Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[19-10-2017] Предлагаем сыграть на доступном зеркале...

Контекст:
сетка дорожная 100х100х4 1 м2 цена
 

Братья Стругацкие

Романы > Страна багровых туч > страница 38

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76,


    — Взять оружие приказал Краюхин, — насупясь проговорил Быков. — Уж он-то, наверное, знает, что к чему.
    — А вы сами как думаете?
    — Мм… Возможно, там есть какие-либо животные… или чудовища. Я слыхал, на какой-то планете с ними пришлось столкнуться.
    — Это на Каллисто… На спутнике Юпитера, — сказал Дауге. — Но там управились и без оружия.
    — Во всяком случае, — заметил Ермаков, — с оружием лучше, чем без оружия. Оно не помешает, а может быть, и поможет.
    — Что у вас там еще припасено в вашем арсенале? — осведомился Юрковский. — Кроме этих самых автоматов, пистолетов, бомб…
    — Есть еще финские ножи…
    — Уф!
    — … и атомные мины.
    — Так. А нет ли у вас портативных бомбардировщиков или складного линкора? Ладно, давайте ваши пугачи и покажите, куда их нести.
    Юрковский взял под мышки два автомата и вышел в сопровождении Быкова. Ермаков и Дауге переглянулись и рассмеялись.

    — Пора, — сказал за обедом Спицын. — Пора начинать брать пеленги у Махова.
    — Не рановато ли? — отозвался Ермаков. — Ведь у нас в запасе еще часов десять.
    — С вашего разрешения, Анатолий Борисович, лучше начать пораньше. Дело новое, и желательно иметь побольше данных.
    Быков вполголоса осведомился, о чем идет речь.
    — "Хиус" подходит к Венере, — пояснил Дауге, — нам сейчас надо рассчитать трассу к "Циолковскому".
    — К "Циолковскому"? К искусственному спутнику Венеры? А зачем?
    — В каком смысле — зачем? Чтобы сблизиться с ним, разумеется.
    — Я понял, что мы будем с "Циолковским" только связь поддерживать и что сядем на Венеру, минуя его.
    — Какой ты быстрый… Нужно обстоятельно договориться с начальником "Циолковского" Маховым о взаимодействии.
    — И долго мы там пробудем?
    — Не знаю… Анатолий Борисович, сколько времени мы пробудем у "Циолковского"?
    — Часов пять-шесть, не больше. Передадим почту, книги, фрукты, проведем совещание и отправимся дальше.
    — Ясно. Кстати, Алексей, вот там ты вкусишь невесомость в полную меру. Мы полюбуемся…
    Быков вспомнил свой неудачный опыт в этой области и уткнулся в тарелку.
    Сближение "Хиуса" с "Циолковским" заняло больше трех часов и доставило экипажу много хлопот. Для пилотов дело осложнялось тем, что плоскость орбиты "Циолковского", вращавшегося вокруг Венеры на расстоянии в несколько тысяч километров, была почти перпендикулярна плоскости орбитального движения Венеры, так что Крутикову и Спицыну снова пришлось немало поработать. Однако задача была решена, и планетолет по суживающейся спирали стал приближаться к тому месту, где в назначенное время должен был пройти "Циолковский". "Пассажиры" провели эти часы в каюткомпании, пристегнувшись к креслам, и последовательно чувствовали себя то легкими, как воздушные шары, то тяжелыми, как куски свинца. Быкову казалось, что он раскачивается на фантастических качелях; он то судорожно хватался за подлокотники, боясь взлететь под потолок, то разевал рот, тщетно пытаясь вздохнуть и явственно чувствуя, как ребра проваливаются внутрь легких. Однако все на свете имеет конец. Видимо, пилоты решили, что пассажиры претерпели достаточно, манипуляции с ускорением прекратились, и в один не очень приятный момент качели, вместо того чтобы начать новый подъем, стремительно ухнули вниз, в бездонную пропасть.
    — Все в порядке! — раздался наконец из репродуктора голос Спицына. — Можно отстегиваться. "Циолковский" в ста километрах от нас, Венера — в трех тысячах.
    — Погоди, Алексей, не отстегивайся, — предупредил Быкова Дауге, торопливо освобождаясь от ремня.
    Вместе с Юрковским он очень ловко, цепляясь за стены и за привинченную к полу мебель, протянул по кают-компании несколько нейлоновых шнуров, дополнительно к леерам на стенах. Такие же шнуры были протянуты по коридору, в рубке и в каждой каюте.
    — Вот теперь вылезай…
    Быков осторожно поднялся, неожиданно вспорхнул и повис в воздухе, цепляясь за спинку кресла. Лицо его стало пунцовым. Криво улыбаясь, ни на кого не глядя, он ухватился за шнур и, неуклюже взболтнув ногами, снова оказался на полу.
    — Чепуха какая-то… — сердито проворчал он.
    — А что, Алексей Петрович, — сказал Крутиков, появляясь в дверях, — хорошо бы приготовить ужин попышнее, угостить ребят с "Циолковского"…
    — Сейчас, — с трудом произнес Быков.
    — Э, нет, Алеша! — Крутиков засмеялся. — Ручки коротки… Придется тебе временно сложить их.
    — Почему?
    — А ты умеешь готовить в таких условиях? Когда вода не течет, а летает пузырем по кухне, когда котлеты скачут по сковороде, как взбесившиеся лягушки, и недожаренными порхают в воздухе…
    Сильный толчок прервал его. Что-то визгливо заскрежетало по обшивке. Кают-компания качнулась.
    — Это еще что такое? — пробормотал Дауге.
    Глаза Быкова встретились с остановившимся взглядом Крутикова. На лбу штурмана заблестели мелкие бисеринки пота.
    — Принимай гостей, Михаил Антонович! — весело крикнул Богдан из коридора. — Бесы неуклюжие!
    Дауге шумно выдохнул воздух, а Михаил Антонович дрожащей рукой полез в карман за платком.
    — Именно бесы, — сказал он хрипло, с трудом переводя дух. — Этак человека можно на всю жизнь калекой сделать… заикой…
    Он сунул платок обратно в карман и, цепляясь за шнуры, быстро выбрался за дверь. Дауге недовольно пробормотал:
    — Почти каждый раз получается такая штука, и каждый раз у меня сердце уходит в пятки.
    — Да что случилось?
    — Причалила ракетка с "Циолковского". Межпланетное такси, изволите видеть. Лихачество… Вероятно, прибыл засвидетельствовать свое почтение Махов… Стой, куда ты? Не улетай, побудь со мной…
    Быков сделал неосторожное движение, пролетел между шнурами, ударился о потолок и, растопырив руки, устремился вниз. Дауге схватил его за ногу и, ловко дернув, привел в нужное положение.
    — Успокойся, ангел небесный, не надо волноваться… Помнишь формулу — эм вэ квадрат пополам? Так вот, хорошо, что хоть пополам, а то раскроил бы ты сейчас свою буйну голову.
    Быков снова водворился в спасительное кресло с твердым намерением не покидать его до тех пор, пока не кончится "проклятая невесомость". В эту минуту в коридорном отсеке послышалась возня, раздались радостные восклицания, звонкие хлопки ладони о ладонь и даже, кажется, звуки поцелуев.
    — Здорово, друзья! Здорово, землячки-земляне! — оживленно гремел чей-то бас. — Здравствуй, свет Михаил Антонович! Все худеешь, бедный?
    — Здравствуй, голубчик Махов! Дай-ка я тебя поцелую да штрафовать буду. За нарушение правил космического движения…
    — А-а, Богдан! Не бранись хоть на радостях… Анатолий Борисович, рад вас видеть! Познакомьтесь: мой заместитель, инженер Штирнер Григорий Моисеевич. Будет непосредственно работать с вами.
    — Слышал, отлично…
    — Рад познакомиться. — Голос Штирнера был сух, резок.
    — Прошу в кают-компанию, — пригласил Ермаков.
    — Нет уж, дорогие, заберем почту — и все к нам. Ждем не дождемся.
    — Виноват, Петр Федорович. На этот раз ограничимся разговором здесь, на борту "Хиуса". У вас погостим на обратном пути.
    Наступила странная пауза.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь