Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[22-06-2017] Представляем гемблинг премиум класса «Вулкан...

[12-06-2017] Погрузитесь в игровые автоматы онлайн чтобы...

[11-06-2017] Как перейти на официальный сайт Вулкан Вегас?

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Улитка на склоне > страница 21

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49,


    Через минуту нервного молчания звякнул колокольчик, и секретарша, отложив книгу, сказала:
    — Преподобный Лука, вас просят.
    На преподобного Луку было страшно смотреть, и Перец отвернулся. Ничего, подумал он, закрывая глаза. Выдержу. Он вспомнил, как дождливым осенним вечером в квартиру принесли Эсфирь, которую зарезал в подъезде дома пьяный хулиган… и соседей, повисших на нем, и стеклянные крошки во рту — он разгрыз стакан, когда ему принесли воды… Да, подумал он, самое тяжелое позади…
    Его внимание привлекли быстрые скребущие звуки. Он открыл глаза и огляделся. Через кресло от него профессор Какаду яростно чесался обеими руками под мышками. Как обезьяна.
    — Как вы думаете, нужно отделять мальчиков от девочек? — дрожащим шепотом спросила Беатриса.
    — Я не знаю, — желчно сказал Перец.
    — Комплексное воспитание имеет, конечно, свои преимущества, — продолжала бормотать Беатриса, — но это же особый случай… Господи! — сказала она вдруг плаксиво. — Неужели он меня прогонит? Куда я тогда пойду? Меня уже отовсюду прогоняли, у меня не осталось ни одной пары приличных туфель. Все чулки поехали, пудра какая-то комками…
    Секретарша отложила книгу и строго сказала:
    — Не отвлекайтесь.
    Беатриса испуганно замерла. Тут низенькая дверь распахнулась, и в приемную просунулся наголо обритый человек.
    — Перец здесь есть такой? — зычно осведомился он.
    — Есть, — сказал Перец, вскакивая.
    — На выход с вещами! Машина отходит через десять минут, живо!
    — Куда машина? Почему?
    — Вы Перец?
    — Да.
    — Вы уехать хотели или нет?
    — Я хотел, но…
    — Ну, как хотите, — сердито рявкнул бритый. — Мое дело сказать.
    Он скрылся, и дверца захлопнулась. Перец кинулся следом.
    — Назад! — закричала секретарша, и несколько рук схватили его за одежду. Перец отчаянно рванулся, пиджак его затрещал.
    — Там же машина! — простонал он.
    — Вы с ума сошли! — сказала раздраженная секретарша. — Куда вы ломитесь? Вот же дверь, написано "ВЫХОД", а вы куда?
    Твердые руки направили Переца к надписи "ВЫХОД". За дверью оказался обширный многоугольный зал, в который выходило множество дверей, и Перец заметался, раскрывая их одну за другой.
    Яркое солнце, стерильно-белые стены, люди в белых халатах. Голая спина, замазанная йодом. Запах аптеки. Не то.
    Тьма, треск кинопроектора. На экране кого-то тянут за уши в разные стороны. Белые пятна недовольно повернутых лиц. Голос: "Дверь! Дверь закройте!" Опять не то…
    Перец, скользя по паркету, пересек зал.
    Запах кондитерской, небольшая очередь с сумками. За стеклянным барьером блестят бутылки с кефиром, цветут торты и пирожные.
    — Господа! — крикнул Перец. — Где здесь выход?
    — А вам откуда выход? — спросил дебелый продавец в поварском колпаке.
    — Отсюда…
    — А вот дверь, в которой вы стоите.
    — Не слушайте его, — сказал продавцу хилый старик из очереди. — Это здесь есть один такой остряк, только очередь задерживает… Работайте, не обращайте внимания.
    — Да я не острю, — сказал Перец. — У меня машина сейчас уйдет…
    — Да, это не тот, — сказал справедливый старик. — Тот всегда спрашивает, где уборная. Где у вас, вы говорите, машина, сударь?
    — На улице…
    — На какой улице? — спросил продавец. — Улиц много.
    — Мне все равно на какую, мне лишь бы выйти наружу!
    — Нет, — сказал проницательный старик. — Это все тот же. Он просто программу переменил. Не обращайте на него внимания…
    Перец в отчаянии огляделся, выскочил обратно в зал и ткнулся в соседнюю дверь. Дверь была заперта. Недовольный голос осведомился:
    — Кто там?
    — Мне нужно выйти! — крикнул Перец. — Где здесь выход?
    — Подождите, сейчас.
    За дверью раздавался какой-то шум, плеск воды, стук задвигаемых ящиков. Голос спросил:
    — Что вам нужно?
    — Выйти! Выйти мне нужно!
    — Сейчас.
    Скрипнул ключ, и дверь отворилась. В комнате было темно.
    — Проходите, — сказал голос.
    Пахло проявителем. Перец, выставив вперед руки, сделал несколько неуверенных шагов.
    — Ничего не вижу, — сказал он.
    — Сейчас привыкнете, — пообещал голос. — Ну, идите же, что вы встали?
    Переца взяли за рукав и повели.
    — Распишитесь вот здесь, — сказал голос.
    В пальцах Переца оказался карандаш. Теперь он видел в темноте смутно белеющий лист бумаги.
    — Расписались?
    — Нет. А в чем расписываться?
    — Да вы не бойтесь, это не смертный приговор. Распишитесь, что вы ничего не видели.
    Перец наугад расписался. Его снова цепко взяли за рукав, провели между какими-то портьерами, потом голос спросил:
    — Много вас здесь накопилось?
    — Четверо, — раздалось как бы из-за двери.
    — Очередь построена? Имейте в виду, сейчас я открою дверь и выпущу человека. Проходите по одному, не толкайтесь, и без шуток. Ясно?
    — Ясно. Не в первый раз.
    — Одежду никто не забыл?
    — Не забыли, не забыли. Выпускайте.
    Снова раздался скрип ключа. Перец чуть не ослеп от яркого света, и тут его вытолкнули. Еще не раскрывая глаз, он скатился по каким-то ступеням и только тогда понял, что находится во внутреннем дворе Управления. Недовольные голоса закричали:
    — Ну что же вы, Перец? Скорее! Сколько можно ждать?
    Посередине двора стоял грузовик, набитый сотрудниками группы Научной охраны. Из кабины выглядывал Ким и сердито махал рукой. Перец подбежал к машине, вскарабкался на борт, его рванули, подхватили и свалили на дно кузова. Грузовик сейчас же взревел, дернулся, кто-то наступил Перецу на руку, кто-то с размаху сел на него, все загорланили, засмеялись, и они поехали.
    — Перчик, вот твой чемодан, — сказал кто-то.
    — Перец, это правда, что вы уезжаете?
    — Пан Перец, сигарету не угодно?
    Перец закурил, уселся на чемодан и поднял воротник пиджака. Ему подали плащ, и он, благодарно улыбнувшись, завернулся в него. Грузовик мчался все быстрее, и хотя день был жаркий, встречный ветер казался весьма пронзительным. Перец курил, укрывая сигарету в кулаке, и озирался. Еду, думал он. Еду. В последний раз вижу тебя, стена. В последний раз вижу вас, коттеджи. Прощай, свалка, где-то здесь я оставил галоши. Прощай, лужа, прощайте, шахматы, прощай, кефир. Как славно, как легко! Никогда в жизни больше не буду пить кефира. Никогда в жизни больше не сяду за шахматы…
    Сотрудники, сбившись к кабине, держась друг за друга и прячась друг за друга от ветра, разговаривали на отвлеченные темы.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь