Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[23-07-2017] Представляем новые онлайн игры в клубе...

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Повести > Подробности жизни Никиты Воронцова > страница 2

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10,


    Потом они надувались крепчайшим чаем (оба признавали только крепчайший), и Алексей Т. рассказал о своих последних приключениях в отечественной литературе. Это было его сладостно-больное место, его радость и страданье, его боевой конек, и он азартно орал:
    — Какого черта? Всякий чиновник-недолитератор будет мне указывать, о чем надо писать, а о чем не надо! Я сам знаю в сто раз больше него, а чувствую, может быть, в миллион… Ну, думаю, погоди, сукин ты сын! И написал в ЦК, в Отдел культуры…
    Варахасий слушал, подливая в чашки. Ему было интересно и несколько смешно. Когда Алексей замолчал, отдуваясь, он покачал головой и проговорил, как всегда:
    — Да, брат, кипучая у тебя жизнь, ничего не скажешь.
    На что Алексей Т., как всегда, проворчал:
    — Я бы предпочел, чтобы она была не такой кипучей.
    Приятели помолчали. Было уже изрядно за полночь, в доме напротив не светилось ни одно окно. Ливень унялся, и небо как будто очистилось. Алексей Т. вдруг произнес со спазмой в горле:
    — "А лита за намы — як мосты, по якым нам бильше не ступаты".
    Варахасий быстро взглянул на него, а он вздохнул прерывисто и промокнул глаза рукавом халата. Тогда Варахасий сказал:
    — Слушай, литератор, ты еще спать не хочешь?
    Алексей Т. слабо махнул рукой:
    — Какое там — спать…
    — Ты трезвый?
    Алексей Т. прислушался к себе — выпятил губы и слегка свел глаза к переносице.
    — По-моему, трезвый, — произнес он наконец. — Но это мы сейчас поправим…
    Он потянулся было к водке, но Варахасий его остановил.
    — Погоди, — сказал Варахасий Щ., следователь городской прокуратуры. — Это успеется. Сперва я хочу кое-что тебе показать.
    Он вышел, ступая неслышно босыми ногами, из кухни и через минуту вернулся с красной конторской папкой. Такие папки были знакомы писателю Алексею Т. — фабрика "Восход", ОСТ 81-53-72, арт. 3707 р, цена 60 коп., белые тесемки. Алексей Т. встревоженно проговорил:
    — Ты что — тоже в писательство ударился? Так это я лучше дома, на свежую голову…
    — Не-ет, — отозвался Варахасий, развязывая белые тесемки. — Тут другое, полюбопытнее… Вот, взгляни.
    Он извлек из папки и протянул приятелю общую тетрадь в черной клеенчатой обложке весьма неопрятного вида. Алексей Т. принял тетрадь двумя пальцами.
    — Это что? — осведомился он.
    — Ты погляди, погляди, — сказал Варахасий.
    Черная клеенка обложки была покрыта пятнами весьма противного на вид беловатого налета, впрочем, совершенно сухого. Алексей Т. поднес тетрадь к носу и осторожно понюхал. Как он и ожидал, тетрадь пахла. Точнее, попахивала. Черт знает чем, прелью какой-то.
    — Да ты не вороти морду-то, — уже с некоторым раздражением сказал Варахасий. — Литератор. Раскрывай и читай с первой страницы.
    Алексей Т. вздохнул и раскрыл тетрадь на первой странице. Посередине ее красовалась надпись печатными буквами противного сизого цвета: ДНЕВНИК НИКИТЫ ВОРОНЦОВА. Тетрадь была в клеточку, и буквы были старательно и не очень умело выведены высотой в три клетки каждая.
    Алексей Т. перевернул страницу. Действительно, дневник. "2 января 1937 года. С сегодняшнего дня я снова решил начать дневник и надеюсь больше не бросить…" Чернила блеклые. Возможно, выцветшие. Почерк аккуратный, но неустоявшийся, как у подростка. Писано тонким стальным перышком. Алексей Т. сказал недовольно:
    — Слушай, это, конечно, интересно — дневник мальчишки тридцать седьмого года, но не в два же часа ночи!
    — Ты читай, читай, — напряженным каким-то голосом произнес Варахасий. — Там всего-то семь страничек…
    И Алексей Т. стал читать с видом снисходительной покорности, подувая через губу, однако на третьей уже странице, на середине примерно ее, дуть перестал, задрал правую бровь и взглянул на Варахасия.
    — Читай же! — нетерпеливо прикрикнул Варахасий.
    На седьмой странице записи, точно, кончились. Алексей Т. полистал дальше. Дальше страницы шли чистые.
    — Ну? — спросил Варахасий.
    — Не вижу толка, — признался Алексей Т. — Это что — записки сумасшедшего?
    — Нет, — сказал Варахасий, усмехаясь. — Никита Воронцов не был сумасшедшим.
    — Ага, — сказал Алексей Т. — Тогда я, пожалуй, прочту еще разок.
    И он стал читать по второму разу.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь