоя Сергеевна: Ничего у вас не прокиснет, Олег Кузьмич, вынесите на балкон и все дела.
    Кирсанов (от бюро, с торжеством): Вот они! Видала? Вот они, голубчики… (Передразнивает.) "На дачу, на дачу…"
    Зоя Сергеевна: Ой, а где же они были?
    Кирсанов: В бюро они у меня были. В бюро! Очень хорошее место для свечей. Интересно, как бы ты без меня существовала в этом мире?.. Где спички?
    Зоя Сергеевна: А в бюро их у тебя нет? Замечательное место для спичек…
    Кирсанов (укрепляет свечи в канделябрах на бюро и расставляет по столу): Ладно, ладно, лапа, сходи на кухню, все равно стоишь…
    Базарин (чиркает спичкой, свечи загораются одна за другой): Да на кой ляд вам это понадобилось, в самом деле? Спать давно пора…
    Кирсанов: Ну куда тебе спать, ты же сейчас человек одинокий и даже в значительной степени холостой… Сиди, пей чай, наслаждайся беседой с умными людьми…
    Из-за кулис справа появляется длинная черная фигура — рослый человек в блестящем мокром плаще до пят с мокрым блестящим капюшоном.
    Черный Человек (зычно): Гражданин Кирсанов?
    Кирсанов (ошеломленно): Да… Я…
    Черный Человек: Станислав Александрович?
    Кирсанов: Да! А в чем дело? Как вы сюда попали?
    Черный Человек (зычно): Спецкомендатура ЭсА! (Обыкновенным голосом.) У вас дверь приоткрытая, а звонок не работает. Паспорт ваш, будьте добры…
    Кирсанов: Какая еще комендатура? (Достает из бюро паспорт и протягивает Черному Человеку.) Какая может быть сейчас комендатура? Ночь на дворе!
    Черный Человек берет паспорт, и тотчас же во лбу у него загорается электрический фонарь наподобие шахтерского. Внимательно перелистав паспорт, он молча возвращает его Кирсанову, а сам распахивает большой черный "дипломат" и, держа навесу, некоторое время роется в нем.
    Черный Человек: Распишитесь… Вот здесь…
    Кирсанов (расписываясь): А в чем, собственно, дело? Вы можете толком мне объяснить — что, куда, откуда? Войну, что ли, объявили?
    Черный Человек (вручает Кирсанову какую-то бумажку): Получите.
    Кирсанов (смотрит в бумажку, но ничего не видит, света не хватает): Я ничего здесь не вижу! В чем дело? Вы что — объяснить не можете по-человечески?
    Черный Человек: Там все сказано. Будьте здоровы.
    Фонарик его гаснет, а сам он как бы растворяется во тьме.
    Базарин: Ну и дела!


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь