Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

[09-10-2017] Игровые автоматы в хорошем качестве без...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Без оружия > страница 3

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21,


    ХОЗЯИН. Сами спросите…
    БУДАХ. Он где! Внизу!
    ХОЗЯИН. Внизу. Вино пьют.
    БУДАХ. Что же ты раньше не сказал, полено толстомордое?
    На лестнице появляется Будах — огромный, встрепанный, в расстегнутом кафтане. Он спускается медленно, со ступеньки на ступеньку, оглядывая зальцу, затем взгляд его останавливается на Румате и Кире.
    БУДАХ. Пристроился, прохвост… Успел уже…
    Он садится поодаль за отдельный стол.
    РУМАТА. Кто это!
    КИРА. Это Будах, великий чернокнижник… (Поднимается.) Вы меня простите, благородный дон…
    РУМАТА. Зови меня просто Румата.
    КИРА. Вы меня простите, мне нужно… (Не закончив, торопливо отходит к Будаху.) Здравствуйте, отец Будах.
    БУДАХ. Здравствуй, лапочка. Что это за хлюст?
    КИРА. Новый постоялец. Из благородных…
    БУДАХ. А чего ты с ним сидишь?
    КИРА. Так мне положено. Кто меня с собой посадит, с тем и сижу. Иначе меня здесь со свету сживут, отец Будах, сами знаете.
    БУДАХ. Это уж точно… Только уж какой-то он особенно лощеный, противный…
    КИРА. Да нет, он еще ничего… Чего вам подать, отец Будах?
    Будах в затруднении скребет в шевелюре. В зальцу спускается Хозяин, подходит к Румате.
    ХОЗЯИН. Завтрак сейчас же прикажете, благородный дон?
    РУМАТА. Что? Нет, потом… Я скажу, ступай.
    Хозяин кланяется, отходит, оглядывается на Киру.
    ХОЗЯИН. Эй, Кира, ты там с ними не очень-то, уши не распускай, а то они тебе назаказывают…
    КИРА. Ничего они не заказывают, папаша, не беспокойтесь.
    АБА (от стойки). Пива ему позавчерашнего и хлеба горбушку, и будет с него…
    БУДАХ. Заткнись, губошлеп… Ладно, Кира, лапочка, принеси мне кружку пива и хлеба немного.
    ХОЗЯИН. Немного… И то много на дармовщинку-то… Погоди, сам налью.
    Хозяин уходит за стойку. Румата встает, переходит к столу, за которым сидит Будах, садится. Смотрит на Будаха, на Киру, которая все еще стоит рядом, снова на Будаха.
    РУМАТА. Друзья мои, одному мне скучно. Позвольте уж мне с вами.
    БУДАХ. А садитесь, коли хотите, мне-то что…
    РУМАТА. Рад с вами познакомиться, почтенный Будах… Ведь вы — Будах?
    БУДАХ. Ну!
    РУМАТА. Отлично. Я вас искал. Но с вами потом. Позвольте сначала закончить разговор с этой вот прекрасной девицей…
    Подходит Хозяин, грохает перед Будахом пивную кружку, бросает ломоть хлеба.
    ХОЗЯИН. Извольте завтракать, почтенный. В последний раз. Больше вам не будет, пока не заплатите…
    БУДАХ. Экая ты скотина все-таки… Что ж ты со мной так при других людях, а?
    ХОЗЯИН. Невелика персона…
    АБА (от стойки). Гнать его, колдуна, со двора надо, а вы с ним разговоры разговариваете, папаша…
    РУМАТА. Погодите… (Берет кружку с пивом, нюхает, затем выплескивает пиво Хозяину под ноги.) Ступайте, достопочтеннейший, и принесите нам с почтенным Будахом по кружке хорошего пива… И если пиво будет плохим, я вас в нем утоплю!
    ХОЗЯИН. Сию минуту, благородный дон… (Поспешно уходит.)
    БУДАХ (качает головой). Ну и ну!
    РУМАТА. Так вот, сначала я хотел бы закончить разговор с этой прекрасной девицей. Кира, я действительно позволил себе слегка пошутить с тобой, и мне показалось, что ты рассердилась…
    КИРА. Я не рассердилась…
    РУМАТА. Тогда прими от меня маленький подарок… Дай твою руку.
    Кира растерянно глядит на Будаха, затем нерешительно протягивает Румате руку, Румата надевает на ее запястье золотой браслет.
    КИРА. Но как же… Благородный дон, я ведь не могу…
    БУДАХ. Дай-ка взглянуть, лапочка… (Берет ее руку с браслетом, разглядывает.) Гм, похоже, что золото… Да, настоящее золото. (Отпускает руку Киры, смотрит на Румату.) Однако, благородный дон, делать такие подарки вместо того, чтобы извиниться…
    Кира пытается снять с руки браслет.
    КИРА. Я не могу, право… Это слишком дорого…
    Между тем, привлеченные разговором, и ним приближаются Аба и Торговец, а затем подходит и Хозяин с двумя кружками.
    АБА. Хвостом тя по голове! И вправду золотой!
    ТОРГОВЕЦ. Верно, золотой, золотой. Я золото повидал на веку…
    КИРА (чуть не плача). Прошу вас, благородный дон, снимите, заберите обратно…
    ХОЗЯИН. Молчи, дура рыжая! Вся в мать! Ей благородный дон снисхождение делает, так поблагодарила бы…
    АБА. Да уж, дура — она дура и есть… Вы ее не слушайте, благородный дон, она у нас… того… вина вот тоже не пьет…
    БУДАХ. Слушайте, дон, не знаю, как там вас зовут…
    РУМАТА. Тихо! Друзья мои. Я подарил этот браслет прекрасной Кире и не могу взять его обратно…
    АБА. Во! Правильно! Подарил же…
    РУМАТА. Не могу по двум причинам. Во-первых, он не мой… (Будах и Кира переглядываются). Во-вторых, и это самое важное, он не снимается!
    Пауза. Кира снова пытается снять браслет, но не может,
    ХОЗЯИН. Видишь ты…
    АБА. Ну, это мы еще поглядим…
    РУМАТА (бешено). Молчать, щенок! Голову оторву! (Аба испуганно пятится.) Хозяин, поставьте пиво м можете идти. Вы тоже, любезный!
    Хозяин, поставив пиво, поспешно ретируется следом за Торговцем.
    БУДАХ (отхлебывает из кружки). Вот это пивко…
    РУМАТА. Больше вы не сердитесь на меня, Кира?
    Кира вскакивает и выбегает из зальца.
    БУДАХ. Я вам вот что скажу, благородный дон. За пиво, конечно, спасибо, однако… Ладно, об этом после. Кто вы такой и что вам от меня надобно!
    РУМАТА. Я — барон Румата из Эстора. Припоминаете!
    БУДАХ. Нет.
    РУМАТА. И не надо.
    БУДАХ. А что же надо!
    РУМАТА. Долг мне вам старый отдать надо. Пятьдесят золотых. (Он достает увесистый кошелек и принимается отсчитывать, выкладывая на стол золотые кружочки.) Десять… пятнадцать… двадцать…
    Будах с интересом следит за его действиями. Хозяин, Торговец и Аба — тоже, но издали, не решаясь приблизиться.
    БУДАХ. Долг, значит…
    РУМАТА. Именно долг, почтенный Будах… Сорок пять… Пятьдесят. Берите.
    Сгребает монеты в кучу и придвигает к Будаху. Тот рассовывает деньги по карманам.
    БУДАХ. Долг так долг. Правда, благородный дон, надо вам сказать, что в жизни своей я никому в долг не давал. Дарил — это бывало, но чтобы в долг… А вообще-то деньги одинаковые, что их тебе дарят, что в долг дают…
    АБА (у стойки). Сколько золота, папаша, видели! Это же сдохнуть можно…
    ХОЗЯИН. Богатый, видно, дон…
    ТОРГОВЕЦ. Предложить ему пеньки купить?..
    БУДАХ. Ну, хорошо, барон Румата, долг вы мне отдали, душу успокоили. А чего вам все-таки от меня надобно? Или сначала пожрем? Я угощаю!
    Румата не успевает ответить. В зальцу, гремя по-хозяйски каблуками, входит командир серых штурмовиков Цупик в узком сером мундире при шпаге. При виде его Хозяин и Торговец подобострастно кланяются, а Аба вытягивается по стойке "смирно". Цупик останавливается посередине зальца, зорко оглядывается — взгляд его на секунду останавливается на Будахе и Румате, — затем поворачивается к Абе.
    ЦУПИК. Почему здесь околачиваешься? Почему не в казармах?
    АБА. Состоял в группе особого задания, господин капитан! По выполнении отпущен до обеда!
    ЦУПИК. Особое задание? Какое? В чем дело?
    АБА. За мятежного грамотея маленько подержались, господин капитан!
    ЦУПИК. А, понял. Стихотворец Гур.
    Будах вздрагивает и приподнимается, но снова садится.
    АБА. Точно, господин капитан!
    ЦУПИК. И как же!
    АБА. Обыкновенно, господин капитан. Локти к лопаткам — и в башню. Дело привычное…


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь