Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[21-05-2017] Уникальные слоты GMSlots на официальном...

[17-05-2017] Не хотите сыграть в автоматы вулкан на...

[16-05-2017] Играем бесплатно в казино Vulkan на оф. сайте

[15-05-2017] Официальный сайт казино Вулкан Ставка

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Без оружия > страница 9

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21,


    РУМАТА. Ты что это, любезный? Кто это тебя пустил?
    Аба, не обращая на него внимания, подходит и Кире, хватает ее за руку и рывком тянет за собой.
    АБА. А ну, домой, живо!
    КИРА. Пусти… (Пытается вырваться.)
    РУМАТА. Отпусти девушку, любезный!
    АБА. Я вам не любезный, благородный дон! Я нынче солдат господина канцлера, его светлости! Я нынче на благородных-то поплевываю! (Кире.) Ну, сама пойдешь или волоком тянуть?
    Кире вырывается, отскакивает от него.
    КИРА. Никуда не пойду!
    АБА. Ах ты, шлюха, подстилка дворянская!
    Делает к ней шаг, но тут Румата хватает его за шиворот и закатывает ему оглушительную затрещину. Аба, выронив топор, катится по полу, ложится ничком и замирает. Румата смотрит на свои руки, взглядывает на Киру и снова на свои руки. Медленно подходит к лежащему Абе, наклоняется.
    РУМАТА. Послушай…
    АБА (плаксиво). Не бейте, благородный дон, не надо…
    РУМАТА. Ты не ушибся?
    АБА. Больно же, благородный дон, не бейте…
    Румата снова глядит на свои ладони, с гадливостью вытирает их о штаны. В этот момент вбегает запыхавшийся Уно.
    РУМАТА. Ты где был! Почему впустил!
    УНО. Да коня чистил вашего, а тут сосед прибегает, говорит, серые в дом ворвались… (Наклоняется, берет Абу за шиворот.) А ну, поднимайся, чего разлегся?
    Аба поднимается, заслоняясь локтями от Руматы.
    АБА. Вы меня лучше не бейте, благородный дон…
    РУМАТА. Да не буду, не буду, не бойся…
    АБА. Я ведь что! Отец сестренку ищет… Туда-сюда, к соседке — нет ее! Ну, я и смекнул, где она может быть…
    РУМАТА. Вот что, любезный. Если ты еще раз схамишь Кире…
    АБА. Да нет же, благородный дон, это ведь как получилось! Отец, значит, ее хватился. Ну, туда-сюда…
    КИРА. Я пойду, дон Румата.
    Румата молчит. Кира, ни на кого не глядя, выходит.
    АБА. Я, значит, что? Я, значит…
    Румата достает золотой, сует ему в руку.
    РУМАТА. Ступай, любезный. И смотри мне!..
    АБА (осклабившись). Да ни в жисть! Покорно благодарим, благородный дон…
    Подхватывает топор, выскакивает вон. Уно выходит следом. Румата стоит некоторое время, разглядывая ладони, затем подходит к столу, задумывается. Размышления его прерываются негодующими криками Уно и благодушным басистым ревом Будаха за сценой.
    БУДАХ. Пошел, пошел, мальчишка, отдавлю уши!
    УНО. Нельзя к нему, говорят вам!
    БУДАХ. Брысь, не путайся под ногами!
    УНО. Да нельзя же… Ох!
    В гостиную вваливается Будах, волоча за собой вцепившегося в него Уно.
    РУМАТА. Отец Будах! Как вы очутились в городе, дружище? Уно, оставь отца Будаха в покое…
    БУДАХ. На редкость въедливый мальчишка… (Приближается к Румате с распростертыми объятиями.) Но верен, верен, ничего не скажешь… Дайте мне обнять вас! (Они обнимаются.) Я вижу, вы совершенно трезвы, мой друг… (Оглядывает стол.) Ну, еще бы… Впрочем, вы всегда трезвы. Счастливец!
    РУМАТА. Садитесь, мой друг. Уно, забери отсюда сладости и подавай обед!
    УНО. Ученый человек, а дерется. Срам какой.
    БУДАХ. Па-шел, волчонок, делай, что тебе хозяин велел… Да принеси пива! Я вспотел, мне нужно возместить потерю жидкости!
    Уно, ворча себе под нос, удаляется. Румата и Будах усаживаются за стол.
    РУМАТА. Как вы здесь оказались, отец Будах? Ведь вам опасно появляться в городе, капитан Цупик и дон Рэба ищут вас.
    БУДАХ. А, вздор! Мне надоело сидеть в вашей Угрюмой Берлоге. Захотелось проветриться… Между прочим, на днях мне удалось установить интереснейшую вещь. Хотя боюсь, для вас это будет не совсем…
    РУМАТА. Ничего, я с удовольствием выслушаю вас…
    Входит Уно, принимается накрывать на стол.
    БУДАХ. Вы представляете себе треугольник, у которого один угол равен четверти окружности?
    РУМАТА. Гм… Представляю.
    Будах с сомнением глядит на него. Уно фыркает.
    БУДАХ. Ну, хорошо. Так вот, мне удалось доказать, что сумма площадей квадратов, построенных на коротких сторонах такого треугольника… Вы следите за моим рассуждением?
    РУМАТА. Самым внимательным образом.
    Уно опять фыркает.
    БУДАХ. Так вот. Сумма этих площадей в точности равна площади квадрата, построенного на длинной стороне. А?
    РУМАТА (с искренним восхищением). Вы молодец, отец Будах!
    БУДАХ. Значит, вы меня все-таки поняли! В жизни еще не встречал такого толкового дворянина. Как правило, вы все — непроходимое дубье. Впрочем, вы с самого начала показались мне личностью незаурядной…
    УНО. А зачем это?
    РУМАТА. Что "зачем"?
    УНО. Да вот суммы эти, квадраты…
    БУДАХ. Дубина молодая.
    РУМАТА. Я после объясню тебе, Уно. Ступай.
    Уно выходит, покачивая головой и посмеиваясь.
    БУДАХ. Разрешите, мой друг… (Разливает по стаканам пиво, залпом выпивает). Недурное пиво… О чем бишь я?
    РУМАТА. Вы говорили… (Неожиданно с силой бьет ладонью по столешнице.) Черт бы вас всех подрал!
    БУДАХ. Что с вами, друг мой?
    РУМАТА. Таракан! (Щелчком сбивает таракана со стола). Весь этот город заражен тараканами. Спасенья никакого нет.
    БУДАХ. Будто у вас в Эсторе нет тараканов!
    Входит Уно.
    УНО. Там какая-то дона заявилась, вас спрашивают…
    РУМАТА (встает). Она?
    УНО. Нет. другая совсем. Настоящая сука из благородных.
    Будах хохочет.
    РУМАТА. Я тебя когда-нибудь выпорю. Проси!
    Уно выходит. Входит дона Окана.
    РУМАТА. Дона Окана?
    ОКАНА. Она самая, благородный дон! Отчаявшись заполучить вас к себе на вечерние блистания, отважилась посетить жилище кавалера разочарованного, обрекшего себя на одиночество…
    РУМАТА. Радость нечаянная вдвойне говорит разбитому сердцу… (Церемонно подводит Окану к столу и усаживает в кресло). Осмелюсь просить вас, прекрасная дона, вкусить от скудной пищи моей и от скудного пития моего…
    Будах придвигается к Окане.
    ОКАНА. От ваших щедрот готова с благодарностью сердечной принять хотя бы и яд смертельный, но — увы! — я только недавно из-за стола. Но вы, благородный дон, не смущайтесь моим присутствием и вновь обратите поток благоволения вашего на оставленного в небрежении друга…
    РУМАТА. Да, прошу извинения… Гм… Позвольте представить вам, прекрасная дона, моего старого знакомца, высокоученого монаха…
    БУДАХ (кладет руку на руку Оканы). Барон шутит. А скорее всего ревнует. Ни какой я не монах, и мне можно все, что остальным мирянам. Прекрасная дона, меня зовут Будах… (Румата под столом с силой бь_т его носком сапога по лодыжке. Будах подскакивает на месте.) Ох! Какого дьявола, барон! Вы что, с ума спятили? (Тр_т лодыжку.) Да, я — Будах, математик и поэт, и этим горжусь, хотя гиена эта, дон Рэба, нас терпеть не может… И еще я немножко колдун, если угодно.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь