Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[08-12-2017] Чем так манят пользователей красочные...

[05-12-2017] Особенности начисления бонусов в Вулкан Вегас

[03-12-2017] Особенности бесплатного режима игры в нашем...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Без оружия > страница 12 - Картина четвертая

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21,

Картина четвертая


    Гостиная в доме Руматы. Входит, вытирая на ходу лицо и руки полотенцем, Румата — в цветастых штанах, в чулках и башмаках с пряжками, в расстегнутой до пупа сорочке с кружевными манжетами. За ним следует Уно с барским камзолом в одной руке и с огромным гребнем в другой.
    УНО (ворчит). У всех, как у людей, только у нас с выдумками… Где это видано — в двух сосудах мыться! В отхожем месте горшок какой-то придумали… Полотенце им каждый день чистое… Простыни подавай накрахмаленные… А сами, не помолившись, каждое божье утро голые по комнате скачут, руками машут, ногами выше головы дрыгают…
    Румата швыряет ему полотенце, берет гребень и принимается причесываться.
    РУМАТА. Я при дворе, не деревенщина вшивая. Придворный должен быть чист и благоухать.
    УНО. У его малолетней светлости только и интересу, что вас нюхать. А вот дон Рэба и вовсе никогда не моются. Сам слышал, ихний лакей рассказывал… Не моются, зато молятся, во как.
    РУМАТА. Ладно, перестань бурчать… Давай камзол… (Облачается в камзол, неторопливо застегивается.) Кто-нибудь заходил?
    УНО. Из благородных никто не пожаловал… (Останавливается.) А вот приходили от рыбника, из пекарни… (Снова останавливается. Румата вопросительно глядит на него.) Требует задолженности погасить. Как сговорились все. И от молочника… и кондитер…
    РУМАТА. Так-так-так, интересно. Ты расплатился с ними?
    УНО. Еще чего! Будете со всеми расплачиваться — сами без штанов останетесь. Подождут.
    РУМАТА. Уно!
    УНО. Ну что Уно! Что Уно! (понизив голос.) Сами знаете, в городе нынче нехорошо. Не время сейчас долги отдавать. Видите, как они всем скопом на нас навалились: плати, дескать! Узнали что-то такое, не иначе, заторопились…
    РУМАТА. Соображаешь, дружок, это хорошо… Ну что ж, подавай завтрак в таком случае.
    УНО. Шпагу вашу я на диван положил… (Выходит и сразу же торопливо возвращается.) Кира пришла!
    РУМАТА. Кира! Так веди ее сюда, что же ты!
    Уно выходит и возвращается с Кирой. Кира одета по-прежнему простолюдинкой, в руке маленький узелок. Румата подбегает к ней, хватает за плечи, глядит в запрокинутое лицо. Уно деликатно удаляется.
    РУМАТА. Почему ты плакала? Кто тебя обидел?
    КИРА. Никто меня не обидел.
    РУМАТА. Нет, ты скажи, почему ты плакала?
    КИРА. Уедем отсюда.
    РУМАТА. Обязательно.
    КИРА. Когда мы уедем?
    РУМАТА. Я еще не знаю, маленькая. Но мы обязательно уедем…
    КИРА. Далеко?
    РУМАТА. Очень далеко. Ко мне.
    КИРА. Там хорошо?
    РУМАТА. Там дивно хорошо. Там никогда никого не обижают.
    КИРА. Так не бывает.
    РУМАТА. Бывает.
    КИРА. А какие там люди?
    РУМАТА. Люди? Обыкновенные. Как ты. Как я.
    КИРА. Все такие, как ты?
    РУМАТА. Не все, конечно. Есть много других, гораздо лучше.
    КИРА. Вот это уж не бывает!
    РУМАТА. Вот это уж как раз бывает!
    КИРА. Почему тебе так легко верить? Отец никому не верит. Аба говорит, что все свиньи, только одни грязные, а другие нет. Но я им не верю, а тебе всегда верю…
    За окнами раздается треск барабана и тяжелый грохот марширующих сапог. Кира вздрагивает и прижимается лицом к груди Руматы.
    КИРА. Я больше не могу дома. Я больше не вернусь домой. Страшно мне дома. Можно, я у тебя служанкой буду! Я даром, мне от тебя ни гроша не надо…
    РУМАТА. Успокойся, лапочка… Успокойся…
    Усаживает ее в кресло. Входит Уно, принимается накрывать на стол.
    КИРА. Дом с утра до ночи полон этик… серых… Пьют, песни орут… и все приводят, приводят… Вчера приволокли каких-то, семью, видно, целую… старика, двух парней, женщину молодую… Били их, так били, Румата, все кровью забрызгали… Они уж и кричать перестали… Не могу я так, не вернусь, лучше убей меня!
    Пауза. Уно, застыв у стола, исподлобья глядит на Румату. Румата поворачивается к нему, негромко.
    РУМАТА. Кира будет жить у нас. Отведешь ее в угловой покой. Дашь ей мужское платье… из своего, понаряднее, вы с нею одного роста. Жить будет под видом моего пажа, имя потом придумаем… Если болтать за воротами станешь, язык вырву…
    УНО. Еще чего, болтать…
    РУМАТА. Вот так-то (Кире.) Ступай, маленькая, переоденься, прическу перемени и приходи сюда, будем завтракать…
    КИРА. В мужское? Так ведь грех это… И не сумею я…
    РУМАТА. Этот грех простится тебе… А Уно поможет.
    КИРА. Не хочу! Он не маленький, как он мне помогать будет?
    Уно фыркает, мотает головой.
    РУМАТА. Не капризничай!
    КИРА. Я даже при брате родном переодеваться не стала бы, а при Уно и подавно… Не маленький он — помогать мне одеваться!
    РУМАТА. Ладно. Очевидно, самый маленький здесь — я. Пойдем, я тебе помогу.
    КИРА. Ой, не надо, Румата, что ты! Сама я… (Поворачивается к Уно.) Давай свои штаны…
    УНО. Пойдем…
    Кира и Уно уходят. Румата подходит к столу, барабанит по скатерти пальцами.
    РУМАТА. Все дорогое, что у нас есть, должно быть либо далеко на Земле, либо внутри нас. Чтобы его нельзя было отобрать у нас и взять в качестве заложника… Кира, ах, Кира, Кира… (Застывает, прислушиваясь.) Что такое!
    Входит Уно, держась за щеку.
    УНО (мрачно). Все исполнено. Дал ей одежду.
    РУМАТА. Что случилось!
    УНО. Ничего не случилось. Стал показывать, как штаны зашнуровывать… главное, сама же попросила показать… а она как влепит!
    РУМАТА. Значит, неделикатно показывал.
    УНО. Чего там — неделикатно…
    РУМАТА. Ладно, ступай. Да никого в дом не пускай. Хоть герцог, хоть черт, хоть сам дон Рэба! ..
    Уно уходит. В ту же секунду с другой стороны в гостиную входит сгорбленный монах в черной рясе с капюшоном, надвинутым на лицо. Румата круто поворачивается к нему.
    РУМАТА. Кто ты такой? Кто тебя пустил?
    МОНАХ (откидывает капюшон): Доброе утро, благородный Румата.
    РУМАТА. Ловко! Добрый день, славный Арата. Почему вы здесь? Что случилось?
    АРАТА. Все как обычно. Моя крестьянская армия разбрелась, все делят землю, на Арканар идти никто не кочет. Маршал Тоц собирает своих недобитых латников и скоро развесит моих мужиков вверх ногами вдоль Приморского тракта, Все как обычно.
    РУМАТА. Понятно… Садитесь, Арата. (Арата садится за стол, Румата придвигает к нему кушанья.) Подкрепляйтесь.
    АРАТА. Благодарю… (Принимается за еду.) Иногда мне кажется, что мы бессильны. Я вечный главарь мятежников, и я знаю, что вся моя сила в необыкновенной живучести… (В гостиную тихо входит Кира и останавливается. Арата и Румата не замечают ее. Она уже в мужском костюме, волосы подобраны под берет.) Но эта сила не помогает моему бессилию. Мои победы волшебным образом оборачиваются поражениями. Мои боевые друзья становятся врагами, самые храбрые бегут, самые верные предают или умирают. И нет у меня ничего, кроме голых рук, а голыми руками не достанешь раззолоченных свиней, сидящих за крепостными стенами… (отодвигает тарелку.) Спасибо, благородный Румата.
    РУМАТА. Как вы здесь очутились?
    АРАТА: Приплыл с монахами.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь