Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[12-08-2017] Новые возможности казино Вулкан для азартных...

[11-08-2017] Яркий мир казино Вулкан скрасит томный вечер...

[07-08-2017] Представляем новый клуб Вулкан Ставка 777

[07-08-2017] На сайте Vulkan Casino регистрация занимает...

Контекст:
Прайс лист автомасла интернет магазин.
 

Братья Стругацкие

Романы > Страна багровых туч > страница 44

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76,


    — Зря это, скажу я вам…
    — Что?
    — Зря ее назвали Венерой.
    — Кого? А-а… — Быков пожал плечами. — Дело, знаешь, не в названии.
    Юрковский расхохотался.
    Они неторопливо пошли, перепрыгивая через широкие трещины, в которых дымилась жидкая масса ила.
    — Богдан! — понизив голос, проговорил Быков. — Ведь болото излучает… Слышишь?
    …Тик… тик-тик-тик-тик…
    — Слышу. Это чепуха. У нас очень чувствительные счетчики, Алеша.
    — Все, что попадает под фотореактор, должно излучать, — наставительно изрек Юрковский. — Ясно даже и…
    — Погодите-ка… — Богдан поднял руку.
    Они остановились. Невнятные голоса Ермакова и Дауге стали едва слышны в шорохах и потрескивании наушников.
    — На сколько мы отошли от "Хиуса", как вы думаете? — спросил Спицын.
    — Метров на семьдесят-восемьдесят, — быстро ответил Быков.
    — Так. Значит, наших радиотелефонов хватает только на это расстояние.
    — Маловато, — заметил Юрковский. — Ионизация, вероятно?
    — Да…
    …Тик… тик-тик… тик… тик…
    Они пошли дальше. Рев, бульканье, завывание становились все слышнее. Где-то впереди справа раздался громкий храп.
    — Чу! Слышу пушек гром… — пробормотал Юрковский.
    — Вот она!
    Внешняя кромка огромной лепешки, выжженной на поверхности трясины пламенем фотореактора, была закруглена и полого уходила в жижу. И сразу за ней из тумана выступили бледно-серые причудливые силуэты странных растений. До них было рукой подать — не больше десяти шагов, но белесые волны испарений непрерывно меняли и искажали их облик, открывая одни и окутывая непроницаемой мглой другие детали, и разглядеть их как следует не было никакой возможности.
    — Венерианский лес, — прошептал Юрковский с таким странным выражением, что Быков недоверчиво покосился на него.
    — Да… венерианский. По-моему, пакость, — кашлянув, сказал Богдан.
    — Молчи, Богдан! Ты говоришь ерунду… Ведь это жизнь! Новые формы жизни! И мы — мы! — открыли их…
    — Вот, кажется, еще одна новая форма жизни, — пробормотал Быков, с беспокойством вглядываясь в большое темное пятно, внезапно появившееся у края корки недалеко от них.
    — Где? — живо повернулся Юрковский.
    Пятно пропало.
    — Мне показалось… — начал Быков, но низкий, глухой рев прервал его. — Вот, слышите?
    — Это где-то здесь, рядом… — Спицын ткнул рукой вправо.
    — Да-да, неподалеку. Значит, я действительно видел…
    Быков потихоньку потянул из-за пояса гранату, тревожно поглядывая по сторонам.
    — Большое? — спросил Спицын.
    — Большое…
    Снова раздался рев, теперь уже совсем близко. Ни одно земное животное не могло издавать такие звуки — механические, похожие на вой паровой сирены, и вместе с тем полные угрозы.
    Быков вздрогнул.
    — Ревет… — тихонько сказал он.
    — Да… Пойдем посмотрим? — хриплым голосом предложил Юрковский. — Эх, то ли дело на Марсе! До чего щедрая и приличная планета! Санаторий!
    …Тик… тик-тик… тик-тик…
    — Нет, идти не следует, — сказал Спицын. — Лихачество…
    Быков промолчал.
    — Боитесь? Тогда я один… — Юрковский решительно шагнул вперед.
    Все произошло очень быстро. Быков повернулся к Спицыну, и в этот момент что-то тяжко рухнуло на площадку, словно сбросили на асфальт тюк мокрого белья. Округлая темная масса величиной с упитанную корову надвинулась на людей из тумана. Юрковский отшатнулся и со сдавленным криком сорвался в болото. Спицын попятился. Секунду Быкову казалось, что вокруг воцарилась мертвая тишина. Затем робкое "тик-тик" дозиметра вошло в сознание, и он опомнился.
    — Ложись! — заорал он.
    Спицын, упав ничком, увидел, как Быков прыгнул назад и взмахнул правой рукой — раз и еще раз. Два тупых гулких удара оглушили его. Туман коротко озарился двумя оранжевыми вспышками, и дважды возникло и мгновенно исчезло в сумраке блестящее влажное тело — громадный кожаный мешок, изрытый глубокими складками. С визгом пронеслись осколки, дробно простучали по "асфальту". Затем все стихло.
    — Finita la comedia, — машинально пробормотал Спицын, с трудом поднимаясь на ноги.
    — Где Юрковский? — задыхаясь, крикнул Быков.
    — Здесь… Дайте руку…
    Они втащили на "асфальт" Юрковского, вымазанного с головы до ног. "Пижон", не говоря ни слова, кинулся к тому месту, где три минуты назад находилось чудовище.
    — Ничего, — разочарованно сказал он.
    Действительно, чудовище исчезло.
    — Но ведь оно было? — Юрковский ходил вдоль края площадки, останавливался, нагибался, упираясь руками в колени, всматривался в неясные очертания спутанных стеблей и стволов за пеленой испарений.
    — Было…
    — Он… оно ушло.
    — Словно растворилось, — задумчиво сказал Спицын.
    — Может быть, вы не попали? — наивно спросил Юрковский, останавливаясь перед Быковым, который озабоченно осматривал автомат.
    Быков презрительно фыркнул.
    — Ну ладно, ушел он, и слава аллаху, — сказал Спицын. — Интересно, что ему от нас было нужно? Хотел пообедать?
    — Ер-рунда! — с чувством произнес Юрковский. — У-дивительная ерунда. И откуда только идет это дурацкое представление о чудищах-людоедах с других планет! Досужим писакам вольно выдумывать, будто стоит нам появиться на другой планете, как у всех местных животных аппетит разыгрывается… Но ведь ты… ты же старый межпланетник, Богдан!..
    Обратно шли молча. Голосов Ермакова и Дауге не было слышно: вероятно, они уже вернулись во внутренние помещения "Хиуса". Перед тем как вновь ступить в дымящийся ил, Юрковский сказал задумчиво:
    — Как бы то ни было, а живность на Венере есть. Оч-чень интересно! Только… вы уверены, Алексей Петрович, что не промахнулись?
    Это было уж слишком. Быков яростно засопел и поспешил вперед.
    …Тик… тик-тик-тик… тик-тик…

    Быков задержался за чисткой оружия и, войдя в кают-компанию, застал спор в самом разгаре. Юрковский и Дауге, разделенные столом, кричали друг на друга, азартно выпятив подбородки. Богдан Спицын, по обыкновению, улыбался и покачивался на стуле, придерживаясь за спинку кресла, в котором сидел Михаил Антонович, и если Богдан время от времени вставлял иронические реплики, то толстенький штурман молчал, сосредоточенно опустошая баночку с фаршированным перцем.
    — Тогда почему? — упорно, по-видимому, не в первый раз, спрашивал Дауге.
    — Что — почему?
    — Почему оно кинулось на вас?
    — А кто тебе сказал, что оно кинулось на нас?
    — Ты сказал…
    — Ничего подобного. Оно просто наткнулось на нас. Серость! Серость в яблоках! Наткнулось на нас совершенно случайно! Мало того: я уверен, что, пока бравый Алексей Петрович не влепил в него свои бомбы, оно и не подозревало о нашем существовании!


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь