Братья Стругацкие - романы, повести, рассказы  
Главная
Аркадий Стругацкий
Борис Стругацкий
Общая биография
Оставить отзыв
Обратная связь
Статьи

Новые материалы

[22-06-2017] Представляем гемблинг премиум класса «Вулкан...

[12-06-2017] Погрузитесь в игровые автоматы онлайн чтобы...

[11-06-2017] Как перейти на официальный сайт Вулкан Вегас?

Контекст:
 

Братья Стругацкие

Романы > Жук в муравейнике > страница 35 - 3 июня 78-го года. Кое-что о впечатлениях Экселенца

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55,

3 июня 78-го года. Кое-что о впечатлениях Экселенца


    С обрыва было видно, что доктор Гоаннек за отсутствием пациентов занят рыбной ловлей. Это было удачно, потому что до его избы с нуль-Т-нужником было ближе, чем до курортного клуба. Правда, по дороге, оказывается, располагалась пасека, которую я опрометчиво не заметил во время своего первого визита, так что теперь мне пришлось спасаться, прыгая через какие-то декоративные плетни и сшибая на скаку декоративные же макитры и крынки. Впрочем, все обошлось благополучно. Я взбежал на крыльцо с балясинами, проник в знакомую горницу и не садясь позвонил Экселенцу.
    Я думал отделаться коротким докладом, но разговор получился довольно длинный, так что пришлось вынести видеофон на крыльцо, чтобы не захватил меня врасплох говорливый и обидчивый доктор Гоаннек.
    — Почему она там сидит? — спросил Экселенц задумчиво.
    — Ждет.
    — Он ей назначил?
    — Насколько я понимаю, нет.
    — Бедняга… — проворчал Экселенц. Потом он спросил: — Ты возвращаешься?
    — Нет, — сказал я. — У меня еще остались этот Яшмаа и резиденция Голованов.
    — Зачем?
    — В резиденции, — ответил я, — сейчас пребывает некий Голован по имени Щекн-Итрч, тот самый, который участвовал вместе с Абалкиным в операции "Мертвый мир"…
    — Так.
    — Насколько я понял из отчета Абалкина, у них сложились какие-то не совсем обычные отношения…
    — В каком смысле — необычные?
    Я замялся, подбирая слова.
    — Я бы рискнул назвать это дружбой, Экселенц… Вы помните этот отчет?
    — Помню. Понимаю, что ты хочешь сказать. Но ответь мне на такой вот вопрос: как ты выяснил, что Голован Щекн находится на Земле?
    — Ну… это было довольно сложно. Во-первых…
    — Достаточно, — прервал он меня и замолчал выжидательно.
    До меня не сразу, правда, но дошло. Действительно. Это мне, сотруднику КОМКОНа-2 при всем моем солидном опыте работы с БВИ было довольно сложно разыскать Щекна. Что же тогда говорить о простом Прогрессоре Абалкине, который вдобавок двадцать лет проторчал в Глубоком Космосе и понимает в БВИ не больше, чем двадцатилетний школяр!
    — Согласен, — сказал я. — Вы, конечно, правы. И все-таки согласитесь: Задача эта вполне выполнима. Было бы желание.
    — Соглашаюсь. Но дело не только в этом. Тебе не приходило в голову, что он бросает камни по кустам?
    — Нет, — сказал я честно.
    Бросать камни по кустам — в переводе с нашей фразеологии означает: Пускать по ложному следу, подсовывать фальшивые улики, короче говоря, морочить людям голову. Разумеется, теоретически вполне можно было допустить, что Лев Абалкин преследует некую вполне определенную цель, а все его эскапады с Глумовой, с Учителем, со мной — все это мастерски организованный фальшивый материал, над смыслом которого мы должны бесплодно ломать голову, попусту теряя время и силы и безнадежно отвлекаясь от главного.
    — Не похоже, — сказал я решительно.
    — А вот у меня есть впечатление, что похоже, — сказал Экселенц.
    — Вам, конечно, виднее, — отозвался я сухо.
    — Бесспорно, — согласился он. — Но, к сожалению, это только впечатление. Фактов у меня нет. Однако, если я не ошибаюсь, представляется маловероятным, чтобы в его ситуации он вспомнил бы о Щекне, потратил бы массу сил, чтобы разыскать его, бросился бы в другое полушарие, ломал бы там какую-нибудь комедию — и все это только для того, чтобы бросить в кусты лишний камень. Ты согласен со мной?
    — Видите ли, Экселенц, я не знаю его ситуации, и, наверное, именно поэтому у меня нет вашего впечатления.
    — А какое есть? — спросил он с неожиданным интересом.
    Я попытался сформулировать свое впечатление:
    — Только не разбрасывание камней. В его поступках есть какая-то логика. Они связаны между собой. Более того, он все время применяет один и тот же прием. Он не тратит времени и сил на выдумывание новых приемов — он ошарашивает человека каким-то заявлением, а потом слушает, что бормочет этот ошарашенный… Он хочет что-то узнать, что-то о своей жизни… точнее, о своей судьбе. Что-то такое, что от него скрыли… — Я замолчал, а потом сказал: — Экселенц, он каким-то образом узнал, что с ним связана тайна личности.
    Теперь мы молчали оба. На экране покачивалась веснушчатая лысина. Я чувствовал, что переживаю исторический момент. Это был один из тех редчайших случаев, когда мои доводы (не факты, добытые мной, а именно доводы, логические умозаключения) заставляли Экселенца пересмотреть свои представления.
    Он поднял голову и сказал:
    — Хорошо. Навести Щекна. Но имей в виду, что нужнее всего ты здесь, у меня.
    — Слушаюсь, — сказал я и спросил: — А как насчет Яшмаа?
    — Его нет на Земле.
    — Почему же? — сказал я. — Он на Земле. Он в "Лагере Яна", под Антоновом.
    — Он уже три дня, как на Гиганде.
    — Понятно, — сказал я, делая потуги быть ироничным. — Это же надо, какое совпадение! Родился в тот же день, что и Абалкин, тоже посмертный ребенок, тоже фигурирует под номером…
    — Хорошо, хорошо, — проворчал Экселенц. — Не отвлекайся.
    Экран погас. Я отнес видеофон на место и спустился во двор. Там я осторожно пробрался через заросли гигантской крапивы и прямо из деревянного нужника доктора Гоаннека шагнул под ночной дождь на берег реки Телон.


 

© 2009-2017 сайт посвящен творчеству Аркадия и Бориса Стругацких

Главная | Аркадий | Борис | Биография | Отзывы | Обратная связь