Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[22-06-2017] Представляем гемблинг премиум класса «Вулкан...

[12-06-2017] Погрузитесь в игровые автоматы онлайн чтобы...

[11-06-2017] Как перейти на официальный сайт Вулкан Вегас?

Контекст:
Актуальная информация прием баллонов на сайте.
 

Братья Стругацкие

Романы > Волны гасят ветер > страница 26

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49,


    "Не обходится", — написал Тойво, обвел слова рамочкой и принялся закрашивать промежуток между линиями.
    — Хотя, с другой стороны, — продолжал Гриша, — все это уже бывало, бывало и бывало. Теряемся в догадках, грешим на Странников, мозги себе вывихиваем, а потом глянем — ба! А кто. То там такой знакомый маячит на горизонте событий? Кто это там такой изящный, с горделивой улыбкой господа бога вечером шестого дня творения? Чья это там такая знакомая белоснежная эспаньолка? Мистер Флеминг, сэр! Откуда вы здесь взялись, сэр? А не соизволите ли проследовать на ковер, сэр? Во Всемирный Совет, в Чрезвычайный Трибунал!
    Согласитесь, это был бы не самый скверный вариант, — заметил Тойво.
    — Еще бы! Хотя иногда мне кажется, что я предпочел бы иметь дело с десятком Странников, нежели с одним Флемингом. Впрочем, это, наверное, потому, что Странники — существа почти гипотетические, а Флеминг со своей эспаньолкой — бестия вполне реальная. Удручающе реальная со своей белоснежной эспаньолкой, со своей Нижней Пешей, со своими научными бандитами, со своей распроклятой мировой славой!..
    — Я вижу, тебе его эспаньолка в особенности жить мешает…
    — Эспаньолка его мне как раз не мешает, — возразил Гриша с ядом. — За эспаньолку мы его как раз можем взять. А вот за что мы возьмем Странников, если окажется, что это все-таки они?
    Тойво аккуратно засунул стило в карман, поднялся и встал у окна. Краем глаза он видел, что Гриша внимательно на него смотрит, расплетя ноги и даже подавшись вперед. Было тихо, только слабо попискивало в терминале в такт сменам промежуточных таблиц на экране дисплея.
    — Или ты надеешься, что это все-таки не они? — спросил Гриша.
    Некоторое время Тойво не отвечал, а потом вдруг проговорил не оборачиваясь:
    — Теперь уже не надеюсь?
    — То есть?
    — Это они.
    Гриша прищурился.
    — То есть?
    Тойво повернулся к нему.
    — Я уверен, что Странники на Земле и действуют.
    (Гриша потом рассказывал, что в этот момент он испытал очень неприятный шок. У него возникло ощущение ирреальности происходящего. Все дело здесь было в личности Тойво Глумова: эти слова Тойво Глумова было очень трудно состыковать с личностью Тойво Глумова. Слова эти не могли быть шуткой, потому что Тойво никогда не шутил по поводу Странников. Слова Тойво не могли быть суждением скоропалительным, потому что Тойво не высказывал скоропалительных суждений. И правдой эти слова никак не могли быть, потому что они никак не могли быть правдой. Тойво мог ошибаться…)
    Гриша спросил напряженным голосом:
    — Биг-Баг в курсе?
    — Все факты я ему доложил.
    — И что?
    — Пока, как видишь, ничего, — сказал Тойво.
    Гриша расслабился и снова откинулся на спинку кресла.
    — Ты просто ошибся, — сказал он с облегчением.
    Тойво промолчал. — Черт бы тебя подрал! — воскликнул вдруг Гриша. — До чего ты меня довел со своими мрачными фантазиями! Меня же сейчас как ледяной водой окатило!
    Тойво молчал. Он снова отвернулся к окну. Гриша закряхтел, схватил себя за кончик носа и, весь сморщившись, проделал им несколько круговых движений.
    — Нет, — сказал он. Я не могу, как ты, вот в чем дело. Не могу. Это слишком серьезно. Я от этого весь отталкиваюсь. Это же не личное дело: я-де верю, а вы все — как вам угодно. Если я в это поверил, я обязан бросить все, пожертвовать всем, что у меня есть, от всего прочего отказаться… Постриг принять, черт побери! Но жизнь-то наша многовариантна! Каково это — вколотить ее целиком во что-нибудь одно… Хотя, конечно, иногда мне становится стыдно и страшно, и тогда я смотрю на тебя с особенным восхищением… А иногда — как сейчас, например, — зло берет на тебя глядеть… На самоистязание твое, на одержимость твою подвижническую… И тогда хочется острить, издеваться хочется над тобою, отшучиваться от всего, что ты перед нами громоздишь…
    — Слушай, — сказал Тойво, — чего ты от меня хочешь?
    Гриша замолчал.
    — Действительно, — проговорил он. — Чего это я от тебя хочу? Не знаю.
    — А я знаю. Ты хочешь, чтобы все было хорошо и с каждым днем все лучше.
    — О! — Гриша поднял палец.
    Он хотел сказать еще что-то, что-то легкое, что смазало бы ощущение неловкой интимности, возникшей между ними за последние минуты, но тут пропел сигнал окончания программы, и на стол короткими толчками поползла лента с результатами.
    Тойво просмотрел ее всю, строчку за строчкой, аккуратно сложил по сгибам и сунул в щель накопителя.
    — Ничего интересного? — осведомился Гриша с некоторым сочувствием.
    — Как тебе сказать… — Промямлил Тойво. Теперь он действительно напряженно думал о другом. — Снова весна 81-го.
    — Что именно — снова?
    Тойво прошелся кончиками пальцев по сенсорам терминала, запуская очередной цикл программы.
    — В марте 81-го года, — сказал он, — впервые после двухвекового перерыва зафиксирован случай массового самоубийства серых китов.
    — Так, — нетерпеливо сказал Гриша. — А в каком смысле — снова?
    Тойво поднялся.
    — Долго рассказывать, — проговорил он. — Потом сводку прочитаешь. Пошли по домам.
     * * * * *

    ТОЙВО ГЛУМОВ ДОМА. 8 МАЯ 99 ГОДА. ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР.
    Они поужинали в комнате, багровой от заката.
    Ася была в расстроенных чувствах. Закваска Пашковского, доставлявшаяся на деликатесный комбинат прямиком с Пандоры (в живых мешках биоконтейнеров, покрытых терракотовой изморозью, ощетиненных роговыми крючьями испарителей, по шесть килограммов драгоценной закваски в каждом мешке), закваска эта опять взбунтовалась. Вкусовой запах ее самопроизвольно перешел в класс "сигма", а горькость достигла последнего допустимого градуса. Совет экспертов раскололся. Магистр потребовал впредь до выяснения прекратить производство прославленных на всю планету "алапайчиков", а Бруно — дерзкий болтун, мальчишка, нахал — заявил: с какой это стати? Никогда в жизни он не осмеливался пикнуть против Магистра, а сегодня вдруг принялся ораторствовать. Рядовые любители-де такого изменения во вкусе попросту не заметят, а что касается знатоков-де, то он голову дает на отсечение — по крайней мере каждого пятого такая вкусовая вариация приведет-де в восторг… Кому это нужна его отсеченная голова? Но ведь его поддержали! И теперь непонятно, что будет…
    Ася распахнула окно, села на подоконник и стала глядеть вниз, в двухкилометровую сине-зеленую пропасть.
    — Боюсь, мне придется лететь на Пандору, — сказала она.
    — Надолго? — спросил Тойво.
    — Не знаю. Может быть и надолго.
    — А зачем, собственно? — спросил Тойво осторожно.
    — Ты понимаешь, в чем дело… Магистр считает, что здесь, на Земле, мы проверили все. Что возможно. Значит, не в порядке что-то на плантациях. Может быть, там пошел новый штамм… А может быть, что-то происходит при транспортировке… Мы не знаем.
    — Один раз ты у меня уже летала на Пандору, — проговорил Тойво мрачнея. — Полетела на недельку и просидела там три месяца.
    — Ну а что делать?
    Тойво поскреб ногтем щеку, покряхтел.
    — Не знаю я, что делать… Я знаю, что три месяца без тебя — это ужасно.
    — А два года без меня? Когда ты сидел на этой самой… Как ее…
    — Ну, вспомнила! Когда это было! Я был тогда молодой, я был тогда дурак… Я был тогда Прогрессор! Железный человек — мышцы, маска, челюсть! Слушай, пусть лучше твоя Соня летит. Она молодая, красоточка, замуж там выйдет, а?
    — Конечно, Соня тоже полетит. А других идей у тебя нет?
    — Есть. Пусть летит Магистр. Он эту кашу заварил, вот пусть теперь и летит.
    Ася только посмотрела на него.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь